ansari75

Categories:

"Берите даром": как получить 3-комнатную квартиру, теплый гараж и унты впридачу

Сообщаем для всех измученных ипотекой и бездомностью граждан: в России есть город, где квартиры продают по 100 000 рублей за штуку или вообще бесплатно отдают их государству. Речь идет о заполярной Воркуте, где еще недавно проживали более 100 тысяч человек, а сегодня - почти вдвое меньше.

Людмила Бутузова

20 лет назад климат Крайнего Севера не мешал Воркуте быть самым богатым городом России. Воркута находится за Полярным кругом, в зоне Печорского угольного месторождения. Небольшой поселок горняков получил статус города в 1943 году, а в 50-е годы здесь появились признаки настоящей городской жизни: улицы и проспекты, филиал института, стадион, Дворец пионеров, театр и кинотеатр. Над многими зданиями в центре Воркуты работали ленинградские архитекторы. Сталинский стиль – украшение центральной улицы. В 1960-ом открылся завод крупнопанельного домостроения по производству готовых блоков для 30 тысяч квадратных метров жилья в год. К началу девяностых, когда в городе проживало более 100 000 человек, квартиру, а то и две имел каждый, вновь прибывающие сразу получали жилье.

Сейчас статистика обратная: Воркута занимает первое место в России по скорости сокращения населения. Жителей осталось 56 тысяч. В лучшие годы близ Воркуты работало 13 шахт, выросла цепочка поселков, которые стали именовать «Воркутинским кольцом». В 90-е годы энергетики начали считать деньги, и отказываться от воркутинского угля в пользу кузбасского и экибастуского . Из 13 шахт осталось только четыре. Кто-то скажет, что "Воркутауголь" пришла в упадок. На самом деле просто кончилась эпоха изобилия. Вместе с ней около половины жителей перебралось на большую землю, знаменитое «воркутинское кольцо» пустеет на глазах, поселки превращается в призраки. Всамой Воркуте становятся безлюдными целые районы.

На AVITO вот прямо сейчас в продаже 660 благоустроенны квартир от 150 до 500 тысяч рублей. На местном сайте недвижимости komi.move 552 объявления, квартиры еще дешевле и с душераздирающими подробностями: «Любимая трешка-сталинка по ул. Некрасова.. Квартира очень тёплая, без хлама, все комнаты изолированные, санузел раздельный, есть лоджия. Дополнительная железная дверь на лестничной площадке. За все 200 тыс. Возможна рассрочка. Если возьмете сразу, отдам за 100 000 рублей. Очень-очень надо!. ТЕПЛЫЙ ГАРАЖ под окном в подарок».

Освоившись на этом квартирном пиру, корреспондент «НИ» нашла совсем уж душевное предложение:

«44 метра, в квартире остаётся ВСЁ. В коридоре встроенный шкаф купе, в нем женская шуба, унты 44 размера, костюм для зимней рыбалки, размер 52, 3 персидских ковра, заготовки на зиму – 20 банок.. В маленькой комнате два новых кресла, диван в упаковке. Квартира продается – по цене двух авиабилетов до Москвы».

У них там что – сумасшествие или эвакуация ввиду бурбонной чумы? Может, помощь нужна? Звоню.

– Нет, материальную помощь не принимаем, - откликается мужской голос. – Обменять унты на деньги? Такой вариант не устраивает, нам квартиру надо продать. Про билеты – это маркетинг, для завлекухи. Сначала выставляли как все в поселке - за 30 тысяч – ни одного звонка за год. Сейчас хоть вы позвонили…

- А диван и три ковра – тоже для маркетинга?

- Да вы что! Все вещи отдаем. Их же ни продать, ни вывезти на самолете нельзя. Хотите, мы вам еще по соседям пособираем? Они домашний кинотеатр оставили. Стенка есть, нужен небольшой ремонт, я сам за вечер сделаю.

Вроде, нормальные…. Знакомимся. На трубке Сергей, 65 лет, шахтер, на пенсию ушел в 2015 году. «Еще бы поработал, но шахту прикрыли, и судьба пошла наперекосяк, решили уезжать».

Два сына давно на Ставрополье, зовут к себе, домик им присмотрели. Жена Галина тоже пенсионерка, 20 лет была табельщицей на той же шахте. Мается без дела, но работать негде, в поселке в прошлом году закрылся последний магазин и даже остановку снесли. «Она теперь не нужна, автобусы все равно не ходят, - говорит Галина, перехватившая телефон у мужа. - Шесть пятиэтажек пустые, людей либо перевезли на уплотнение, либо они правдами и неправдами удрали на материк. В нашем доме остались мы, два старых дурака, и еще три семьи – в другом подъезде. В пятиэтажке напротив - человек пять. Заняться нечем – караулим подъезд, чтобы батареи не срезали. Волков гоняем – раньше, пока поселок был живой, они из тундры не выходили, сейчас это их территория …»

Мама дорогая! Да что ж вы сидите? Бросать все и делать ноги!

- Не так просто. Квартира по глупости приватизирована, надо найти другого собственника, а то придется до конца жизни платить ЖКХ, - совершенно непонятно объясняет Сергей.- На что нам жить в России, если оплачивать еще и эту квартиру? Не будешь платить – подадут в розыск, потом суд, а то и тюрьма. Нам это надо?

- У меня отец из лагеря бежал, пристрелили, но потом реабилитировали, - со значением встревает Галина, обращаясь не столько к корреспонденту, сколько к своему законопослушному мужу. – Сейчас не те времена –многих еще до смерти оправдывают.

Страху на людей напускают местные власти. Дело вот в чем. У некоторых сбежавших собственников многолетние долги за ЖКХ давно превысили стоимость брошенных квартир. Коммунальщики и налоговая хотели бы взыскать с должников, но уехавшие адресов не оставляют, потому и не попадаются. Прижать по закону – фантастическая процедура: какие у администрации основания объявлять людей в розыск через УФМС? . Заселить туда новых жильцов нельзя, потому что сразу вмешается прокуратура. Правовое управление мэрии просто для профилактики стращает тех, кто пока сидит на месте. Но люди реально боятся: вдруг вернешься за какой-нибудь справкой, а ее из подлости не дадут, вдруг подойдет очередь на получение сертификата, а тебе скажут: все, его уже проела неоплаченная коммуналка. Да мало ли что они придумают! Вот же, перестали принимать в дар приватизированные квартиры в поселках, в Воркуте администрация отбивается от подарков жилой площадью более 20 квадратных метров – дорого ее содержать. А людям не дорого? Сергей с Галиной за свои 44 метра каждый месяц выкладывают по 9 800 рублей – треть от двух пенсий. 12 тысяч присылает старший сын за свою квартиру в Воркуте. Платежки не только оплачивают, но и время от времени туда наведываются «к сыну» - нужно создавать видимость, что здесь живут. Этим летом кто-то уже пробрался в квартиру и вынес всё, что посчитал ценным. Теперь балконную дверь подпирает шкаф. Квартира тянет всех иморально, и материально, неплохо бы отдать ее городу под гостиницу - место хорошее, в центре.

Пресс-секретарь главы города ни о чем подобном не слышал: «Никаких даров сроду не принимали, это незаконно. Были попытки расприватизировать квартиры, но их редко доводят до конца, люди не хотят хлопотать или передумывают». Только что не сказал: «Ну и слава богу!» - на муниципалитете огромный жилой фонд, голова пухнет, что с ним делать.

По данным агентства БНК, мэрия ежегодно отключает от коммуникаций около 16-17 многоквартирных домов, чтобы минимизировать затраты на их содержание. Также в Воркуте действует программа уплотнения, по которой пустеющие районы постепенно расселяют и консервируют. К примеру, в прошлом году расселили восемь многоквартирных домов, 160 семей. С начала 2019 года еще четыре дома с 80 семьями. Дома нежилые, но и не под снос – их надо поддерживать. Как и жилье собственников, переехавших не по воле муниципалитета, а по собственному желанию. Это ложится дополнительной нагрузкой, город платит за содержание и капремонт покинутого жилья, батареи отапливают пустые квартиры, пока их не снимут мародеры.

Почти все дома в Воркуте стоят на сваях, вбитых в промерзший грунт. Летом для поддержания грунта в таком состоянии используют сезоннодействующие охлаждающие устройства. На панельках, где одна половина дома пустая, а в другой в паре квартир еще живут люди, приходится экономить на искусственном охлаждении, оправдываться, что им и природного холода хватает - круглогодично стоят с выбитыми стеклами, без дверей. Через год-два панельки становятся аварийными, но на их снос средств нет. Жизнь продлевается косметическим ремонтом за счет бюджета..

- На балансе у администрации более 5000 пустых квартир, на их обслуживание требуется около полумилларда рублей в год, 20-30 миллионов месяц, - рассказал мэр Игорь Гурьев. - Мы уходим от содержания нежилых муниципальных помещений, экономим несколько миллионов, но все равно это тяжелое бремя для бюджета..

- Я в шоке, - поделился с «НИ» ведущий специалист Института социально-экономических и энергетических проблем Севера Виталий Лаженцев. - Целесообразно ли при годовом бюджете в 4 миллиарда рублей полмиллиарда вкладывать в жилфонд поселков, которые уже никогда не будут востребованы? На интернет-ресурсах люди предлагают выдать им просто деньги, чтобы они могли купить жилье в городе или, возможно, за пределами. Это представляется более разумным, чем отапливать тундру. Но нам уже 10 лет твердят, что средства на ЖКХ целевые, их нельзя раздать, нарушим законодательство, ограничим в правах других жителей. Это просто бюджетные стереотипы, помноженные на традиционную бюрократическую осторожность. При этом все понимают: город выживет, если станет компактнее и стряхнет с себя лишнюю коммуналку. Но при существующей налогово-бюджетной системе в нашей стране улучшить положение дел в муниципалитетах возможности нет. Можно придумывать «экономию», хитрить, низко кланяться, бить челом, но изменений не будет. Серьезные сдвиги возможны лишь при внесении корректировок в налоговый и бюджетный кодексы. И это тоже затруднительно, потому что центральная власть на такие шаги не соглашается. Тогда ведь надо принимать и политическое решение – сбрасывать «балласт»: 30 тысяч пенсионеров и инвалидов, которые мечтают выехать за пределы Воркуты. На их социальное и медицинское обслуживание тратится 20 процентов доходной части муниципального бюджета. Но если люди будут выезжать на Большую землю сегодняшними темпами – 300 человек в год, – очередь рассосётся только через 100 лет. Мучительное прозябание обеспечено всем.

Проблему быстрого переселения из Воркуты может решить государство. Цена вопроса 60–70 миллиардов рублей. Если, конечно, очень захочет. Но энтузиазма не видно, - рассуждает эксперт. – Денег наа государственную программу переселения из заполярного города найти не могут , однако они чудесным образом нашлась в бюджете на премии и бонусы чиновникам на ближайшие два года (143,5 млрд ₽ в 2019-м + 208,9 млрд ₽ в 2020-м). Ну несопоставимая же сумма: 70 миллиардов на нужды людей и более 352 млрд ₽ - на побрякушки слуг народа!

Трудно отделаться от ощущения, что людей Севера, на которых держалась и держится экономика страны, просто грабят. Причем много-много раз. К этому привыкают, подстраиваются и даже воспринимают с юмором, если все позади и благополучно обошлось. Дух переводят в соцсетях, в многочисленных группах воркутинских переселенцев. Читают, похоже, только друг друга. Другим их заботы уже не интересны.

Новые Известия

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic