ansari75

Category:

Время молодых

«Списывают ли 45-летних по возрасту? Да». Хедхантер — про «влажные кадровые фантазии сорокалетних»

Найти работу после 40 лет, кажется, действительно непросто. Часто опыт, накопленный с годами, оказывается нерелевантным, а новые требования непонятными. Иногда сами соискатели старшего поколения имеют слишком завышенные ожидания от рынка труда. Однако, есть несколько способов, как выйти из ряда «списанных» и вернуться в рабочий поток в любом возрасте.

«Списывают ли 45-летних „по возрасту“? Да, сейчас часто списывают», — считает рекрутер Алена Владимирская. И на это, по ее мнению, есть несколько причин. Во-первых, считается, что после 45 лет специалисты уже не адаптивны, их трудно чему-либо обучить. «Причем, считают так про всех нас. Разбираться с каждым чаще всего дорого и некогда. Поэтому списывают еще на уровне резюме, даже не читая».

Во-вторых, опыт сегодня уже не считается важным критерием для удачного трудоустройства. «Какая разница, сколько ты в профессии лет, если через полтора года все твои знания устареют и надо будет снова переучиваться. А переучивается и постоянно учится лучше кто? Молодой», — пишет Владимирская.

Однако, по мнению хедхантера, для 45-летних не все потеряно. Владимирская дала несколько советов для тех, кто сейчас «списан рынком».

1. Самый простой совет — ждите рецессии!

По мнению Владимирской, мировая экономика сегодня «качнулась» в сторону высокорискованных бизнесов, в которых востребованы молодые специалисты. Однако взрослым людям, оставшимся без работы, может «повезти» в будущем — когда наступит рецессия.

Вот так, просто и незамысловато: когда клюнет жареный петух всех наших креативщиков с новым мышлением, тогда-то и окажется, что от опыта, квалификации, знаний отказываются только самоубийцы.

Если кто и в самом деле думает, что возраст – помеха развитию и переосмыслению определенных стереотипов, если опыт и знания мешают человеку творить и рождать новые идеи, то этот кто-то должен прежде всего задуматься об общем процессе исторического развития.

Молодость во власти и молодость в почете бывает только там и тогда, когда завоеватель хочет изменить всю кодовую систему народной психологии, создать на месте одного человеческого общества с его традициями и знаниями совсем другое.

Так действовали англичане на своих завоеванных территориях, в своих колониях. Ту же самую Австралию приучали к новой цивилизации отнюдь не теми методами, которые были использованы в СССР при ликвидации неграмотности.

В СССР в тот период грамоте обучали поголовно все население вне возраста и пола.

А вот англичане применяли метод разделения единого общества на возрастные группы. Детей и подростков изымали из племени и помещали в свои закрытые пансионы, чтобы прервать связь поколений на самом раннем этапе, чтобы укорененные в племени традиции не перешли к молодым хотя бы на уровне воспоминаний.

Англичане не пытались создать новые условия жизни для аборигенов, не создали им их азбуку и не обучили родному языку их детей. Только английский, только города-порты, там и тогда, где и когда удобно селиться хозяевам для торговли и вывоза природных богатств из колоний.

До сих пор в Индии язык культурного слоя – английский. Без его знаний невозможно получить высшее образование. А получив высшее образование , нужно применить знания не для развития своей страны и ее населения, а уехать в метрополию и там заниматься наукой, работой, творчеством.

Научить молодежь своей культуре по своим методикам для работы в своих центрах, чтобы отделить эту новую элиту от всего населения, породить в ее душе презрение к отсталым сородичам и нежелание заниматься их просвещением, потому что они слишком привязаны к своим традициям есть наиважнейшая цель тех, кто управляет перестройками на глобальном уровне.

А теперь взгляните на нашу страну, и вначале еще раз посмотрите на текст вышеприведенного отрывка из статьи.  Здесь важен не только текст, но и терминология. Уже без всякого стеснения пишется: хедхантер, рекрутер. Что, эти новые слова не имеют аналога в русском? Они более точные или относятся к области науки и новых технологий? Ничуть. Слова самые обычные для нас и даже давно привычные: кадровик и наниматель.

В тех же статьях вы встретите девелопер, тренд или торгетирование иначе застройщик, направление и стабилизация . (Вспомнился Булгаков: «нанял (квартиру)  у застройщика в переулке близ Арбата..» Пожалуй молодежь не поймет. Нужно переводить: нанял у девелопера )

Сложнее с гаджетами, девайсами и особенно со спойлером.

И вот именно здесь начинаются нестыковки молодежи со взрослыми. Не знаю как западная, а наша молодежь, особенно нового времени, не имея возможности завоевать авторитет в деле, в труде, в знаниях и спорте, охотно завоевывает неординарность и креативность,  щеголяя чужой терминологией, которая, как им кажется, делает их особыми, непохожими на обывателей, интересными и крутыми.

С этого начинается переделка сознания. 

Ведь рационально использовать собственный язык там, где нет необходимости, научной или технической, никого не может ущемить или изменить смысл текста.  И конечно, все, кто смеется над новой лексикой и упрекает наших политиков в птичьем языке, люди далеко не восемнадцатилетние.

Вполне понятно, что они мешают.

Недавно одна знакомая высчитывала проценты и сумму очень странным способом. На замечание, что есть путь проще, она ответила: «я всегда мыслила нестандартно. Меня даже учителя могли не понять. Я люблю мыслить нестандартно.»

На современном этапе это теперь креативность.

Но ведь дело не в том, стандарт или креативность, а в том, каков будет результат. Можешь решать нестандартно, но главное, чтобы у тебя был правильный результат. С другой стороны: а есть ли смысл усложнять то и там, где есть более простые и рациональные методы только ради того, чтобы показать свою нестандартность?

Когда человек запутался в спойлерах и не может объяснить, чем он занимается как айтишник или менеджер простым языком, понятным другому, не занятому в этой сфере, человеку, то и результат у такого сотрудника будет оставлять желать лучшего.

Приходят люди в банк, берут кредитную карту и хотят выяснить кое- какие детали. Но еще ни разу не довелось увидеть и услышать, чтобы эти банковские менеджеры что-то могли объяснить. Они тычут в раздел договора или сами читают, понимая в тексте ровно столько, сколько понимает клиент, но разъяснить толково у них не получается. Зато все молодые, креативны и любят отличиться нестандартным мышлением в соцсетях и роликах.

Была у меня знакомая, которая на вопрос о ее работе всегда отвечала: «я работаю головой» (будто все работают другими местами), но вот в чем заключается смысл ее головной работы, мы так и не добились ни разу.

Когда-то в Древнем Риме должность сенатора мог занять человек только в сорок лет. (Это к тому, что древние жили мало). В церкви сан священника мог получить только достигший тридцатилетнего возраста служитель.

У наших, так часто приводимых как образец уважения к родителям и старикам, народов Кавказа, все советы и решения выносили люди отнюдь не младенческого возраста. Они и объединялись в Совет старейшин.

Не от непонятных причин родилось уважение к возрасту и почитание  умудренных опытом и жизнью людей.

Когда сейчас священник в 20-25 лет пытается поразить вас своей мудростью, нахватанной у психологов, да еще утверждать, что старцем можно стать в любом возрасте, и что термин «старчество» не имеет в виду именно возраст, а только знания, то не приходится удивляться тому, что все больше и больше граждан страны разочаровываются в православии и не понимают поведения нынешних духовных особ.

Inc. рассказывал, что за последние годы средний возраст российского бизнесмена снизился на 5 лет — границы установились в диапазоне 30-35 лет. Аналитики компании «МультиСофт Системз» объясняют это стремлением предпринимателей начать развивать бизнес еще во время учебы в вузе. Более 40% опрошенных бизнесменов имеют высшее техническое образование, 23% — экономическое, и около 9% — гуманитарное.

Образование-то они могут получить любое, а вот научиться быть людьми, думающими о своей стране и народе, это им явно не под силу. Они берут на работу не по опыту сотрудников, а по возрасту, то есть тот контингент, который в силу своей неопытности и  некомпетентности не сможет указать хозяину или директору на ошибки, и на фоне которых, раздувшийся от собственного величия бизнесмен, вполне сойдет за столп отечества и предпринимательства. 

Вот только чаще всего, хозяевами компаний становятся не те, кто умелым предпринимательством и инициативой их создавал, а дети тех, кто когда-то в перестроечную эпоху оказался сноровистей, чем сослуживцы.

То есть молодость бизнеса не в его предприимчивости и уме, а в наследовании отцам.

В западных компаниях пиком эффективной работы принято считать 45-55 лет. Так, международный производитель оборудования для машиностроения недавно искал на позицию бизнес-ассистента с зарплатой 110 тыс. руб. человека не младше 45 лет. В результате должность получила 56-летняя женщина с 20-летним опытом работы в качестве помощника руководителя.

На самом деле, сотрудник старше 50 лет, который большую часть своей профессиональной жизни проработал в одной сфере, — более ценный актив для компании, чем молодой специалист. Как правило, у таких кандидатов, наряду с большим опытом, есть полезные связи и умение быстро находить выход из сложных ситуаций. А это — очевидные плюсы в работе руководителя отдела продаж и клиентского сервиса, главного юриста на производстве или директора по персоналу. Хорошие специалисты не боятся и после 50 лет менять работу — на рынке труда сегодня можно встретить «зрелых» директоров по развитию бизнеса с опытом работы в международных компаниях и заработной платой от 280 тыс. руб.

Возможно, еще как возможно, что наша молодость кадров обернется еще большими потерями, чем те, что мы имеем сейчас. Ведь потеря специалистов для думающих о своей стране людей является проблемой номер один. Но только для тех, кто действительно хочет сохранить страну и ее народ.

Но похоже, что наше  время молодых – это всего лишь результат колониальной политики капитализма.

Именно в эту политику уничтожения связи поколений хорошо укладываются и воспитание молодежи врагами старшего поколения, и мифы о вреде воспитания внуков бабушками и дедушками, и создание молодежных групп рэперов, байкеров, сталкеров и прочих форм андеграунда по заведомо несовместимому с культурой и эстетикой образцу.

Это и внедрение англоязычной терминологии в обычную бытовую речь, чтобы сделать ее запутанной по смысловой нагрузке.

И особое место, конечно, занимает отказ от опыта работников по возрасту имеющих высокую работоспособность, но по сложившемуся культурному коду не готовых разрушать свою  ментальность, основанную на логике результата, а не на пути извращений и креативной бессмысленности.

Когда-то, в послереволюционное время строительство нового общества доверили молодым и креативным. Классы в школе заменили на группы, уроки на проработки. Дни недели превратили в шестидневки. Классические пьесы модернизировали и осовременили, так что Мейерхольда по сей день обожают именно  креативщики. 

Вместо квартир стали строить коммуну с одной кухней на всех, в расчете на то, чтобы в будущем не останется вообще никакой домашней кухонной работы. Все будут собираться в новых домах общепита, как первые христиане на общие трапезы а андронах.

Но десять лет эксперимента показали, что создать новое общество креативностью молодежи без опыта старших и без традиций не просто утопия, а путь к одичанию и отсталости, а отнюдь не к прогрессу.

Впрочем, в СССР хотели двигаться вперед, а нас ведут именно к отсталости и деградации. Так что время молодых закончится у нас тогда, когда не останется ни знающих, ни культурных, ни профессионально грамотных кадров ни в науке, ни в культуре, ни в медицине, ни в просвещении.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic