ansari75

Categories:

Новый взгляд на науку и жизнь

Для науки опасна не вера, а атеизм


Выступая на церемонии вручения Макариевской премии по гуманитарным наукам, президент РАН Александр Сергеев призвал объединить усилия научного сообщества и Церкви в деле служения стране: «Мне кажется, что мы вместе – ученые и наши уважаемые представители РПЦ – должны предлагать новые подходы, идеи, концепции, чтобы мы действительно решали проблемы народосбережения».

Макариевская премия была учреждена в 1867 году по завещанию митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова) с целью «поощрения отечественных талантов, посвящающих себя делу науки и общеполезных занятий...»

Удивлены? Нечто из Чехова: конь и трепетная лань в одной упряжке? А не следует удивляться, богослов и публицист Сергей Худиев так и пишет:

Представление о «конфликте науки и религии» относится к числу тех мифов, происхождение которых уже прочно забыто – но которые воспринимаются как что–то само собой разумеющееся и «известное всем образованным людям».

В реальности этот идеологический миф, внушенный советской школой и поддерживаемый небольшой, но активной группой как переводных, так и отечественных идеологов, во всех отношениях неверен. 

Он неверен исторически – наука не развивалась в конфликте с Церковью, напротив, она была создана христианами. Причем не просто представителями христианской культуры, но лично ревностно верующими людьми – такими как Паскаль, Бойль, Ньютон, аббат Мендель и другими.»

Конечно, перепрыгивая через тысячелетия, чего только не увидишь. И античная философия, и политеизм, и античная культура, конечно, сами собой растворились в милом толерантном христианстве. И Галилей с Джордано Бруно, и Ян Гус, и инквизиция, и Тридцатилетняя война, все это результат борьбы идеологий, а отнюдь не попытки инквизиции и церкви установить диктат над свободой мысли и творчества.

Но не будем вспоминать старое. Не будем. Всю историю, если уж верить Худиеву вообще сфальсифицировали атеисты из Советского Союза.

Ну да ладно. Пусть это советские мифы. Но как быть с достижениями именно советского периода, именно в науке и именно в эпоху тотального атеизма?  Или промышленная мощь, позволившая поднять уровень жизни населения, защита страны от врагов с изобретением новых видов оружия, полеты в космос и освоение новых пространств за счет научных открытий и изобретений это тоже советское мифотворчество?

Это конечно замечательно, и премия, и миф. Но если уж за дело взялись богословы, то им бы первым вспомнить слова Христа:   

17 Та́к всякое дерево доброе   приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. 

18 Не может дерево доброе   приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые.   

20 Итак по плодам их узна́ете их.

Именно по плодам и вспоминает наш народ свое советское прошлое только добрым словом и считает, что у него обманом отобрали все блага, которые дал им Советский Союз.

Недавно глава любезной Худиеву церкви, патриарх Кирилл заявил,  что интернет оказывает на подростков и молодёжь "разрушительное влияние", а общество, в том числе и церковь, неспособно "дать отпор", как он выразился, "разрушительной силе интернета".

Но кто же изобрел интернет, столь пагубно влияющий на человечество? Злобные атеисты, занятые мифотворчеством? Или последователи сатанизма? Да нет. Все те же ученые, которые некогда были врагами, а теперь могут стать друзьями Бога и церкви.

А как с экстракорпоральным зачатием, которое церковь тоже энергично осуждает?

А возможность узнавать о внутриутробных генетических нарушениях плода и прерывать беременность, к которой столь трепетно относится церковь и устами некоторых своих служителей заявляет, что лучше пусть родится урод или погибнет мать, но аборт ни в коем случае делать нельзя. « Богородица не велит». Пусть государство и налогоплательщики позаботятся об очередном инвалиде или сироте. Это так по- христиански.

А пересадка органов? А все виды вооружений? А генномодифицированные продукты? 

Ан, нет. Это не наука, говорит оратор. Это идеология.

«Существует – и исторически, и прямо сейчас – другой конфликт: между наукой и светскими идеологиями, которые ищут подчинить ее себе.»

«Сегодня в ряде влиятельных стран ученым фактически вменяется в обязанность обосновывать такие вещи, как антропогенный характер глобального потепления, врожденность и неизменность «сексуальной ориентации» и реальность «трансгендерных девочек», спрятанных в телах очевидных мальчиков.»

 А что же у нас теперь наука? Креационизм?  Телегония?  Особое строение молекулы святой воды? Чудо Благодатного огня или  исторические опусы о  Бутовском полигоне с репрессиях по отношению к духовенству?

Как сказал патриарх Кирилл, выступая в МИФИ, «по природе своей мы существа, ищущие познания; мы хотим понять, как устроено мироздание, как возникла вселенная, как рождаются и умирают звезды, и наука – одно из глубочайших проявлений нашей духовной природы».

Интересно, а  Библии уже священнослужителям и богословам недостаточно? Они же уверяют, что это книга книг, продиктованная самим Богом и дающая на все вопросы исчерпывающие ответы.

Как же быть? Как быть с Шестодневом и небесной твердью? Как быть с Иисусом Навином, всемирным потопом на отдельном участке в дельте междуречья Тигра и Евфрата, в небольшом городе Ур? 

Просто идти рука об руку и заниматься каждый своим делом, но непременно в дружбе и согласии.

И если возникают конфликты у церкви с наукой, то это теперь не козни дьявола, как считали когда-то монахи и инквизиторы,  а идеология.

Светские идеологии, напротив, апеллируют к науке – и, соответственно, требуют «научного» подтверждения своих постулатов. Тоталитарные идеологии ХХ века решительно претендовали на «научность», и именно науке вменялось в обязанность обосновывать превосходство арийской расы или неизбежность грядущего торжества коммунизма – причем множество не самых глупых людей полагали, что она это успешно делает.

Ученым предписывалось в идеологически чувствительных областях исходить не из того, что они находят в окружающем мире, а из того, что предписывала идеология.

Интересно, кто же те страшные светские идеологи, и в каких целях они предписывают ученым лгать? Неужели опять враг наш дьявол или все-таки атеисты? И какова их конечная цель? Очевидно, лишить Россию ее традиций и духовных скреп.

Вот только почему нынешние богословы видят зло в идеологии и не хотят признать инквизицию, которая видела зло в дьяволе. Образ химеры приобрел образ политики, но суть не изменилась. 

Не наука, а идеология  в образе духовных скреп, предписывается нам сейчас  запрещать аборты, разводы, атеизм, коммунизм, советскую историю, генномодифицированные продукты,  дарвинизм,особо ненавистный церкви.  Запрещать женщинам входить в церковь в брюках, обязывать покрывать голову платком, требовать соблюдать по полгода посты и при этом считать все эти действия сугубо традиционными и необходимыми для морали и нравственности.

А как слова Христа: « не человек для субботы, а суббота для человека?

И уж если быть логично- последовательными, то почему бы не признать, что борьба с нынешними светскими идеологами это все та же самая борьба, которую вели с дьяволом и еретиками инквизиция и ортодоксальная православная церковь.

Но говорить о происках дьявола, желающих погубить христианскую душу, теперь не совсем «научно», а вот говорить об идеологии с позиций самой идеологии, хоть и именовать ее духовными скрепами и христианской религией, очень даже своевременно.

«Идеология же претендует на то, что ее постулаты, которые она провозглашает, как истину, являются истинами именно научными, не полученными в результате откровения, а обретенными в процессе объективного, рационального, эмпирического исследования мира. А это значит, что выводы ученых обязаны соответствовать идеологическому правоверию – и если эмпирические данные говорят о другом, то тем хуже для данных.

Мы можем взглянуть, например, на стенограмму сессии ВАСХНИЛ 1947 года, где научные теории громились не за какие-то, собственно, научные огрехи, а за предполагаемое несоответствие единственно верному материалистическому мировоззрению.» (Привет от генномодифицированных продуктов) 

Разве церковь о Дарвине и креационизме, о благодатном огне или о кроплении святой водой критических участков  автодорог,  рассуждает иначе?

« И все-таки хотелось бы поподробней о генетике...
 

- Что ж, вернусь к ней. В конце 30-х гг. и в первые послевоенные годы, когда страна испытывала острейшую нехватку сил и средств для выживания в схватке с фашизмом, а затем и восстановления из руин, мы просто не могли иметь роскошь содержания бесплодной, оторванной от жгучих требований жизни науки. Все, буквально все в те годы жестко подчинялось интересам укрепления экономического и оборонного потенциала, к любому вопросу подходили прежде всего именно под таким углом.
 

Научные исследования, проводившиеся Лысенко и его сторонниками, были четко нацелены на реальную отдачу и в ряде случаев уже приносили осязаемый практический эффект. Я имею в виду как повышение урожайности, так и внедрение новых, более перспективных сельскохозяйственных культур. Работы же Вавилова и его последователей каких-либо практических результатов не обещали даже в обозримом будущем, не говоря уже о тогдашнем настоящем.
 

Кстати, среди генетиков преобладали ученые буржуазной, дореволюционной закваски с элитарными, подчас явно антинародными замашками, афишировавшие свою "аполитичность" и преданность "чистой науке", которой, мол, не до "заземленных", практических нужд. Кое-кто из них чуть ли не в открытую солидаризировался с человеконенавистническими расовыми "теориями" фашизма и даже работал на их подтверждение. Один из таких академических снобов - биолог Тимофеев-Ресовский - пошел даже на прямое предательство Родины, добровольно оставшись в фашистской Германии, где всю войну протрудился в научно-исследовательском институте в Берлине, тесно связанном со спецслужбами гитлеровского рейха.
 

 Но главное,  тогдашние генетики не сумели доказать важность и перспективность своего направления.»

И где здесь зловредность и прямое идеологическое насилие над наукой?

Наука всегда имеет перед собой определенную цель. Она никогда не бывает связана с идеологией. И если ей дают деньги на то или иное исследование, то это не значит, что все, кто стал заниматься этой темой -фальсификаторы и  атеисты. Опыт  и практика доказывают правоту или ошибочность научных теорий. Здесь уж любая идеология бессильна, кроме христианской веры, разумеется.

Да, многие научные открытия принесли миру зло. Но почему? Потому что одни изобретают и открывают, а другие используют в своих интересах. Вот здесь и есть идеология, здесь и есть те причины, которые в упор не хотят видеть богословы: не атеизм, а капитализм.

Но наши богословы считают виновными именно ученых, которые занялись лженаукой из-за денег и идеологии. 

Да, бывает и лженаука. Это как раз та ее часть, которая сейчас в ходу у всех, кто мечтает соединить религию с наукой и доказать, что шесть дней творения — это шесть миллионов лет, а небесная твердь — это ныне открытые воздушные сферы.

И на последок, реальная иллюстрация  отношения православных к науке, которую теперь любит патриарх, особенно физиков.

Вот она, православная вера как она есть. Это не породия и не насмешка. Это истинная народная вера, в данном случае, православная. Это то, что именуется религией, то, во что верят и что считают истиной. 

А то, что проповедуют ныне богословы и некоторые ученые с трибун интеллектуального дискурса, есть чистой воды идеология, которая так не нравится С.Худиеву. Только идеология эта ныне не атеистическая и не советская, а антисоветская и антикоммунистическая, построенная на национализме и традиционализме, но столь же агрессивная ко всему и всем, кто не с нами и не похож на нас.

Кстати, а кто такие нищеброды, за которых нельзя молиться?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic