ansari75

Category:

Живите в радости.

Ветхое жилье предлагают ремонтировать за счет граждан до тех пор, пока оно не получит статус аварийного.

 Как рассказали «Известиям» в Минстрое, речь идет о домах с износом более 70%. Для них планируется разработать отдельные подпрограммы капремонта. Эту инициативу ведомства обсудят 7 ноября на парламентских слушаниях в Госдуме. Сейчас в стране 25 млн кв. м таких домов. По оценкам опрошенных «Известиями» экспертов, если речь идет только о поддерживающем ремонте, взносы россиян вряд ли существенно повысятся. Однако, есть риск, что это будут бесполезные траты — ветхие дома в любом случае скоро придут в негодность, их проще расселить, а деньги направить на создание нового жилого фонда.


Живите дальше: ветхие дома оставят в эксплуатации

Минстрой предложил не исключать из программы капремонта жилье, не создающее угрозу для граждан

______________________

Может быть 70% износ и не создает угрозы для жизни. Но вот кто, как и когда решит, что этот износ уже превысил норму? Когда крыша упадет на голову или обвалится стена дома?

Свой рассказ «Кошка и люди» М. Зощенко писал на заре советской власти, но время показывает, что бюрократизм и капитализм — единое целое. Только в то время бюрократизм был пережитком, а капитализм пытались ликвидировать. Теперь же они благополучно сошлись вновь.

«Печка у меня очень плохая. Вся моя семья завсегда угорает через неё. А чёртов жакт починку производить отказывается. Экономит. Для очередной растраты.

Давеча осматривали эту мою печку. Вьюшки глядели. Ныряли туда вовнутрь головой.

— Нету,— говорят.— Жить можно.

— Товарищи,— говорю,— довольно стыдно такие слова произносить: жить можно. Давеча кошка даже угорела. Её тошнило давеча у ведра. А вы говорите — жить можно.

Председатель жакта говорит:

— Тогда,— говорит,— устроим сейчас опыт и посмотрим, угорает ли ваша печка. Ежли мы сейчас после топки угорим — ваше счастье — переложим. Ежли не угорим — извиняемся за отопление.

Затопили мы печку. Расположились вокруг её. Сидим. Нюхаем.

-Мне ваш воздух вполне полезный. Натуральный воздух, годный для здоровья. Ремонта я вам не могу делать. Печка нормальная.

А через полчаса, когда этого самого председателя ложили на носилки и затем задвигали носилки в каретку скорой помощи, я с ним разговорился.

Я говорю:

— Ну, как?

— Да нет,— говорит,— не будет ремонта. Жить можно.

Так и не починили.

Ну что ж делать? Привыкаю. Человек не блоха — ко всему может привыкнуть.»

Напрасно Булгаков поднимал квартирный вопрос в советское время. Не знал он, что именно в то время этот вопрос только и решался. Да еще как!

Выдавали гражданам квартиры бесплатно , сносили ветхое, старое жилье, чтобы построить новые современные квартиры. Пусть и малогабаритные, но отдельные, свои, с надеждой на расселение и при условии капитального ремонта, проведенного на деньги государства.

И вот пришел долгожданный день свободы. Пришло время твоего собственного бизнеса, твоей заботы о себе самом, твоей возможности жить или умереть без помощи государства.

И вдруг обнаружилось, что все бывшие советские граждане являются собственниками жилой площади. Все живут в домах или квартирах и все пользуются коммунальными услугами. Хотя многие и очень многие не имеют возможности содержать эти дары советской власти. Они стали недостойными наследниками в прямом смыле: без гроша в кармане.

Но разве возможна такая роскошь там, где ты должен жить в соответствии с твоим социальным статусом и заработком?  Разве может сам гражданин или все жильцы многоквартирного дома за свой счет отремонтировать свои дома, если их зарплат хватает только на еду и одежду? Конечно, нет. А если нет, то и собственниками жилья они не должны быть.

Посмотрите на благополучную Америку. Думаете, ее бездомные граждане, которых достаточно много, сплошь пьяницы и тунеядцы, как мы думаем? Отнюдь. Многие из этих бездомных, особенно молодые, работают. Но даже работая они не могут скопить денег не только на покупку квартиры, а элементарно, на аренду квартиры.

Да, у американцев дешевые вещи, дешевые гаджеты, дешевая еда. Многие бездомные имеют собак или кошек, заботятся о них, кормят их хорошо. Они имеют мобильные телефоны и даже велосипеды, палатки и скейты. Но на крышу над головой у них денег никогда не хватит. 

Уличная еда, вкусная и дешевая, которую нам расписывают на ТВ в популярных программах — это для них. И иного быть не может, потому что мода на стрит фуд от безнадежности: готовить самому можно только в своей квартире или своем доме, которых нет и не будет очень у многих.

Но это теплая Америка или не менее теплая Европа.

А что у нас? Нам нужна крыша над головой и отопление зимой. Квартира или дом — суровая необходимость. Но новой власти эта необходимость становится поперек горла.

Она может заниматься устройством пешеходных зон в городах, сменой плитки и бордюров на тротуарах, она может строить самые высокие фонтаны и реставрировать церкви. Открывать в особняках музеи роскошного аристократического быта. Потому что все это бизнес и доход в собственный карман.

Но ни власть, ни церковь не готовы взять на себя долг по ремонту и строительству доступного жилья. Потому что это социальные не окупаемые затраты. На них у государства частнособственнической демократии денег нет.

Теперь собственник должен сам заботиться о своей собственности и если он сделать этого не может, то пусть ждет, когда его дом рухнет. Может быть тогда его переселят в барак или ночлежку, из которых его вызволила советская власть. А у нынешней власти денег нет.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic