ansari75

Categories:

Есть ли разница между либерализмом и православием.

С чего начиналась свобода личности? С освобождения от регламентирующих правил поведения в обществе, в семье, в дружеских кругах и на  работе. 

Правила этикета, нормы поведения, ограничения в проявлении чувств и эмоций были признаны террористическими действиями против личности, свободной во всех отношениях. Даже общества с регламентированными нормами поведения и выражения свободомыслия, не связанного с интеллектуальными запросами, а только с собственными желаниями, стали называть тоталитарными.

И воцарилась в мире толерантность. И чем больше толерантности наблюдалось по отношению к нациям, народам, молодежи и детям, тем четче стали определяться особенности поведения личности в каждом отдельном случае. 

Оказалось, что каждый шаг вроде бы свободного человека, каждое слово, каждый жест может быть истолкован как нарушение прав соседа или гражданина в целом.

Харассмент, буллинг, гомофобия или расизм уже потеряли свою актуальность, потому что распространились на целые группы населения, упуская из виду одного  человека.

В разработке сейчас каждая отдельная личность. И каждый ее шаг теперь имеет определенные названия:

Фэтшейминг (от англ. fat – полный, shame – позор) – травля людей с лишним весом. 

Эйблизм (англ. ableism) – дискриминация в отношении людей с особенностями. 

 Лукизм (от англ. look – внешность) – дискриминация по внешности.развития, инвалидностью, психическими расстройствами и хроническими заболеваниями. 

В связи с обостренной женской чувствительностью и вопросами семейного насилия, появились новые термины:

Эйджизм – дискриминация по возрасту. Женщинам в Европе теперь нельзя уступить место в транспорте или помочь донести тяжелый груз, потому что вам может грозить обвинение в эйджизме.

Виктимблейминг -  обвинение жертвы, т.е.  когда на жертву преступления, несчастного случая или любого вида насилия возлагается полная или частичная ответственность за совершённое в отношении неё насилие. Теперь любого кто скажет:« сам виноват или сама виновата» можно подать в суд. Кстати, если примут закон о семейном насилии, то первый полицейский, который скажет пришедшей с жалобой женщине: «Вот когда убьет, тогда и приходите», будет отвечать по всей строгости закона.

И если со значением этих слов, заимствованных из английского языка, все более менее понятно, то другие термины, обозначающие виды психологического давления, все еще вызывают вопросы. Например, англицизм «газлайтинг», который сравнительно недавно начал появляться в лексиконе. Его значение понятно далеко не всем, хотя почти каждый сталкивался с проявлением этого вида психологического насилия в реальной жизни. О том, что такое газлайтинг и что делать, если вы столкнулись с этой проблемой, рассказывает Анна Девятка, семейный психолог и гештальт-терапевт.

Сам термин «газлайтинг» – это разновидность психологического насилия, которая заключается в отрицании произошедших фактов, и заставляющая вас ставить под сомнение свою адекватность. То есть газлайтер (человек, действия которого, направленны на вас) систематично и регулярно отрицает адекватность и реалистичность вашего восприятия.  Это люди, которые планомерно и на постоянной основе обесценивают не только ваши слова, но и суждения, переживания и поступки.

Термин появился в середине XX века после английской пьесы «Gas lighting» (пер. «Газовый свет»), главной идеей которой было поставить под сомнение адекватность главного героя путем психологических манипуляций.

А теперь обратимся к самим психологам, которые у нас  гештальт-психологи (психоанализ канул в Лету):  Гештальт — это совокупность того, что у нас возникает внутри и того, что есть снаружи, что так или иначе связано с нашей потребностью и ее возможным удовлетворением. В момент формирования гештальта мы как будто собираем различные ингредиенты для приготовления какого-либо блюда. Блюдо, как и гештальт — это не просто сумма частей, это нечто большее.

Например, мне захотелось есть. Я осознаю свое желание поесть, и в этот момент начинается формирование гештальта: я начинаю думать о том, что именно хочу съесть, у меня возникают образы различных блюд в голове, это сопровождается конкретными ощущениями в теле, у меня формируется некоторый план того, как я могу удовлетворить свою потребность, я каким-либо образом осуществляю этот план: нахожу конкретное блюдо в окружающей среде и съедаю его. Все это процесс формирования и закрытия гештальта.

Главная философия гештальтистов — это приверженность целостному подходу к человеку. 

И тем не менее, именно этого подхода к человеку, а уж тем более к обществу уже давно нет.

Что означает эта детальная раздробленность человеческой личности на комплекс проявлений, могущих стать дискриминирующим элементом по отношению к другому человеку?

Это уже тоталитарный либеральный фашизм.

И вот как ответ на этот фашизм, мы находим совершенно противоположное явление: православную «деструктологию».

Что это такое? А это отсечение от человека всех его особенностей, которые не разлагаются на либеральные тотальные личностные нюансы, которые могут стать проявлением  давления на других людей, но наоборот, объединяются во всем своем многообразии в одну деструктивную функцию.

Все, что пытается проявить себя и осмыслить иначе, чем предложено, является деструктивным проявлением сектантства.

РПЦ вводит курс "деструктологии"

Высший церковный совет — детище патриарха Кирилла, Правительство РПЦ, которое регулярно собирается для обсуждения текущих вопросов, не требующих решений Синода.
Высший церковный совет состоит из руководителей синодальных отделов РПЦ.
Очень любопытным видится внимание Высшего церковного совета РПЦ к деятельности Исполнительного директора Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Романа Силантьева.

Силантьеву удалось убедить патриарха Кирилла поддержать его учебный курс «Основы деструктологии» для широкого внедрения в высших учебных заведениях по всей России.

Краткий смысл курса состоит в том, что для современного человека вредно все, от увлечения компьютерными играми и «гербалайфом» до медитации. Телеграм тоже вреден. По-настоящему полезно только Православие.

В своем курсе Силантьев использует данные, полученные в ходе сотрудничества со спецслужбами. Но это не игра в одни ворота. В последнее время религиовед много мотается по стране, предоставляя свои коллегам из ФСБ подробную карту влияния РПЦ в том или ином регионе.

Раньше такую карту рисовал гастролирующий по регионам протодиакон Андрей Кураев, но его текущее полулегальное положение в структуре РПЦ положило конец этой миссии. Также Силантьев окончательно задвинул некогда главного сектоведа РПЦ Александра Дворкина, также работавшего со спецслужбами.

Провинциальным архиереям, в свою очередь, Силантьев предлагает помощь в карьерном продвижении через Управление делами РПЦ.

Внимание Высшего церковного совета к инициативам Романа Силантьева говорит о высокой степени личного доверия патриарха к этому специалисту.

ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ "ЦЕРКВАЧ", 19 ноября 2019 г.

Есть ли разница в этих явлениях? Разница только кажущаяся, исходящая из названия,  но цели у них абсолютно едины:  оградить человека от дурного влияния другой личности в одном случае и среды – в другом, что в выражении на понятный язык означает лишь одно - запугать, лишить инициативы, непохожести и возможности быть самим собой любого, даже самого добропорядочного человека.

Например, если я сделаю замечание в отношении вашего рассказа, если не соглашусь или посмотрю на вас не так, как хочется собеседнику, то я стану террористом по любому направлению: гендерному, сексуальному, возрастному, эмоциональному.

Если я выражу заинтересованность компьютерной игрой, если я буду писать об СССР с восхищением и уважением, если я заинтересуюсь какими- нибудь новыми гомеопатическими средствами или начну слушать курс йоги или иных способов, призванных вернуть мне душевное равновесие, я неминуемо окажусь членом какой-нибудь деструктивной секты .

Может быт и нужно вводит какие-то правила поведения и морально-нравственную подготовку школьников, но все эти вопросы воспитания вполне умещаются в хорошее школьное образование. Для этого не нужно прибегать к помощи Бога и надзирать за каждым человеком, чтобы он не уклонился в какую-нибудь секту. 

Опыт подобной борьбы с инакомыслием уже был, но вряд ли кого-то чему-то научил.

Теперь мы сменим костры на тюрмы и заживем в чистоте и нравственности.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic