Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Охота за ведьмами в вузах и университетах после объединения Германии

Оригинал взят у pyhalov в Охота за ведьмами в вузах и университетах после объединения Германии
http://www.terrahumana.ru/arhiv/16_02/16_02_07.pdf

Г. Конрад
Охота за ведьмами в вузах и университетах после объединения Германии глазами немецкого доктора технических наук

Представлена научная карьера автора – бывшего профессора Дрезденского технического университета, его сотрудничество с научными учреждениями СССР и современной России. После объединения Германия законы старой ФРГ действовали сразу в новых землях бывшего ГДР. По старому германскому закону происходила проверка на политическую благонадежность всех государственных служащих, в том числе всех преподавателей университетов и вузов, проводившаяся персональными комиссиями. Вследствие этого многими учеными – порядочными гражданами ГДР – была потеряна работа, а сотрудничество с научными учреждениями России прекращено. Показано, как удалось, несмотря на произошедшее, продолжить научное сотрудничество со странами СНГ.

Конрад Г. Охота за ведьмами в вузах и университетах после объединения Германии глазами немецкого доктора технических наук // Общество. Среда. Развитие. – 2016, № 2. – С. 43–45.
© Конрад Гарри – доктор технических наук, профессор, Дрезден, Германия; e¬mail: terrahumana@terrahumana.ru

Я, Гарри Конрад, учился электротехнике в Дрезденском техническом университете (ДТУ). После защиты диплома работал с 1954 г. до 1964 г. научным ассистентом (сотрудником) заведующего кафедрой преобразовательной техники и электротермии проф. Рудольфа Лаппе, прошел с 1961 г. до 1962 стажировку по электротехнологии в лаборатории электротехнологических установок (ЭТУ) Ленинградского политехнического института им. М.И. Калинина (ЛПИ). Под научным руководством проф. Александра Васильевича Донского смог тогда приготовить часть своей кандидатской диссертации, которую успешно защитил в 1973 г. в ДТУ.

После этого начал в 1964 г. деятельность руководителя отделения научно-исследовательских разработок и заместителя директора по технике на предприятии Индукаль/Стеремат (Берлин). Там я 10 лет занимался разработкой высокочастотных установок для индукционного и диэлектрического нагрева, для выращивания кремниевых монокристаллов, для искровой обработки твердых материалов и для ультразвуковой обработки материалов.

По совместительству с 1969 г. читал лекции по электротермии в Магдебургском техническом институте.

В 1967 г. я получил от Министерства высшего и среднего образования ГДР возможность проведения заочной докторантуры опять в ЛПИ и защитил там в 1973 г. свою докторскую диссертацию по теме «Электронные преобразователи в электротехнологических установок».

В 1973 г. министр высшего и среднего образования ГДР предложил меня на должность ординарного профессора по направлению «Электротехника» (по специальности силовой электроники) в ДТУ. Будучи заведующим кафедрой, я читал до 1992 г. лекции по основам силовой электроники, по полупроводниковым приборам, по источникам питания для электротехнологических процессов, проводил практические занятия. По заказам, получаемым от промышленности, были проведены исследовательские разработки по высокочастотным преобразователям частоты для индукционного нагрева, по новым полупроводниковым приборам, по автоматизации процессов выращивания кремневых монокристаллов.

В то же время я руководил подготовкой к защите ученой степени кандидата технических наук более чем двадцати сотрудников моей кафедры.

С 1976 г. до 1985 г. я был директором секции электротехники ДТУ, в которой было 4 отделения («Электрические машины и трансформаторы», «Электрические приводы», «Высоковольтная техника» и «Электроэнергетика») и 8 кафедр.

В разные годы моей работы в университете и промышленности я тесно сотрудничал с учреждениями науки и производства, например с ЛПИ, ЛЭТИ, ВНИИТВЧ и активно принимал участие на научных конференциях в Советском Союзе. Познакомился с русским гостеприимством и русской душой, научился ценить и любить Россию, у меня сложились дружеские отношения, которые поддерживаются до сегодняшнего дня.

В 1990 г. пришел так называемый «переворот» в ГДР. Депутаты Народной палаты ГДР согласились в сентябре 1990 г. с роспуском ГДР и присоединением к ФРГ по статье 23 Конституции ФРГ, а именно – без референдума (а, например, присоединение Крыма к России в 2014 г. произошло в результате референдума). Таким образом, земли страны ГДР стали 3 октября 1990 г. землями ФРГ, несмотря на то, что эти земли в тот момент формально еще не существовали и не имели никаких избранных депутатов в Народной палате. Тем не менее, с этих пор для них, как и для старых земель, действовали конституция и законы ФРГ.

Важнейшим мероприятием новой власти стала проверка и кадровое обновление государственных служащих. Например, для всех преподавателей вузов и университетов, всех профессоров, доцентов и сотрудников решался вопрос об их дальнейшем пребывании или увольнении. Был использован так называемый «радикальный указ» ФРГ от 1972 г., то есть запрещение занимать должность в государственных учреждениях по политическим мотивам. В свое время около 3,5 миллионов служащих были проверены федеральным ведомством по охране конституции на политическую надежность. Было проведено 11 000 официальных процессов запрета на профессии, и несколько тысяч людей потеряли свою работу. Хотя радикальный указ в «старых» землях ФРГ фактически уже не был действительным, новые земли подхватили его с восторгом. Безусловно, граждане, которые неофициально сотрудничали с органами государственной безопасности, увольнялись со службы, а все учреждения, которые занимались теорию и практикой общественных наук, в том числе марксизмом и ленинизмом, закрылись.

Особенно резко произошла «чистка» от коммунистических и социалистических идей в Саксонии. В государственных учреждениях, как например, в университетах, были созданы персональные комиссии из «надежных» преподавателей и сотрудников, которые действовали подобно политическим предшественникам – сторонникам метода Маккарти в 50-е годы в США: обсуждали и делали министру науки и искусства Саксонии предложения об оставлении или увольнении коллег. Как правило, научные достижения «обвиняемого» не играли роли, главным образом интересовались членством и деятельностью в СЕПГ и в государственных органах. Часто это делалось в отношении научных сотрудников из зависти или враждебности.

Меня пригласили на заседание персональной комиссии электротехники в феврале 1992 г. Напротив меня сидели в том числе три моих прежних профессора и один старший научный сотрудник. Заслушивание происходило отрицательно для меня, но, конечно, не только потому, что я декламировал Бертольда Брехта: «Какие есть аргументы против коммунизма? Он разумен, понятен любому. Он легок и прост. Ты же не эксплуататор – ты сможешь понять его. Он хорош для тебя, наведи о нем справки. Глупцы зовут его глупым, и грязные – грязным. Но он против грязи и против глупости».

Кроме того, министр науки и искусства Саксонии приказал разработать список из 56 групп профессий и должностей, занятие которых в прошлом исключало в дальнейшем для таких лиц деятельность в качестве государственных служащих.

Самая высокая степень дискриминации ученых достигнута, когда министр науки и искусства проф. Ганс Йоахим Мейер, который сам был преподавателем в ГДР и даже сопровождал министра высшего и среднего бразования ГДР в качестве переводчика с английского языка за границей, 9. ноября 1992 г. разослал по всем университетам и вузам так называемые «черные списки» с 884 именами профессоров и научных сотрудников, восстановление которых в штате университета или вуза Саксонии запрещено. В списке 1 числилось 622 преподавателя, которые уже были уволены (в этом списке я был под № 72); список 2 перечислял 222 ученых, процесс увольнения которых еще не был завершен.

По этим спискам в министерстве науки и искусства Саксонии до 1994 г. последовало увольнение 5700 человек.

На пасху 1992 г. министром я был уволен со службы без предварительного предупреждения, сразу – вручением заказного письма. Причинами моего увольнения министерством были названы активная партийно-политическая деятельность и нарушение прав других людей. Противясь увольнению, я подавал в суд жалобы на министра. В результате министерство отказалось только от «бессрочного» увольнения, все остальное сохранилось. Чувство личного оскорбления перед судом не позволило мне продолжить процесс.

Я сообщил о своем увольнении моим студентам и передал им задания и литературу, чтобы они могли закончить получение специальности с моими оценками их работ, которые я делал на дому.

Долголетнее сотрудничество между кафедрами ДТУ и ЛЭТИ было прекращено.

Неожиданно я стал безработным. К счастью, последнее правительство ГДР под руководством Ганса Модрова приняло закон о досрочном выходе на пенсию в возрасте 55 лет. Эту возможность я использовал и стал независимым в финансовом отношении.

Несколько лет я работал в ООО «Серводин» заместителем моего зятя, когда он был в отпуске. В конце концов, помогли мне коллеги из старого ФРГ, особенно проф. Альфред Мюльбауер, зав. кафедрой электротермических процессов Ганноверского университета, который знал, что я не могу жить без работы. Он организовал проект совместной книги «Электротермические технологии», которая вышла в 1992 г. Потом меня включили в совместный европейский проект «Современные энергосберегающие электротехнологии», реализовавшися Европейскими университетами Ганновера (Германия), Падуи (Италия), Электротехническим университом (ЛЭТИ) С.-Петербурга и Государственными техническими университетами Новосибирска и Самары. В рамках этого проекта я читал лекции в С.-Петербурге и Новосибирске, публиковался в учебных пособиях для вузов. Вместе с моими коллегами А.С. Василевым и С.В. Дзлиевым в 2006 г. была издана монография «Источники питания высокочастотных электротермических установок». Таким образом, в течение сорока лет каждый год я бывал минимум один раз в Ленинграде/С.-Петербурге, который стал мне почти родным городом.

Кроме того, уже 20 я лет работаю безвозмездно переводчиком русского языка для Службы старших экспертов (СЭС) Бонна. СЭС, некоммерческое ООО, посылает на общественных началах специалистов-пенсионеров, которые имеют богатый профессиональный опыт в различных отраслях экономики, по всему миру, в том числе в страны СНГ, чтобы оказывать практиче¬скую помощь малым и средним предприятиям, учебным заведениям, общественным организациям, др. учреждениям. Я перевожу заявки на экспертную помощь с русского языка на немецкий и вопросы экспертов – на русский для любой отрасли (например, техники, строительства, сельского хозяйства, медицины, гастрономии и так далее); в последнее время особенно часто – для азиатских республик, таких как Казахстан, Узбекистан, Туркменистан и другие.

Естественно, я потерял с объединением Германии свою работу профессора ДТУ, но остается утешаться тем, что я не был первым, с кем это случилось в Германии. Под руководством Габсбургского канцлера Клеменса Меттерниха Карлсбадские указы вступили в силу в 1819 г., тогда же – университетский закон. Указы запрещали деятельность националистических братств, предписывали уволить всех либерально настроенных профессоров университетов и усиливали цензуру прессы. В силу указов Эрнст Мориц Арндт потерял на 20 лет свою профессуру в Боннском Университете. Также жертвой этого закона стал поэт Август Генрих фон Фаллерслебен, который написал песню утешения лишнего профессора:

Ich bin Professor gewesen:
Nun bin ich abgeettzt.
Einst konnte ich Collegia lesen,
Was kann ich aber jetzt?
Jetzt kann ich dichten und denken
bei voller Lehrfreiheit.
Und keiner soll mich beschrдnken
von nun bis in Ewigkeit.
Es ist noch nichts verloren:
Professor oder nicht –
Der findet noch Augen und Ohren,
der Wahrheit schreibt und spricht...

Я был профессором:
Теперь я отстранен.
Когда-то мог читать лекции,
Однако, что могу теперь?
Теперь могу сочинять и думать
При полной свободе от преподавания.
И никто не должен лишать меня
Этого навеки.
Ничего еще не потеряно:
Профессор или нет
Имеет глаза и уши,
Пишет и говорит правду...

(перев. ред.)

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments