ansari75

Categories:

Почему на православие нет надежды

Илья Репин. Крестный ход (эскиз). 1877

Это непреложный факт, что основная масса людей сегодня нерелигиозна по сути. Даже те, кто совершил обряд крещения, часто делали это формально и в церковь не ходят. Убийственными для перспективы распространения христианства выглядят социологические исследования, говорящие о том, что молодые люди, считающие себя верующими, среди ценностей выбирают веру в последнюю очередь.

Руководитель НП «Центр политических и психологических исследований» Валентин Семенов на конференции «Религиозная ситуация на Северо-Западе: религия в постсекулярном мире» в 2019 году представил многолетние исследования религиозных воззрений молодежи, проводившихся в форме опросов студентов. Исследователь подчеркнул, что в последнее время число студентов, считавших себя верующими, никогда не опускалось ниже 50%. При этом число студентов, выбиравших веру в качестве ценности, не превышало 17%. В течение всего времени исследований студенты в основном выбирали в качестве ценностей семью, здоровье, друзей, интересную работу.

То есть обращение к религии среди молодежи сегодня в массе является либо модой, которой следуют ради престижа, либо неудавшейся попыткой прикоснутся к чему-то необходимому и отброшенной в связи с неудачей. Конечно же, этот факт требует осмысления. Почему люди, обратившиеся к религии сознательно или прикоснувшиеся к ней случайно, не проникаются ее сутью, не остаются в ней? Почему секуляризация общества становится необратимой?

На мой взгляд, причина кроется в несоответствии текстов православия и того, что люди (и не только молодые) видят в Церкви как в институте, в поведении священников.  А лицемерие не может притягивать. Оно отталкивает, как бы сильно не воздействовали бы христианские тексты, заложенные в них мысли и проповеди отдельных священников.

Это непреложный факт, что основная масса людей сегодня нерелигиозна по сути. Даже те, кто совершил обряд крещения, часто делали это формально и в церковь не ходят. Убийственными для перспективы распространения христианства выглядят социологические исследования, говорящие о том, что молодые люди, считающие себя верующими, среди ценностей выбирают веру в последнюю очередь.

Руководитель НП «Центр политических и психологических исследований» Валентин Семенов на конференции «Религиозная ситуация на Северо-Западе: религия в постсекулярном мире» в 2019 году представил многолетние исследования религиозных воззрений молодежи, проводившихся в форме опросов студентов. Исследователь подчеркнул, что в последнее время число студентов, считавших себя верующими, никогда не опускалось ниже 50%. При этом число студентов, выбиравших веру в качестве ценности, не превышало 17%. В течение всего времени исследований студенты в основном выбирали в качестве ценностей семью, здоровье, друзей, интересную работу.

То есть обращение к религии среди молодежи сегодня в массе является либо модой, которой следуют ради престижа, либо неудавшейся попыткой прикоснутся к чему-то необходимому и отброшенной в связи с неудачей. Конечно же, этот факт требует осмысления. Почему люди, обратившиеся к религии сознательно или прикоснувшиеся к ней случайно, не проникаются ее сутью, не остаются в ней? Почему секуляризация общества становится необратимой?

На мой взгляд, причина кроется в несоответствии текстов православия и того, что люди (и не только молодые) видят в Церкви как в институте, в поведении священников. А лицемерие не может притягивать. Оно отталкивает, как бы сильно не воздействовали бы христианские тексты, заложенные в них мысли и проповеди отдельных священников.

Так, как автор этой публикации, считают многие. Но ведь отток от церквей и храмов происходит по всему миру. Люди стран, где религия была постоянно действующей обязательной нормой, где если и есть вопросы к нравственности священнослужителей, но к ним давно привыкли и списывают на человеческие слабости, где посещение церкви является по сей день обязательной рутиной традиционных ценностей и гарантирует престиж себе в небольших городах и поселениях, особенно в Америке, происходит тем не менее закономерное уменьшение прихожан. В Европе церкви остаются бесхозными, пустыми, переделываются либо в кафе-рестораны, гостиницы или жилые дома, а граждане, даже позиционирующие себя верующими, не стремятся сохранить свою общину- приход и посещать храм .

Дело не в том, соответствуют ли тексты или нет,  нашему времени. Они давно не соответствуют, давно стоят под сомнением, но многие вполне мирятся с этим, списывая все огрехи и ошибки на наивность древних людей, понимающих откровения в соответствии с уровнем тех знаний.

Дело совсем в ином, не столько  в новом уровне знаний, сколько в их доступности, но главное - в высоком уровне жизни,  благополучия и независимости человека от природных явлений.

Вспомните, кто и в каком слое первыми отказывались от благочестия и религиозного ритуала? В самом богатом, аристократическом, где не было страха завтрашнего дня, а страх Божий давно был атрофирован постоянством своего бытия.

Где дольше всего коренилась вера и даже в советский период привлекала часть населения в церкви? В простом народе, там, где жизнь была трудна, знания ограничены, а привычка и страх будущего сильны.

Психология психологией, страх смерти страхом, жажда бессмертия и мысли о смысле жизни в качестве неизменных спутников интеллекта, все это было и ест. Но экономическая составляющая жизни всегда была главной и важнейшей частью бытия общества и человека.

Большинство населения теперь – это наемные работники. Они независимы и самостоятельны, а значит, унифицированные традиционные ценности не могут уже быт для них ценностями. Так было всегда для крупных собственников, которые могли быть независимыми друг от друга. Да и те, до периода буржуазных революций были вовлечены в отношения объединяющие их по социальному признаку и не обладали полной свободой действи1й.

Вот отсюда и происходит перемещение и распространение образа жизни некогда доступного только небольшой кучке избранных аристократов на все слои общества в целом.

Если вы возьмёте беднейшие страны мира, Африку, Латинскую Америку, Юго-Восточную Азию и взгляните непредвзято на население этих стран, то вряд ли вы найдете большую разницу в их образе жизни в эпоху Бронзового века или в начале нашей эры и в современности. Разница будет только в чисто незначительном бытовом разнообразии: вид и качество одежды, наличие транспортных средств, теле и радио коммуникаций, которые на самом деле не так уж сильно меняют менталитет человека. Когда-то он сведения получал от соседей и торговцев. Теперь – из радио или телевидения. Когда-то он сам участвовал в ритуальных танцах и праздниках в небольшой общине. Теперь смотрит на это со стороны, по тв. Но социально и экономически они живут в прежних системах феодализма слабо разбавленного капитализмом.

Их образ жизни и привычки почти не изменились  через тысячелетия. Одни ловят рыбу традиционно по- семейному. Другие так же традиционно крестьянствуют, третьи по сей день делают предметы обихода, продукты, мыло и косметику способами знакомыми им несколько тысяч лет назад. Дома, привычки домашней жизни, рынки, общение – все неизменно и постоянно. Нет тех вопросов, которые мучают европейскую цивилизацию. Нет того менталитета, который позволяет человеку позиционировать себя как самодостаточную личность.

Отсюда и их традиционные религиозные системы не претерпевают никакого разрушения. Религия,  адаптированная через тысячелетия к новым условиям, цепко держит менталитет и психологию человека этих стран в своей власти.

Уровень жизни европейца и наших граждан в том числе, несмотря на жалобы о маленьких зарплатах приближен к жизни господствующего класса в прошлые века. Образ жизни современного человека не оставляет ему ни времени, ни желания исполнять ритуалы тысячелетней давности, подчиняться запретам, которые отнимают время, но и не являются настолько рационально значимыми, чтобы их исполнят. 

Сейчас у некоторых слоев населения возникает интерес именно к ритуально-запретительной стороне религии как к чему-то новому и непонятному. Люди начинают соблюдать посты, освящать воду, куличи,  ставить свечки в церкви и употреблять четверговую соль. Но они с таким же успехом поддаются обаянию восточных культов, йоге, медитации, буддизму или новым типа сайентологии.

Но это всего лишь очередное увлечение чем-то некогда запретным. Когда их обяжут ходить в храм, исповедоваться и причащаться, они может быт и будут это делать и возмущаться как когда-то возмущались праздничными демонстрациями и торжественными собраниями, но веры, той веры, которую проповедует Библия, они не обретут все равно.

Люди не способны вновь стать практикующими верующими, потому что современное общество построено на экономической независимости каждого наемного работника. И эта свобода и практическая сила знаний навсегда отдалили современного человека от любой религии.

Религия формировалась вместе с классовым обществом и была призвана как унифицировать человеческое общество и личность, так и подвести их к одному принципу поведения и мышления. 

Религия в том виде, в котором она к нам пришла, ест тоталитарная секта. А человек требует для себя свободы и личностной и поведенческой. 

С появлением первого социалистического государства, с возможностью построения нового общества идея возврата религии как мировоззренческой идеи человечества уже никогда не будет востребована в том виде, в котором ее пытаются сейчас возродит.

Граф Лев Толстой предложил миру новое свободное прочтение Евангелия. На тот момент его верой увлеклись многие. Даже европейские фильмы типа «Рокко и его братья» уже в 60-е годы прошлого века были поставлены на основе его идей. И если человек захочет вернутся к вере, то скорее всего он будет руководствоваться только Евангелием, а не всей религиозной структурой, которую представляют собой все конфессии мира.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic