ansari75

Category:

«Я человек светский, но процессы, идущие в России, заставляют задуматься…»

Кургинян.

Процесс, происходящий в России, можно рассматривать не только с рациональной стороны, но и вводить некоторые иррациональные моменты, используемые религиозными людьми. Такое мнение высказал лидер движения «Суть времени», режиссер «Театра на досках» Сергей Кургинян 5 октября перед премьерой своего нового спектакля «Крот», сообщает ИА Красная Весна.

Сергей Кургинян отметил, что ранее всегда считал, что процессы, происходящие в России, надо понимать сколь угодно сложно, эмоционально, но в первую очередь — рационально: «То есть не надо вводить в это понимание какие-то там слишком легко вводимые бесовские силы и все остальное. Я понимаю религиозных людей, когда они это вводят. Но я человек светский и помимо прочего мне всегда казалось, что если начинаешь это вводить, то как-то всё это слишком просто. Как бы меньше умственное напряжение возникает от этого».

Однако, по признанию режиссера, события развиваются таким образом, что кажется «невозможно определить происходящее здесь без включения этих обстоятельств».

Для наглядности Кургинян привел мысль, озвученную писателями, братьями Стругацкими: «Знаете, я не люблю Стругацких, но у них есть очень интересное выражение: если ты вдруг обнаружил, что на какой-то планете завелись бесы, то надо не рассуждать с позиции материализма, что это невозможно, а изготавливать святую воду в индустриальных масштабах».

«И в этом спектакле я пытаюсь исследовать именно этот не до конца рациональный аспект произошедшего», — подчеркнул режиссер.

Напомним, 4 и 5 октября в «Театре на досках» прошла премьера спектакля «Крот». Режиссер и автор произведения Сергей Кургинян определил его жанр как мистерию о том, что сущностно произошло с Россией в перестройку.

В спектакле с разных сторон показывается соблазн, которому поддались советские люди, допустившие в итоге развал своей страны.

_________________________

Впадать в мистику сейчас стало трендом. Проханов, позиционирующий себя коммунистом и приверженцем СССР, давно уже стал откровенным православным мистиком.

Некто Дервиш без мистицизма пелевинского толка не может написать ни одну статью.

Вот теперь и Кургинян стал задумываться, а не мистические ли силы так резвятся в нашей стране?

Нет, не мистические, а самые обычные, человеческие.

Когда одну систему, построенную на рационализме, без частной собственности, без власти капитала, без религиозных традиций внезапно перестраивают на систему, где силен тот, кто имеет деньги и собственность, то так или иначе вы получите ничем неконтролируемые человеческие страсти в самом худшем их проявлении.

Вспомните Кира Булычева «Ущелье ведьм». Ведь там именно о нашем нынешнем состоянии общества и идет речь.

Поскольку старые идеалы, старые законы и образ жизни разрушили, поскольку в обществе всякие религиозные доктрины перестали руководить людьми, то получилось , что над теми, кто решил стать богатым и властным не осталось никакого закона.

Уголовный кодекс может решить многое, но в условиях, когда общество пытается жить по закону. Но если в обществе утверждается идея власти через деньги, то оно становится обычным разбойником с большой дороги.

Религии нет и вернуть ее невозможно в виде искренней веры в Бога и сдерживающего фактора. Уголовная ответственность может быть снята за деньги. Прибыль может быть увеличена через коррупцию, рэкет и мошенничество. Закон не способен ограничить эти действия, потому что и те, кто его отправляет, и те, кто стал у власти, и те, кто стал собственником циничны до мозга костей. 

Нравственный критерий не работает в условиях полной потери чувствительности к страданиям ближнего и в условиях  вседозволенности.

Если хотите видеть мистику, то скажите себе честно: человек без жесткой ответственности за свои поступки, перед Богом или перед судом ( привет плакальщикам о расстрелянных советских валютчиках и китайских коррупционерах) атрофировал в себе совесть и всякую нравственность.

Возможно, что и по медицинским показателям во власть и бизнес попали люди с диэнцефальным синдромом, у которых совесть отсутствует на генном уровне. Тем более таких нужно было в свое время контролировать жесткими законами, а не радоваться успехам нашего бизнеса, от начала и до конца построенного на цинизме, жестокости и льготных правах, зиждущихся на бесправии остальных членов общества.

Никакие духовные скрепы, никакое православие не будет работать там, где в силу предшествующих обстоятельств с народа снят груз суеверий и невежества. 

Религия в этих условиях становится не облагораживающим элементом и не сдерживающим началом, а удобной конъюнктурой для одних, обузой для других и лишь для минимальной части – способом освободиться от страха перед жизнью и от необходимости думать и поступать с осознанием своей ответственности перед людьми. 

Что может изменить ситуацию? 

На первых порах хотя бы жесткое исполнение законов. Но ждать исполнения законов в полностью коррумпированном, построенном на личных связях и преференциях «своим», государстве , невозможно.

У нас нет еще сложившегося равновесия между крупными монополистами, олигархами и корпорациями, когда ради баланса сил они ставят в правительство нейтральные фигуры и создают видимость демократии, строго следя друг за другом и пытаясь пресечь коррупцию на фазе зарождения. И хотя это получается плохо, потому что коррупция есть  неотъемлемая часть конкуренции между собственниками, кое-какое равновесие все-таки достигается. Во всяком случае, народ верит в свою демократию, считает церковь и веру частью своих традиций и терпеливо ждет, когда родится светлое будущее из успехов науки и культуры под властью демократии и процветания.

Такое равновесие возможно лишь при длительном функционировании капиталистической системы, когда слившись с самого начала с феодальным мировоззрением, капитализм включил в свои ряды аристократическую элиту и позволил самим капиталистам из третьего сословия стать наследниками великой культуры, чтобы  осознать свое избранничество.

В Европе по сей день народ живет менталитетом средневековья, несмотря на отказ от религии, на свободу совести и равенство прав. Сословный принцип незыблем и укоренен в сознании, хотя не мешает каждому гражданину чувствовать себя свободным.

Наш менталитет – это менталитет единого коллектива, где все равны, где царит принцип справедливости и оценки личности по заслугам и где правитель – не просто самый достойный, но еще и Отец народа или народов.

Русская крестьянская община, монархия и позднее равноправие трудящихся без права частной собственности отбирать  справедливость в свою пользу, сословность и авторитет, сформировали особую  психологию народа.

Привить ему сословность на принципах имущественной разницы, равно как и религиозность в качестве основы традиционного неравенства и добропорядочности для обывателя, невозможно.

Внутреннее осознание себя равным другому вне чинов, званий и богатства, требует и равной для всех справедливости.

Именно по этой причине произошел страшный разлом между народом в целом и элитой с властью как представителями иного народа, заведомо узурпатора и чуждого справедливости.

Отсюда такой цинизм властьимущих и такое упорное нежелание отказываться от своих прав у народа.

Все это порождает неврастеничное и мизантропическое состояние умов у всех: и у народа, и у элиты.

Мы живем в перманентном состоянии, когда низы не хотят жить по-новому, а власти не могут управлять по- новому, где это новое – социальная дифференциация для народа и абсолютная выгода для капитала.

Антисоветизм – это не только идеология Запада и православной церкви. Это необходимый метод в перевоспитании советского человека в нужном капитализму направлении.

Почему так легко русский человек стал советским? Да потому что весь двухтысячелетний образ его жизни зиждился на том, что народ – это единая крестьянская семья или община. А дворянство и монарх – это иноземцы, приглашенные еще древними славянами володеть и править ими.

В революцию варяги ушли. Остался один единый народ. 

Теперь же этому народу навязывают новых варягов. Но он, почувствовавший волю и собственную силу, уже не хочет считать миллионера на джипе или в Думе лучше себя. 

Он не хочет, чтобы одних детей учили в элитных школах, чтобы лечили за большие деньги  лишь избранных, чтобы доходы одних превышали доходы других в сотни раз  при затрате одинаково сил и способностей.

А загонять народ в стойло необходимо. А иных средств, кроме лжи, насилия и отъема прав нет.

Вот и мерещится многим, что это мистические силы будоражат наше общество и не дают ему стать демократическим и благополучным как на Западе

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic