ansari75

Category:

Поклонение мастерству.

Известный пианист Владимир Самойлович Горовиц уехал их России, тогдашнего СССР, в Германию в 1926 году. А вновь посетил Москву и Ленинград только в 1986 году.

Но речь не о том, почему он уехал и какую заслуженную славу он приобрел в мире.

В Москве он выступал в возрасте 83 лет (родился в 1903).

Рихтер дал последний свой концерт в 1995 году в возрасте 80 лет (родился в 1915 г.)

И вот об особенностях исполнения и о возрасте, а попутно и о странах, хотелось бы поговорить.

Рихтер записывает Хорошо темперированный клавир Баха в 54 года (в1969 г)

Эмиль Гилельс записал и исполнил на концертах все сонаты Л. Бетховена уже в конце своей жизни, причем успел записать только 28 сонат из 32 –х. (Родился в 1916 г., умер в 1985 г.)

Скрипач с мировым именем Давид Ойстрах совместно с пианистом Львом Обориным записал все скрипичные сонаты Л.Бетховена. 

Запись в полном объеме чьих-то сочинений, будь то симфонии, сонаты для пианино или скрипки, концерты или отдельные этюды, как и вальсы, работа не только сложная, но, и это главное, отнюдь не прибыльная.

Решиться на нее можно только в условиях финансирования музыканта или дирижера.

И в этом отношении нужно отдать должное советской власти.

Это только при ее покровительстве и финансировании, только под влиянием ее идеологических установок по приобщению населения к классике можно провести такую масштабную работу.

Записи Хорошо темперированного клавира или всех сонат, фортепианных и ли скрипичных, можно сравнить только с грандиозной стройкой величественного храма музыки или искусства.

Только человек, не обремененный заботой о заработке и славе, может решиться на такой подвиг.

Есть и дополнительное условие: любовь исполнителя к музыке и стремление увековечить в звуках, а не нотах, выдающиеся творения человеческого гения.

У Владимира Горовица, может быть, жизнь прошла с большим комфортом из-за высоких гонораров, но с меньшей отдачей. И только под конец жизни, уже на концерте в Москве можно было уловить свободу его духа.

Именно по этой причине Горовиц переживал в 80-е годы кризис и неудачи. Публика руководствуется не обострившимся чувством гармонии у исполнителя, не высшей точкой в его исполнительском мастерстве, а собственными прихотями. И только 1985 год, год поездки в СССР вернул его к жизни.

Итак, любой творец или исполнитель живут либо необходимостью завоевывать, славу, деньги, интерес публики, либо  своим творчеством, музыкой, мастерством, которое оттачивается в свободе от материальных невзгод и угасания славы.

И зависит это от того, какая система господствует в государстве, зависит судьба художника.

В Советском Союзе издавалось огромное количество пластинок классической музыки, народной, новой и старинной.

На их записи и издания нужны были большие средства и можно с уверенностью сказать, что классика никогда не была столь популярна, как Битлзы или хотя бы Майя Кристалинская.

Классика не приносила большого дохода, но какую благодарность должны были испытывать любители  музыки, когда приходили в магазины и находили все, что только можно было пожелать, от Григорианских песнопений и лютневой музыки До произведений для цифрованного баса И.С.Баха.

И как скудно обстоят дела ныне. Если вы хотите услышать классику, то вам придется довольствоваться чаще всего «тысячью известных произведений», и при этом чаще всего с одной, самой мажорной частью сонаты, концерта или симфонии, не взирая на то, что в симфонии четыре части, в концерте или сонате – три, а вот Хорошо темперированный клавир состоит их двух тетрадей, причем весьма и весьма схожих, а о цифрованном басе придется забыть, как и о Григорианских песнопениях.

Но есть и еще одна особенность в исполнительском мастерстве пианиста, скрипача или органиста. Это возраст. И вот тут-то настает самое интересное. Казалось бы, молодым везде у нас дорога. Молодые исполнители имеют свой конкурс, молодые исполнители участвуют в различного рода шоу. Молодыми, детского возраста исполнителями хвалится мир своей исключительностью.

Здесь и фигурное катание, и компьютерные игры и особенно пианисты, скрипачи и вокалисты.

Но вот диво-дивное, почему нет детских хоров, столь популярных от эпохи христианства? Ведь нет ничего более соответствующего детским возможностям и гармонии звука, чем детское хоровое пение.

Здесь вам и коллектив, здесь и яркое звучание, здесь и детская наивная манера исполнения, здесь и чистота души и чистота звука.

Но нет, хоры не популярны. В моде то, что даст большой куш и продюсеру и исполнителю . И коллективу в этой погоне за индивидуальной славой и индивидуальным гонораром места нет.

С другой стороны малолетние вундеркинды поражают воображение толпы ранними успехами, но никто и никогда не будет требовать от них глубины чувств и философского созерцания.

Техничность залог большого успеха, а значит и гонорара. Причем получат эти гонорары не дети-исполнители, а их опекуны. Очень удобная перспектива. Совсем такая, которая когда-то стала причиной страданий юного Паганини и Моцарта.

Ничего этого до поры  до времени не понимаешь и не замечаешь.

Но вот однажды ты включаешь запись концерта В.Горовца в Москве, а потом – Хорошо темперированный клавир в исполнении С. Рихтера или сонаты Бетховена в исполнении Э.Гилельса или Д.Ойстраха.

И тогда задаешь вопрос: а не были ли наши предки гораздо прагматичнее нас, когда почитали старость и советовались с теми, кто достиг возраста патриархов.?

Страсти улеглись, смена настроений от чужого взгляда, завистливого или влюбленного, не будоражит душу. Музыка поднимается к высоте духа, к философскому созерцанию гармонии мира. И этот в высшей степени бесплотный полет духа открывает разуму и сердцу замысел автора и исполнителя.

Никакая детская техничность, никакая ранняя виртуозность не могут передать высшую гармонию звука так, как способен постичь ее возраст, ушедший от страстей и жадной страсти.

Разве не так же обстоят дела с  мудростью? Возраст отсекает ненужные страсти и оставляет только ясность понимания цели и сострадания.

Исполнительское мастерство мировых исполнителей, достигших зрелости, ни с чем несравнимое движение к высшим сферам. Это апофеоз человеческого духа.

Композитор создал великую музыку, а исполнитель раскрыл все ее богатство глубинным познанием бытия.

С другой стороны духа стоят детские хоры. Это тоже ни с чем несравнимый апофеоз гармонии и чистоты.

Дети в хоре так же бесстрастны, как и зрелые мужи. Потому их голоса и приравнивались к ангельскому пению, что они уводили душу и чувства в горинии выси.

И как бы это ни казалось странным, для хорового детского пения нет нужды замыкаться только в церковных гимнах. Само слияние хорового звука с любой читаемой ясно и звучащей гармонично мелодией уже есть чудо.

В погоне за эффектом и гонораром за виртуозностью и ранним талантом, мы сами себя лишили высоких ступеней музыкального парения духа: хорового пения и зрелых исполнителей.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic