ansari75

Categories:

Знания или вера

Предположим, что рядом с нами сидит китаец четырнадцатого века. Что он думает, глядя на зажигалку? Китаец думает, что там заключен дракон. Мы нажимаем на какой-то клапан, дракону прищемляется хвост, и он от боли изрыгает огонь. А мы с вами знаем, что эта штука отлита из пластмассы в Китае, газ под давлением, зубчатое колесико…
То есть мы знаем конструкцию, нам не нужны дикие объяснения. Знание того, что в образование мира и в филогенез никогда не вмешивались никакие посторонние силы, избавляет нас от религиозности. Но 99% людей считают знания естественнонаучного порядка либо излишними, либо слишком обременительными, либо слишком сложными. А вера — это всего-навсего отсутствие знания. Дело в серости.
Homo предлагается хорошо театрализованное примитивное объяснение. Ведь когда вы слушаете какого-нибудь архиерея, вы в первую очередь слушаете не человека, не голос, вы в основном слушаете четыре с половиной квадратных метра парчи, большое количество бижутерии, вы слушаете лиловый бархат и черное сукно. А вы этого дядьку архимандрита побрейте, постригите, оденьте в майку, посадите напротив себя на кухне, поставьте перед ним пустую бутылку из-под кефира, и все, что он говорит, будет казаться бредом сумасшедшего. Такого рода сценизм работает на мало интеллектуализированную публику очень сильно...

Дмитрий Михальченко

P.S. Было бы верно, если б не было так просто.

Знания не освобождают от веры в Бога. Они только видоизменяют эту веру. Нынешние современные люди полагают, что они знают очень много и тем не менее, когда им говорят, что Дарвин — профан, фантазер или ангажированный обманщик, то они охотно верят и готовы отказаться от научного знания, от доказательств и понимания того, что теория Дарвина противоречит только Библейским сказкам, но не самому существованию Бога. Людям всегда приятно слушать, что кто-то из ученых, до которых обывателю никогда не дотянуться в глубине познания, может быть унижен хотя бы чьими-то рассуждениями.

Когда им говорят, что дети ваши будут похожи на детей тех мужчин, с которыми женщина имела связи, а поэтому нельзя допускать разводов, то люди охотно верят этому.Несмотря ни на какие знания, ревность всегда бывает самым ярким выразителем чувств ограниченного ума.

Когда происходит выздоровление больного, о котором молились, люди верят, что спасение произошло только по их молитвам. Тот же факт, что тысячи людей, не верящих в Бога или иной веры, тоже выздоравливают, для них не является доводом. Чудо существует только для них.

Когда им говорят, что святая вода меняет свою структуру, становится новой особенной водой, они верят, и верят именно потому, что эти доводы облекаются в научность, пусть лже, но все-таки убеждают именно доказательствами.

Когда им говорят, что царь Николай 2 пострадал за веру православную, то никакие исторические факты о его отречении, о добровольном признании им самим статуса обычного гражданина, ни ситуация обострения политической борьбы, не влияют на их сознание и веру в то, что он -царь и пострадал за веру.

Парадокс современного человека в том, что имея знания и образование, под час высшее, человек не способен понять, что есть вера, а есть религия со своими ритуалами и запретами.

Он соединяет ритуал с персонифицированным божеством для того, чтобы в рамках внешних найти для себя уникальность и исключительность. Никакие знания и никакое образование не помогут там, где есть жажда быть исключением. И именно эта ритуальная исключительность позволяет им стать врагами других людей, рождает фанатизм и слепое упрямство, перечеркивающее все их научные знания и все их образование.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic