ansari75

Category:

Что думают коммунисты о законе против домашнего насилия?

В нашем обществе разгорелась нешуточная борьба по вопросу о принятии закона против домашнего насилия. Сторонники и противники этого закона обращаются к общественности, пишут письма к властям, собирают подписи, проводят митинги.

За принятие закона борются либералы и буржуазные феминистки. (Которые по сути тоже являются либералками). Против выступают всякого рода охранители, реакционеры и мракобесы — религиозные фундаменталисты, черносотенцы, домостроевцы, представители МД («Мужского движения»), всякого рода фашисты, и тому подобные.

В связи с этим надо прояснить нашу позицию, позицию коммунистов. Поддерживаем ли мы принятие данного закона, или мы против? И как мы вообще относимся к разгоревшейся вокруг него борьбе?

Во-первых, мы должны сказать прямо и однозначно – нам категорически враждебны обе стороны этого противостояния! И те, и другие – сторонники капитализма и враги социализма. И те, и другие – ярые антикоммунисты. И те, и другие – представители враждебного нам класса буржуазии, хотя и разных ее кланов.

Во-вторых, нам совершенно ясно, что данный закон – это всего лишь предлог, повод. А истинная подоплека – стремление двух этих враждебных нам сил укрепить свои политические позиции, подготовиться к предстоящей схватке за передел власти и собственности. С помощью этого ажиотажа вокруг закона о домашнем насилии они, во-первых, вербуют себе сторонников, группируют их вокруг себя, наращивают свои силы. А во-вторых – отвлекают наше внимание от главного – от классовой борьбы.

А теперь – разберем позиции и той и другой стороны.

Либералы утверждают, что в нашей стране равноправие женщин, провозглашенное законом – в действительности не соблюдается. Женщины подвергаются дискриминации. Одним из ее проявлений является насилие над женщинами в семье со стороны их мужей и сожителей – в том числе и побои. Существующая законодательная база не достаточна для того, чтобы эффективно защитить женщин от насилия в семье. Для решения этой проблемы нужно принять комплекс новых законов – законодательство о семейно-бытовом насилии.

Охранители в ответ на это приводят такие доводы: подобное законодательство является вмешательством в семью, а в семью нельзя вмешиваться, потому как семья – это святое; это нанесет урон нашим традиционным ценностям и разрушит семью, и еще больше ухудшит нашу демографию. А некоторые особо рьяные мракобесы даже косвенно дают понять, что побои мужа над женой – не бог весть что, «житейское дело». Поэтому женщине надо это принять, смириться и терпеть — «чтобы сохранить семью».

Сразу бросается в глаза следующее: если доводы либералов на первый взгляд выглядят довольно разумными, справедливыми и полностью отвечают духу буржуазной демократии – то доводы их противников вообще не выдерживают никакой критики и отдают прямо-таки средневековым мракобесием.

Если мы вспомним, подобные воззрения на отношения в семье господствовали в дореволюционной России. В русской классической литературе есть множество описаний того, с каким равнодушием реагировали окружающие на побои мужа над женой. Даже если муж избивал жену на глазах у многих людей – никто не вмешивался и не пытался ее защитить.

Во-первых, считалось, что женщина является собственностью мужа, и что в силу этого муж имеет законное право бить жену. Во-вторых, бытовал взгляд, что семья — это какой-то особый закрытый институт, в который никто из внешних не имеет право вмешиваться, что бы там ни происходило.

Разумеется, эта позиция совершенно мракобесная.

Мы – за полное равноправие женщины в обществе и в семье, за такой порядок, который обеспечит ей это равноправие и надежно защитит ее человеческое достоинство.

Побои над женщинами – позорное и гнусное явление, с которым нельзя мириться.

Взгляд, что общество не имеет права вмешиваться в семью – тоже совершенно мракобесный. Он основан на приоритете части над целым, семьи над обществом. Мы придерживаемся противоположного взгляда – приоритета целого над частью, общества над семьей. Семья – это общественный институт, и общество имеет право (и даже обязано) ее контролировать. Семейные отношения – это часть общественных отношений, и, как любые общественные отношения, регулируются обществом.

Ну, а что касается «традиций» — традиции бывают разные. Не все традиции стоит сохранять. Крепостное право, например, тоже было традицией, оно существовало триста лет. Так что же – надо было сохранять эту «традицию» навечно? Такие традиции, которые идут в разрез с равенством людей, принижают людей по признаку происхождения, национальности, расы, пола –такие традиции надо выжигать каленым железом. Ведь именно отказываясь от неразумных, несправедливых, вредных для большинства народа, устаревших традиций – общество и двигается вперед.

Так что позиция противников закона о домашнем насилии – это просто какая-то отвратительная отрыжка средневековья. Она всецело реакционная и полностью нам враждебна.

Теперь разберем позицию защитников этого закона.

Есть ли теперь в семьях побои над женщинами? Конечно, есть! И можно предположить, что масштабы этого явления действительно очень велики, как утверждают сторонники закона.

В семьях пролетариата оно существует, потому что люди ожесточаются от тяжелой жизни, от постоянной нужды, от изматывающей работы, от неуверенности в завтрашнем дне, от унижения, от обиды на свою незначительность и беспомощность в системе буржуазного общества. Измученные и обозленные люди вымещают друг на друге те страдания, которые они терпят от всего уклада капиталистической системы. И поскольку женщина физически слабее – то именно она при этом получает побои и иное физическое насилие.

Теперь что касается буржуазных семей. Буржуазный брак – это торговая сделка. Иногда в этой сделке оба покупают друг друга – оба женятся на деньгах, связях, общественном статусе, известности друг друга. Такие браки мы видим, например, среди «звезд» шоубизнеса. Иногда же в этой сделке один выступает как покупатель, а другой – как товар. Чаще в роли товара выступает женщина (хотя бывает и наоборот). Богатый мужчина за свои деньги покупает себе молодую и красивую жену, бедную, без общественного положения, без имени.

Что происходит в этих семьях? В них начинается борьба эгоизмов.

Там, где оба вступили в брак, чтобы воспользоваться статусом другого – начинается ободное желание побольше взять и поменьше дать, постоянное соперничество, зависть к успеху супруга. Неудивительно, что в таких семьях начинаются скандалы, и это опять-таки приводит к побоям над женщинами.

Там, где муж купил себе жену – жена стремится как можно дороже продать свою молодость и красоту, как можно больше высосать. Муж в свою очередь относится к жене как к купленной вещи, или как к проститутке, и так соответственно с ней и поступает – мстит ей за ее продажность, унижает ее, вытирает об нее ноги. Для него не проблема и избить жену.

То есть, побои над женщинами в российских семьях – это реальное явление, причем в широких масштабах. И сторонники закона против домашнего насилия говорят правду.

Правда и то, что правоохранительные органы, прежде всего, полиция – не защищает женщин. Ибо наша полиция вообще не защищает граждан. Она существует не для этого. Она существует для того, чтобы охранять буржуазный порядок. А защита граждан – это всего лишь прикрытие для ее настоящей функции. Поэтому она нас и «защищает» на отвяжись.

Правда, богатые и влиятельные женщины из буржуазии довольно легко могут решить эту проблему. Они могут развестись, нанять хороших адвокатов, им есть куда уйти и на что жить. Они могут дать взятку полиции и получить защиту, или нанять личную охрану.

Но большинство российских женщин – это малоимущие. И для них все обстоит далеко не так просто. Им часто некуда уйти от насильника, не на что жить, и полиция не станет бесплатно утруждаться, чтобы им помогать.

Итак, побои над женщинами в семье – это реальность, и правоохранительная система действительно не защищает женщин от домашнего насилия.

А теперь вопрос — сможет ли предлагаемый закон помочь женщинам? Решит ли он проблему насилия в семье?

Ответ такой — нет, этот закон не решит проблему домашнего насилия.

Чтобы решить проблему насилия — надо изменить общественный строй. Надо изменить принципы, на которых построена экономика. Надо покончить с частной собственностью. В экономике, основанной на частной собственности, как было сказано, царит сплошное насилие. Конкуренция между разными капиталистами, их взаимное пожирание, эксплуатация капиталистами рабочих, безжалостное выбивание из рабочих прибавочной стоимости – это по сути одно кромешное насилие. И вот эти принципы из экономики переходят в человеческие отношения. Человеческие отношения начинают строиться на всеобщей враждебности и агрессии. В таких отношениях насилие торжествует, становится нормой.

Вместо этого экономику надо строить на основе общенародной собственности на средства производства. Потому что в экономике, основанной на общенародной собственности, господствуют совершенно другие принципы. Цель такой экономики – не прибыль, а благо всего народа. Отношения между трудящимися строятся не на противоположности интересов – а на общности интересов, не на конкуренции – а на солидарности. И эти принципы из экономики переходят в общественные отношения. Отношения между людьми начинают строиться на основе коллективизма, дружбы и взаимопомощи. В таких отношениях нет места насилию.

Только тогда, когда изменятся взаимоотношения в обществе в целом — коренным образом изменятся и отношения в семье.

Итак – очевидно, что закон о домашнем насилии не способен кардинально решить проблему насилия над женщинами.

И тем не менее – даже если этот закон хотя бы частично поможет защитить женщин от побоев (прежде всего малоимущих женщин, пролетарок, которые в наибольшей степени и страдают) – то его стоило бы принять. Ни к какому «разрушению семьи», о котором вопят мракобесы, он, конечно, не приведет. (В буржуазном строе семья и так разрушается, и это происходит на наших глазах). По этому закону просто предусмотрен запрет на приближение насильника к жертве. Это разумно и справедливо, может дать женщинам хоть какую-то защиту от преследований бывшего мужа или сожителя и в некоторых случаях может предотвратить тяжелые преступления – увечья или убийства. То есть, частично этот закон мог бы помочь женщинам, и его можно было бы принять – раз уж в буржуазном обществе нельзя решить этот вопрос коренным образом. Коммунисты всегда стоят на стороне наиболее угнетенных, тех, кто в наибольшей степени страдает от ужасов капитализма, и если они получают даже частичное облегчение своего положения – мы можем это только приветствовать.

Однако мы видим, что произошло. Буржуазия воспользовалась этим законом, чтобы стравить трудящихся и расколоть их на два лагеря.

Этот закон уже теперь обходится нам слишком дорого. Он с новой силой разжег «войну полов», которая на руку только нашим классовым врагам. А разные кланы буржуазии на этой почве поднимают ажиотаж и отвлекают нас от источника всех наших бед, в том числе и насилия в семье – от порочной капиталистической системы.

Выходит – что борьба за этот закон идет во вред классовой борьбе, во вред рабочему классу.

***

Так что же делать? Ответ такой — не поддаваться на провокации буржуазии! Понять, что данный закон – всего лишь предлог. Что буржуазия борется между собой за власть и собственность, и любые идеологические мотивы нужны ей лишь как маскировка, лишь для того, чтобы скрыть свои настоящие корыстные цели. Грызутся между собой за добычу хищники и грабители – российская буржуазия и западная. И обе стараются придать себе благородный вид, изобразить, что они не за добычу грызутся – а борются за некие идеи. Российская буржуазия изображает себя защитницей «традиционных ценностей», а западная — борцом за «права человека».

На самом деле и тем и другим наплевать на идейные мотивы. И «традиционные ценности», и «права человека», и этот самый закон им нужны только с одной целью – чтобы обмануть и стравить нас, чтобы нашими руками переделить власть и собственность.

Поэтому нам надо не участвовать в этом ажиотаже, который буржуазия поднимает вокруг закона о домашнем насилии, не поддерживать ее подлые планы по стравливанию трудящихся. Если мы до сих пор занимали чью-то сторону в этом противостоянии – надо перестать это делать, перестать быть игрушкой в руках буржуазии. Вместо того, чтобы ломать копья вокруг закона о домашнем насилии – надо ставить вопрос об уничтожении капитализма, о власти трудящихся, о возвращении народу всех богатств страны.

Так мы должны поступать сами, и к этому мы должны призывать всех трудящихся.

Что же касается семьи – надо понимать, что в больном обществе и семья будет больной. Невозможно построить здоровую семью в гниющем, гибнущем буржуазном обществе.

Все движущие мотивы буржуазного общества – корысть, потребительство, зависть, конкуренция, вражда – будут проникать и в семью, будут уродовать и разлагать ее.

Здоровая семья у нас будет только в новом социалистическом обществе.

За него и нужно бороться, если мы хотим оздоровления семейных отношений.

Оксана Снегирь

_____________________________

P.S. Казалось бы все написано правильно. Но вот вопрос: почему против пенсионной реформы, против инн, цифровых паспортов и контроля над личностью, да и многих других, РПЦ МП не выступает ни коим образом. Но вот закон против семейного насилия вызвал именно в среде ортодоксальных православных такое дикое противостояние? 

Если этот закон не изменит по сути положения женщин в капиталистической России, то откуда такое агрессивное неприятие? Или православные боятся, что их приверженность к традиционным ценностям Домостроя приведет их к уголовной ответственности? Ну, если верить прот. Ткачеву или прот. Смрнову, то непременно.

Против тех, кто пытается сохранит сквер от застройки храмовыми комплексами, православные выступают так же агрессивного и непримиримо. Значит ест прямая заинтересованность этих кругов. Неужели Домострой в действии взамен закона против семейного насилия нас ждет в будущем?

Что мне не нравится в нынешних коммунистах, так это желание угодит властному тренду на традиционные ценности. Лидеры коммунистов тепер все у нас сплош православные и не понимают того, что никакой Бог их не примет в силу их антисобственнической и антисословной идеологии. 

Что мне не нравится в нынешних коммунистах, так это желание угодит властному тренду на традиционные ценности. Лидеры коммунистов тепер все у нас сплошь православные и не понимают того, что никакой Бог их не примет в силу их антисобственнической и антисословной идеологии. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic