ansari75

Categories:

Пилотный проект

Испания стала пилотным регионом, одной из первых стран, где был принят закон против домашнего насилия

«Из-за размытости до абсурда определения насилия и невозможности доказать, что имело место психологическое насилие и принуждение, судьи в большинстве случаев принимают решение по идеологическим мотивам. За основу берется презумпция правдивости жертвы (женщина — по определению жертва) при отсутствии доказательств. Такое в правовом государстве недопустимо. А ведь уже говорится и о ведении процесса без участия самой жертвы (то есть женщины, ведь она по определению жертва), даже сама женщина против.

Таким образом, этот закон разрушает сами основы правового государства и создает параллельную систему юстиции, уже не основанную на равенстве всех перед законом, презумпции невиновности обвиняемого и гарантированного права на защиту».

______________________________

P.S. "Хотели как лучше, получилось как всегда". 

Странно было бы обвинять Европу во всех грехах и валить на нее грех тайной деятельности по разрушению института семьи и брака.

Видимо, разводы по сей день для Европы трудны. Вот и придумывают возможность отсудить у мужа хоть что-то для жизни. Ведь, очевидно, что женщина сделает себя жертвой отнюдь не ради суда или исполнения закона, а ради более существенных выгод.

Она этим и стала пользоваться. Отсюда такая катастрофа в Испании с традиционными браками. Женщины решили получить свободу, ни больше, ни меньше.

Как можно разрушить то, что разрушено давно в силу объективных причин? Семья прежде всего выполняла в обществе экономические задачи. Семья – это та ячейка, которая формировала отношение к собственности, принцип наследования, принцип сословной иерархии, принцип экономической целесообразности в воспитании и содержании будущих членов общества. Если этих функций она не сохраняет, то и сохранить эту ячейку в неизменном виде невозможно. 

А вот исключительно на любви и симпатии люди строить семью никак не научатся. 

Такое впечатление, что насилия в семьях никогда не было и не бывает, что в традиционных семьях царят тишь, да гладь, да Божья благодать, а вот злые либералы от постмодерна делают все, чтобы разрушить эту идиллию, особенно ту, которая сейчас грезится в умах православных попов. 

Они даже Домострой извлекли из кладовых забвения, сдули пыль и на всех печатных страницах уверяют нас, что мы на него неправильно смотрели, что он по сути вносил гармонию в быт, особенно если учесть, что женщина не имела никаких прав кроме рождения потомства, но получать могла и побои, и ласку, даже ей не особенно хотелось ни того, ни другого, но очень хотелось мужу. 

Еще бы не идиллия. И не нужно сравнивать нас с Европой. Там по сей день эта идиллия и царит, особенно в таких как Испания или Португалия.

«Развод по-итальянски» сочинили, видимо, разрушители католичества. А французы добились закона, по которому мужчина не может отобрать ребенка у матери тоже под влиянием разрушителей семьи. 

И Анна Каренина, оказывается просто-напросто наркоманка, а не мученица православного взгляда на брак.

Правда, речь здесь не о насилии в семье, но насилие бывает не только физическое, то есть побои. Хотя как рассматривать отвращение к физической близости с человеком неприятным, но по закону имеющим право на эту близость?

Но то фильмы и романы старины глубокой. А вот свежие данные: самые распространенные у нас убийства на почве ревности. Ясное дело, что ревность вне семьи вне взаимоотношений полов не возникает.

В России в 2015 г. в семье погибло насильственной смертью 1060 человек — 304 ЖЕНЩИНЫ и 756 мужчин, среди них 36 детей (данные ГИАЦ МВД). Когда вам говорят, что в семье от рук мужей погибает 14000 женщин — это НАГЛАЯ ЛОЖЬ.

Как говорится, успокоили, не 14 тыс. а всего одна тысяча шестьдесят. Правда, в этой тысяче однажды могут оказаться и ваши близкие, тем более, что самые распространенные у нас убийства на почве ревности, но это ничего, один человек или тысяча — это ж не 14 тысяч.

Но разница между Европой и Россией действительно есть. Домашнее насилие в Европе распространено гораздо в большей степени, чем у нас, но вот убийств там все-таки меньше. И причина отнюдь не в законах, хотя многие наши либералы ссылаются именно на них и пытаются внедрить эти законы  у нас. Это тот же расклад, что и с нетрадиционной ориентацией. С одной стороны голубизна там распространена среди элиты давно и прочно, а с другой законодательство всегда было более жесткое, чтобы регулировать противоестественные страсти и заставлять граждан либо чувствовать себя изгоями, либо искать покровителей в аристократической среде.

У нас говорили о Чайковском, но никто его не судил и не сажал. А свидетели для суда, поверьте, нашлись бы. Бесспорно, лжесвидетели, но они бы нашлись, если  бы был заказ на подобные  суды у системы.

А  Оскара Уайльда судили и отправили в тюрьму, хотя никаких доказательств не было. Система дала сигнал, потому что управление общественным мнением было важно для страны, пытавшейся быть либеральной, но в то же время в основе сохранявшей очень жесткий консерватизм.

В России сословные рамки априори ставили всех граждан в неравное положение. Отсюда и отсутствие строгой законности на месте традиций.

Для Европы, особенно нынешней демократической, толерантность стала необходимостью, а у нас — нет. И шествия ЛГБТ для нас всего лишь болезнь, хорошо кем-то проплаченная.

Так и с домашним насилием. СССР научил женщину быть самостоятельной и позволил ей стать независимой еще и экономически. Женщина обрела не только свободу, равноправие, но и значимость в обществе и семье. Она смогла обходиться без помощи мужчины и одна растить детей, если муж оказывался насильником и пьяницей.

Нынешние условия уже далеко не те, что в СССР. Женщина-то осознает себя свободной, а прав уже не имеет, особенно, если учесть, что очень многие женщины либо не работают, а заняты детьми, или, работая, получают зарплату недостаточную для содержания себя и ребенка. Это делает их зависимыми, но не покорными. Они не хотят смиряться и конфликты в семье приобретают очень и очень обостренный характер. 

А вот Запад по сей день живет по традиции: замужняя женщина теряет свои права и независимость. Соответственно, какое бы насилие по отношению к жене не проявлял муж, она не может протестовать. А русская, бывшая советская, вполне самодостаточная личность. Она может не только протестовать, но и освободить себя от насилия в семье. 

Нынешние условия воспитали в женщине жажду праздности и роскоши. Но они не воспитали в ней покорности и безволия. Значит,  конфликты в семьях будут не сокращаться, а только расти.

Домострой, похвалами которому пестрят страницы нынешних СМИ, возможно и хорош как поучения  для мечтателей, но он совершенно не учитывает особенности современного общества.

Когда писался Домострой? В эпоху полного отсутствия  наемного труда, которого  не было в помине. Были собственники и собственники собственников. Соответственно, любая семья была своего рода отдельным государством, в котором легко было устанавливать свой порядок, опираясь на самодостаточность экономического состояния семьи.

Более того, спросите себя, почему от времен античной Греции женщины жили изолированно и не могли свободно передвигаться даже по своему маленькому полису? На форумах, рынках, площадях и академиях собирались только мужчины. Женщины же, которые имели свободу, именовались гетерами, куртизанками, дамами полусвета ( уже в 19-м веке) и соответственно свободе имели репутацию несколько иную, чем порядочные женщины, соответственно и статус.

Пока женщин держали взаперти или прятали под чадрой, за ширмами, как в Китае, пока доходы приносила собственность, а не на наемный труд, женщин можно было заставить повиноваться мужу и вести вполне себе домостроевскую жизнь.

Но сейчас, даже праздные жены состоятельных граждан-бизнесменов не сидят на своей половине и не довольствуются домашним хозяйством и детьми. Женщин, гуляющих даже по ТРЦ уже нельзя сделать послушной безгласной рабыней, да и послушной православной прихожанкой тоже вряд ли получится.

Отобрать у женщин свободу так же наивно, как вернуть общество, где 90% составляют наемные свободные граждане в систему средневекового феодального права.

Остается всего лишь один путь, путь реальности и понимания ситуации. А если так, то бороться за сохранение семьи можно только социально-экономическими методами, а не борьбой с западными либеральными ценностями.

Нужно понимать, что не от хорошей жизни Запад увлечен толерантностью, либеральными реформами против старых традиций, заботой о правах детей и женщин в семье.

Капитализм попал в ловушку своего стремления через потребительство и прибыль на пороке создать общество всеобъемлющего благополучия. 

Чем больше традиции и привычка к определенному укладу мешает продвигать продажи средств для развлечения, для секса, продавать зрелища и скандалы, тем быстрее общество переходит от застоя к хаосу, от мира к войне и преступлению.

То, что ограничивало преступность, традиции и условности, будучи разрушенными, стали заменяться законами. Но закон далек от привычки. Он не формирует устойчивого восприятия того, что можно, а что нельзя. Значит, будет возрастать преступность вместе с ростом и разветвлением законодательной базы.

Это мы и получаем. Какой бы закон мы ни приняли, либеральный он, продиктованный Западом или доморощенный, консервативный, мы получим минус. 

Только в высоконравственном справедливом, построенном без частной собственности обществе можно надеяться на перевоспитание человека и ликвидации его пороков.

Впрочем, есть возможность вернуться в Средневековье. Для этого нужно всего лишь сделать князьями мэров и губернаторов, сохранить собственность бизнесменов, а наемных работников их крепостными. 

Тогда можно будет отказаться от идеи равенства полов и заточить женщин на их женской половине, обязав выполнять свою природную функцию по деторождению и воспитанию детей.

Выходить из дома под покрывалом в сопровождении няньки-мамки и только в церковь, где следует отделить, как в древней церкви боковые нефы для женщин.

Может быть , тогда мы достигнем идеала в семейной жизни. А в перспективе, даже не приняв западные либеральные законы, мы вряд ли сохраним традиционную семью. И причина не в равноправии, не в эмансипации, феминизме или либеральной толерантности. Причина как всегда,  в экономической зависимости женщин, в необходимости зависеть от мужа, каким бы алкоголиком он ни был. Причина  в полном неуважении к женщине как матери, царящем сейчвс в нашем обществе. Причина в наглом взгляде на женщину как на предмет удовольствий, предмет рекламной акции по оценке ее физических данных, в воспитании общества на низменных примерах кино, телесериалов, где насилие стало особой чертой сильного героя, а женщина – наградой за умение его быть сексуальным. Причина, наконец, в самой женщине, забывшей свой статус и готовой становиться за деньги содержанкой, лишенной прав и независимости, лишь бы проводить время в праздности и пустоте.

И Запад здесь вряд ли виной. Виной капитализм, образовавшийся из грабежа, наглой лжи и полного неуважения к простому человеку.

Семья, переставшая быть экономической единицей, может остаться только духовно-нравственным союзом двух людей, объединенных желанием жить вместе и помогать друг другу любовью.

Семья переживает ту же метаморфозу что и религия. Законы и регламенты больше не способны руководить ни тем, ни другим. Человек должен измениться внутренне, обрести свободу духовную.

Но две вещи мешают в нынешних условиях этим переменам: нищета материальная и цинизм нравственный

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic