ansari75

Categories:

Современная Медея.

Малыша, которому мать выколола глаза, из Хакасии отправили в Москву.

Поздно вечером 26 октября в семье случилась беда. Заподозрив мужа в измене, 36-летняя мать будто обезумела. И, чтобы отомстить, выколола глаза младшему сыну.

До тех пор Оксану и Ивана (все имена детей и взрослых изменены) считали образцовой семьей. Растили четверых детей, обихаживали свой дом в хакасском селе Таштып. И тут такое…

Хотела отомстить мужу

"Непьющие, несудимые. И вдруг женщина узнает, что муж вроде как ей изменяет. На нее помрачение нашло. Тем более был выходной, муж уехал в Абакан. Вернулся поздно, смотрит: она в комнате одна с ребенком, шепчет ему что-то непонятное. А все уже произошло. Ткнула в глаза ребенка ножом.
Увидела мужа, выскочила из дома полураздетой, выкрикивала: «Демоны, демоны!». Давай бегать по соседям, прыгать через заборы, долбиться в двери, окна, бить стекла. Муж вызвал скорую, а медики потом уже позвонили в полицию. Просто ужас…" -  рассказал источник, знакомый с ситуацией.

Важно: семья всегда была на виду. Кроме маленького Никитки, Оксана и Иван растили еще троих детей, один из которых - с инвалидностью.

Ни от кого замечаний не было никогда - ни от соцслужб, ни от школы. Папа в зимний период работает кочегаром, летом в отпуске без содержания. Но он сидел на иждивении государства: обязательно подрабатывал. С нашей же стороны было все: меры соцподдержки, выплаты, предусмотренные для многодетных семей, но…

Причем тут малыш?

Для жителей Таштыпа (как и всей России) произошедшее - настоящий шок. Как только рука поднялась - на беспомощную кроху, обсуждают они.

"Принято решение отправить ребенка в Москву, в клинику Гельмгольца, по программе ОМС. Давать гарантии, сохранит ли мальчик зрение, мы, увы, не можем", - сообщили в пресс-службе Минздрава Хакасии.

Справка

Национальный медицинский исследовательский центр глазных болезней имени Гельмгольца – старейший в России офтальмологический научно-исследовательский институт, получивший в 2019 году статус Национального Центра Глазных болезней.

_____________________

Есть у древнегреческого поэта Еврепида пьеса под названием «Медея».

Медея дочь колхидского царя, помогшая греку Ясону украсить у отца золотое руно, не смогла вынести неверности своего избранника. Жажда мести и ревность заставили ее убить своих собственных детей, двух мальчиков, которых Ясон собирался забрать. 

Так написано в пьесе, но как в то время, так и по сей день история о том, что женщина может из чувства ревности и мести убить или причинить вред собственным детям, повергает человеческий разум в ужас.

Сам миф об аргонавтах, золотом руне, Ясоне и Медее хоть и довольно кровавый, но не содержит в себе страшной истории о ревности и убийстве собственных детей.

Более того, даже в пьесе, написанной якобы по просьбе коринфян, ненавидевших Медею и самих убивших ее детей, Еврепид делает скидку на то, что она не была гречанкой, а дикой уроженкой Причерноморских степей, варваркой, для которой страсть была выше разума.

Что мы видим сейчас? Возврат к древним обычаям и нравам, когда разум бессилен над страстями? Или это результат праздной жизни большинства населения? Праздной, потому что то, что предлагает нам наша православная церковь: да убоится жена мужа своего, да сидит дома, угождая ему и рожая детей, насквозь опустошает духовный мир человека.

Тот образ жизни, который складывается у большинства: работа мужа и сидение жены дома, пока ребенку не исполнится три года, потому что легче жить на пособие декретного отпуска, чем искать няню, на которую все равно не хватит денег, приводит женщин к психологическому дискомфорту, к вынужденной праздности и бесцельности существования. Детские ясли у нас оптимизировали, поэтому и растянули декрет на три года: сразу в детский сад. Ведь следить за младенцами и кормить их правильно, постепенно приучая к самостоятельности, гораздо накладнее, чем получить уже готового к самостоятельности ребенка, умеющего следить за собой, есть самостоятельно и одеваться самостоятельно. Здесь уже не нужен штат нянечек и кормилец. Двух воспитателей на группу вполне достаточно.

Что же касается обеспеченных длительным декретом российских женщин, то они вряд ли понимают подоплеку этого доброго жеста.

Для них сидение дома с детьми — это вечный стресс от невостребованности в общественной жизни, от однообразия и пустоты жизни. Дети, конечно, вроде бы и являются смыслом ее жизни, но и участие в жизни общественной тоже необходимо.

Напрасно анализировать семейные отношения или материальный достаток в семье.

Дела обстоят гораздо сложнее. Человек вне разумной общественно-полезной деятельности становится подвержен массе стрессов, нравственных извращений, толкающих его на насилие, убийство, разврат или суицид.

Почему мы получили столь плачевную криминальную картину в нашем, да и мировом обществе? Социальное расслоение и бедность, это только часть проблемы. Гораздо более значительные изменения в психике человека происходят не от борьбы за существование, а из-за бесцельности этой борьбы.

Праздность под видом трудовой деятельности охватывает ныне почти все общество. Отсюда как атрибут настоящей жизни — адюльтер, пьянство, наркомания. Ревность и насилие фигурируют сейчас во всех отечественных и зарубежных сериалах.

Есть русская пословица: «В тихом омуте черти водятся». Она как раз очень актуальна для нас. Пустота жизни, ставшая неизбежностью и привычкой, при сдерданном характере и видимой правильности и сдержанности, формирует в личности подспудно вулкан стрессовых противоречий, которые и разрешаются потом насилием.

Обычно подобные стрессовые проявления охватывают людей очень религиозных. Они копят в себе обиды, гнев, прямоту в высказываниях. Это ведь грех. Не судите, не сопротивляйтесь. Гордыня начало начал греховности.

В церкви нужно молиться, стоять молча часами. А потом, на свободе все, скопившееся и раздражавшее в течение долгого времени, прорывается наружу.

Во времена хрущевской антирелигиозной пропаганды был описан такой реальный случай. Мать, очень религиозная и тихая одинокая женщина, пришла из церкви и увидела, что девочка пять лет вырезала ножницами из праздничной  скатерти цветочки. В ярости мать схватила эти ножницы и ими изрезала все руки ребенка.

Пример взят не для дискредитации православия, а для того, чтобы показать, как формируется статическое состояние души, прорывающееся неожиданным  взрывом.

Состояние аффекта. Да. Но к этому состоянию нужно прийти.

Ребенка можно только пожалеть. Но и мать достойна сочувствия. Никогда в жизни она уже не забудет и не простит себе того, что сделала.

Трагедия в Хакасии — это трагедия всего нашего общества, лишенного смысла общественно-полезного труда и ответственности личности перед обществом.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic