ansari75

Categories:

Сожаление иногда бывает искренним?

Недавно  бывший генсек СССР М.Горбачев выступил с заявлением, в котором, конечно, не принес покаяния, но признался, что не снимает с себя долю ответственности за распад СССР.

Реформировать, обновить Союз было необходимо и возможно. С запозданием, но мы пошли именно по этому пути. Если бы все участники этого процесса проявили ответственность, то, я уверен, он дал бы результат: у нас были бы сильные, действительно суверенные республики и сильный, эффективный центр, действующий в их общих интересах. Но решить эту задачу мы не смогли. Я не снимаю с себя свою долю ответственности,
— признался Горбачев в интервью. При этом, как подчеркнул политик, его совесть чиста.

Я отстаивал Союз до конца, действуя политическими методами,-
объяснил Михаил Сергеевич. Он признался, что и тогда, и сейчас убежден: действовать силовыми методами было нельзя из-за угрозы начала военных действий.
Если бы не позиция России, у сепаратистов других республик никогда не хватило бы сил развалить Союз.
Михаил Горбачев сообщил, что он и сейчас уверен: даже после августовского путча, в результате которого республики приняли декларации о суверенитете и независимости, можно было договориться о создании союзного конфедеративного государства. Проект договора был подготовлен.
 

Люди не понимали, что теряют страну. Никто не выступил в защиту Союза. Думаю, из этого следует важный вывод: в делах, затрагивающих судьбу страны, недопустимы безответственность, популизм, дешевая демагогия,

Источник: historytime.ru

Мы можем не верить М.Горбачеву. Мы можем искать элементы манипуляций сознанием, указывать на действия пятой колоны и врагов из западного мира. Все-таки шла холодная война. Все-таки советники и М. Горбачева и Б.Елицина обучались на Западе, действовали по западным технологиям и перестройку начали с экономического разрушения страны, чего такие как наши лидеры из ЦК и М.Горбачев в первую очередь не могли понять и оценить. Им развал подавался в качестве реформ, а вел он, естественно в иную сторону.

И вот тут-то возникает уже иной вопрос: а был ли СССР на момент развала тем, который создавался в 20 е годы и развивался до семидесятых годов прошлого века?

Пусть на референдуме 1991 года 76, 4%. От всего населения страны это всего лишь 61, 12%. Большинство, но абсолютное ли? 

Пойдем далее.

1993 год апрель. Очередной референдум с агиткой, которую тиражировали совершенно свободно: да-да-нет-да.

На всероссийский референдум 25 апреля 1993 года были вынесены 4 вопроса (ниже приведены данные в процентах от числа проголосовавших согласно официальному сообщению ЦИК[1]):


  1. Доверяете      ли Вы президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину? («да» —      58,7 % голосовавших)
  2. Одобряете      ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую президентом      Российской Федерации и правительством Российской Федерации с 1992 года? («да» —      53,0 % голосовавших)
  3. Считаете      ли Вы необходимым проведение досрочных выборов президента Российской      Федерации? («да» — 49,5 % голосовавших)
  4. Считаете      ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов      Российской Федерации? («да» — 67,2 % голосовавших)

Что мы получаем при таких результатах голосования? Опять-таки, согласие народа и на реформы, и на президенство Ельцина. Граждане доверяют ему, хотя совершенно очевидно следовало, что развал страны и СССР – это следствие социально-экономической политики и реформ, это президенство Ельцина и его уверенность в том, что реформы вернут нам  капитализм.

Этот референдум стал апофеозом оглупления народа, апофеозом той тайной разрушительной работы, которая велась на протяжении последних 30 лет перед катастрофой. Может быть, проголосуй люди иначе, не было бы и октября 1993 г. Власть бы задумалась и не форсировала бы процесс разрушения страны.

Но откуда же начался медленный дрейф народного самосознания от коллективизма, социализма и народовластия к уверенности в то, что наилучший строй – это западный капитализм, личный индивидуализм и многопартийная демократия с тем условием, что эти партии являются производными одной и той же силы: капитала?

Обвинить Хрущева в том, что все началось с его не слишком умной политики, было бы несправедливо. Похоже, что все наши лидеры не были злостными сознательными буржуями. Они верили в коммунизм, даже Горбачев. Но плохое знание политэкономии и отсутствие способности отделять зерна от плевел, как в отношении идей, так и в отношении личности, сыграли свою отрицательную роль.

Я не хочу обвинять народ, и уж тем более, не имею никакого морального и разумного права требовать от народа покаяния.

Еще в 60-е годы мы искренне  радовались своим достижениям в науке, искусстве, свободе и уровне жизни. Но яд постепенно проникал во все поры страны, от властей до простого рабочего.

Вспомните, о чем любили говорить во всех слоях общества. Не только интеллигенция, не только обиженные евреи, жаждущие уехать в свободный Израиль – мифическую прародину, но и работяги у станков, те самые, которые получали зарплаты больше, чем обычный доцент и даже профессор, колхозное крестьянство, которое  свободно торговало на рынках и не жалея денег устраивало своих детей в вузы.

Критика недостатков покрывала все очевидные достижения. Весь юмор строился на критике , журналы «Фитиль» , фильмы Рязанова, «Крокодил», рассказы молодых писателей типа «Сто дней до приказа» , анекдоты и сплетни на лавочках. И весь этот негатив накручивался стремительно и пошел в 80-е годы лавиной.

Так и слышалось со всех сторон:

Стране нужен хозяин. Он- то уж наведет порядок. Сейчас все у нас несуны. Государственную собственность никто не считает своей. Все растаскивают, работают спустя рукава, а при хозяине будут отвечать за воровство и безделье. Хозяин уж он наладит работу!

Спрашиваешь: а вы хотите, чтобы над вами был хозяин, справедливый и не очень, но погоняющий кнутом?  Смотрят на тебя круглыми глазами и не могут понять, что и им придется трудиться на хозяина.

Должна быть биржа труда. Безработица стимулирует труд. Спрашиваешь их: а не думаете вы, что первыми окажетесь в числе безработных? И снова удивленный и непонимающий взгляд.

Бесплатная медицина – зло. Врачи ничего не знают. А вот будет платная, тогда научатся и лечить, и зарабатывать. Спрашиваешь: а вы уверены, что вам всегда хватит денег на лечение? И снова недоумение, что, мол, спрашиваешь, у меня уж точно, хватит.

Квартира от государства? Да уж лучше бы мне дали построить свой домик. Уж он бы точно не был бы двухкомнатный. Дайте только материал покупать свободно.

Колбаса из туалетной бумаги. Сады, интернаты , больницы – рацион хуже тюремного.

Наша промышленность и техника разве может сравниться с западной?

Билеты на самолет дешевые? А попробуй, купи их. Спросишь: почему не сидите дома? Так у меня сын на Дальнем Востоке, дочь на Украине, внуки в Ленинграде учатся. Нужно же ко всем съездить, помочь, гостинцы привезти. А еще отдых на море. Как же не поехать.

И нет никаких подлинных знаний о  Западе, поэтому  и  невдомек советским гражданам, что поездка из одного конца страны в другую для тех довольно дорогое удовольствие. Что же касается морского отдыха, то до самых вожделенных лет уничтожения СССР он был доступен только элите, а не всякому плебсу.

Хорошо бы этими размышлизмами грешила только интеллигенция, но подобные мысли внедрялись в сознание всем, от мала до велика.

Почему и как?

Даже если сами вы не жили ни при Сталине, при Хрущеве или Брежневе, стоит посмотреть хотя бы на советские фильмы, почитать советские книги, взглянуть на архитектурный облик городов, на интересы простых людей. И вы отчетливо увидите, что страна СССР под руководством Сталина и его наркомов, это совсем иная страна, чем та, которую снимала Кира Муратова, Рязанов или Кончаловский с Михалковым.

И отличие это в том, что СССР сталинский – это великая, независимая держава, идущая своим путем. Это не страна репрессий, страха или всеобщего дефицита. Это страна, в которой развивалась не только промышленность, но и культура и потребительская сфера.

Задачей государства было создать для народа страну, в которой каждый бы гражданин жил и чувствовал себя так, как когда-то жила и чувствовала себя только аристократия.

Именно по этой причине строилось метро, подобное дворца и дворцы культуры, подобные особнякам. Именно поэтому осваивались новые технологии производства продуктов питания.

Именно поэтому строились дома, даже с небольшими коммунальными квартирами, но с шикарными фасадами, с классическими колонами или фронтонами, которые в хрущевское время назвали «архитектурными излишествами» и уничтожили, превратив жилой дом, похожий на аристократический особняк, в стандартный, но очень дешевый жилблок, похожий на казарму. Именно поэтому давней большевистской мечтой было освобождение женщины от домашней работы и создавались фабрики-кухни для всех слоев населения.

Нынешняя молодежь, любящая фаст-фуд и считающая, что при первой же встречи молодогшо человека с девушкой нужно не гулять по улицам и даже музеям, а идти в кафе или ресторан. Ресторан – это круто. Но и большевики мечтали о том же, чтобы рабочий или служащий шли домой и разогревали вчерашние котлеты, а могли отдохнуть сами и дать отдых жене в кафе или взяв свежие  обеды домой с фабрики-кухни.

И все это было не срисованным с Запада, потому что по тем временам кафе и рестораны считались местами отдыха только богатых, а именно советской мечтой.

Но с приходом новых управленцев в ЦК и во власть возникла проблема: зачем тянуть весь народ в аристократию? Дешевле и проще вернуть его к состоянию трудящегося, хоть и не эксплуатируемого, но тем не менее, и не ставшего господином. 

Социальное разделение, незаметное до этого, стало постепенно нарастающим фактором. И под него подвели идеологию: культ личности и незаконные репрессии.

Нужно было убрать Сталина ради того, чтобы его политика, его отношение к народу, его отношение к будущему страны социализма не вошло в контраст с новой политикой экономии на народе и свободе для интеллектуальной элиты.

Не только Сталина вынесли их мавзолея. Вынесли всю его политику позиционирующую народ, рабочий класс не только ведущей силой общества, но и достойной самой высокой культуры, самого высокого уровня жизни.

Убрали излишества в архитектуре, упростили и удешевили станции метро и  дворцы культуры и спорта. 

Сталинский дом 50-х гг.
Сталинский дом 50-х гг.

Народ должен чувствовать, кто он есть: скромный, без излишеств и высокой культуры потребления, труженик советского общества.

"Хрущвка"
"Хрущвка"

Самым важным лозунгом стал лозунг: догнать и перегнать Америку. Но в чем? Где и как Америка обогнала нас? В науке? В космосе? В вооружении? В новых видах энергии? Нет и еще раз нет. Америка оказалась впереди всего мира по потребительству в самом худшем его варианте: одежда, еда и личные машины.

И стал наш советский народ гордиться не страной, не своим собственным путем, не своим социальным равенством, а джинсами как в Америке, плащами болонья и нейлоновыми рубашками как в Европе.

Стиляги не свой стиль вводили в моду. Они не мечтали быть никакими законодателями. Они мечтали быть непохожими на советских трудящихся и вести образ жизни золотой молодежи Америки, с рок н ролами, ресторанами, с наркотиками и свободной любовью.

И дело не в том, что мода –это нечто запретное и обязательно буржуазное. Разница лишь в том: для всех она или только своего рода маркер элитарности. При Сталине была цель одеть весь народ красиво и модно. В последующие годы целью стало одеться как в Европе и выделиться из толпы рабочего класса. Это разница кардинальная.

Советские граждане 50-х гг
Советские граждане 50-х гг

Вот так постепенно мы и пришли к тому, что одна часть советских граждан последовала хрущевскому лозунгу догнать и перегнать Америку по образу жизни и шмоткам, а другая увлекшись несправедливостью в отношении собственных благ, стала смотреть на Запад, но с других позиций: сейчас я никто, а вот при капитализме, я буду ого-го.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic