ansari75

СКЮ или свобода как она есть

Недавно довелось узнать, что теперь в супермаркетах мы покупаем не колбасу,  хлеб или масло, а СКЮ . Можно проще  идентификатор товарной позиции или складская единица.

Когда-то в магазинах вы просили продавца взвесить вам 300 гр. докторской или любительской, двести грамм масла сливочного и бутылку подсолнечного рафинированного. Или покупали батон нарезной и половинку рижского, дарницкого или столового.

Теперь вы покупаете не докторскую, даже если она еще так называется, но вы покупаете скю, где прописан изготовитель, место, рецептура и нанесен штрих код.

Вроде бы ничего особенно не изменилось. Вы все равно получите колбасу, а не выписку из артикула, хлеб и масло, а не прейскурант. Но вы будете непременно думать о качестве, о фальсификате, о подмене, подлоге.

Как-то уныло думать, что теперь докторская это прежде всего номенклатура, состав, производитель и прочие технические характеристики, у кого-то лучше, у кого-то хуже. И ГОСТы или ТУ здесь ни при чем. 

Мы меняемся и не замечаем этого. И в благой уверенности, что жизнь продолжается, попадаем из одних сложностей в другие, новые. Вроде бы прогресс – это способ облегчить, улучшить и обеспечить жизнь человечеству. Но оказывается, что прогресс – это еще и гипермаркеты, и логистика, и контроль с видеокамерами, пропускной системой, идентификаторами отпечатков пальцев, радужки глаз, чипами, шрих кодами и прочими металлоискателями и рентгенограммами.

Когда-то вы приходили в магазин и жаловались на очереди. Теперь вы приходите в гипермаркет и тратите часы, а не минуты, уже не на очереди, а на изучение аннотации к продукту: где, когда, из чего и зачем.

Вы проходите к кассам под оком видеонаблюдения. Вы проходите на радостное мероприятие в честь праздничной даты сквозь рамки сотен металлоискателей. Вы выворачиваете карманы, открываете сумочки и даже показываете руки. Вас осматривают, раздевают по мере необходимости, прогоняют через рентген или магнитное поле. Вы не можете свободно войти или выйти, пытаясь попасть или покинуть место увеселения, потому что оно по периметру в проездах и проходах улиц и переулков окружено бронетехникой или Уралами военного образца.

Когда-то в кинотеатрах запасные выходы всегда были открыты. И вас могли выпустить и вновь впустить без всяких проблем, потому что при выходе сидела одна тетенька-билетерша, а в театре – один капельдинер.

Теперь же в кинотеатрах и театрах вас запирают, словно вы попали в следственный изолятор. И иногда выйти бывает не менее сложно, чем войти. Тетеньки-билетерши теперь не всегда на своем посту и отнюдь не озабочены ожиданием того, что кому-то потребуется срочно выйти, будь то ребенок или взрослый.

И вы не возмущаетесь, хотя лет сорок-пятьдесят назад вы обозвали бы власти страны тоталитарными, унижающими ваше человеческое достоинство подозрениями и опасениями.

Вы честный гражданин и вдруг вас так проверяют! Позорное зрелище. Советские ОВИРы и таможни на границе представляли чуть ли не камерами пыток и излишний контроль казался вам оскорблением.

А теперь все мирятся с любым контролем, с любыми проверками и считают, что власти их оберегают от неведомых террористов. Хотя этих террористов создали сами власти, чтобы убедить вас стать рабами контроля и не считать этот контроль унижением. Переставили акценты и все довольны и спокойны, даже находясь за решетками ограждения в небольшом пространстве, закрытом со всех сторон, не задумываясь, что именно в этом загоне, где вас развлекают и оберегают, легче всего совершить теракт. Но его не совершают, потому что цель – не убийство граждан, а контроль над гражданами.

Теперь вы не можете собраться группой на площади без предварительного согласования этого мероприятия. Вы не можете ни давать концерты, ни продавать, ни готовить на улице без разрешения и учета.

Если вашими идеями, творческими работами, живописными или словесными писательскими, не заинтересовывались редакции и салоны выставок, иногда по причине вашей бездарности или идеологической невыдержанности, то вы считали, что во всем виноват режим, власть, редактор. А теперь винить некого, потому что берут все и всех, но вот к печати или выставкам допускают лишь то, что приносит доход.

Будь вы Кулибин, Ломоносов или Королев, ваши открытия не будут претворены в жизнь, даже если обещают прогресс невиданный для общества, если вложения в исполнение проекта будут обещать прибыль лишь через несколько лет.

И тем не менее, молодежь уже четко знает, что  советское время - плохое время, потому что тогда не было свободы. Зато сейчас ее хоть отбавляй.

Да, понятие свободы трудно определимое понятие. Каждый видит ее так, как ему нравится. Зато звучит слово красиво и всегда может быть беспроигрышным доводом в любом споре. Попробуй, докажи, что тогда тоже была свобода, но не своеволия, а выбора и цели.

Но для молодежи главное – это праздник непослушания. Другой свободы она не знает и не понимает.

Нравится , ребятам гулять, ездить на велосипеде или роликах с голым торсом на летней прогулке – пожалуйста. Стали модны рваные джинсы, а теперь и куртки и футболки – пожалуйста. Захотел, завел себе собачку или кошечку. Захотел – сел с ногами на парковую скамейку.

Захотел – пей пиво , ешь мясо. Захотел подработать – иди в Макдональдс или раздавай флаеры у метро или кошачий корм на акции.

Отличная жизнь. Никто тебя не учит правилам поведения, никто не требует от тебя знаний и образования, никто не говорит, что есть классика, а что бездарная попса.

А социальные сети! Это ж кладезь свободы. Ты и талант, и гений, и исполнитель, и изобретатель, и лайков у тебя тысячи, и звезда ты инстаграма.

Только, к сожалению, молодость – это быстротечное время, самое короткое в жизни человека. Три раза по семь лет,  и вот ты уже должен думать о жизни иначе: где найти постоянную работу, как прокормить себя и детей, как одеться не по моде, а хотя бы по сезону, как найти время на любимый инстаграм  или денег на новую компьютерную игру.

А жизнь идет. И  ты замечаешь, что уже не можешь делать, что хочешь, что свобода превратилась в страшную неизбежность, в пустоту и погоню за прожиточным минимумом.

Когда-то человеку говорили, что он должен построить дом, посадить дерево и родить ребенка.

Может быть, когда-то это и было единственной возможность оставить след в жизни. Но с того времени человек понял, что он может гораздо больше: он может жить, имея цель отнюдь не денежную,  служить людям и будущему своим трудом, своим умом, своими знаниями.

И оказывается, что свобода – это не твое своеволие, а нечто гораздо более сложное и огромное. И начинается она как раз с простого: домов без заборов, кинотеатров без замков, концертов на площади без металлоискателей, перронов вокзалов, автобусов и электричек без турникетов и пропускной системы. 

Когда-то в первые годы советской власти были и кондукторы в автобусах, и контролеры на перронах вокзалов, и заборы вокруг зданий.

Но люди учились доверию, учились честности, культуре и правилам этикета. Они поняли значение личности и потому недоверие и контроль так обижали их.

А теперь они вновь стали опасны для самих себя. Они потеряли главное в общей свободе: самодостаточную независимую личность.

Как объяснить это молодежи? Видимо, никак. 

Подлинная свобода духа навсегда ушла из нового мира. Теперь каждый человек – потенциальный террорист, каждый производитель – потенциальный мошенник, каждое движение от полноты сердца – оскорбление чьего-то достоинства, каждая реклама- потенциальный обман, каждое новое открытие – потенциальная фальшивка, каждый грант – потенциальный распил средств.

А ведь все входило в нашу жизнь незаметно и постепенно. И вот теперь мы имеем не покупку продукта, а получение СКЮ, не свободный доступ на бесплатное мероприятие, а массу металлоискателей и проверку документов, не посещение кинотеатра, а заточение в целях отсечения безбилетных граждан.

Почему будущее рисуют нам как цифровой концлагерь? Только потому, что у нас будут цифровые паспорта, будут цифровые контролеры наших переписок, звонков, перемещений и встреч?

Цифра и электроника не имеют никакой силы над духом и разумом. Кто хочет быть свободным, останется им. Страшны не они. Страшен отказ человека в доверии другому человеку. Это и есть рабство.

Когда-то рабов заковывали в цепи, потому что не верили в то, что они не убегут и не сделают какую-нибудь каверзу владельцу. И рабы принимали эти цепи как должное.

Вы можете покупать, что хотите, одеваться по моде или быть вне ее, читать и слушать, что вам предлагают или отказаться от всего и проводить время в молитве Богу.

Дело не в поступках. Дело в постоянном осознании того, что сосед может быть твоим врагом, что твоя мода - провокация, что твои фильмы – зомбирование, что тобой управляют и ты находишься под воздействием гипноза, под чьим-то управлением.

Это и есть потеря себя как личности, это есть потеря свободы полная и ничем не восполнимая.

Человек, живущий в страхе, не может быть свободным.

«Если вы не хотите стать жертвой киберпреступника, помимо того, что на вашем компьютере обязательно должен быть установлен антивирус и обновленное ПО, все-таки стоит заклеивать камеру и микрофон до востребования. Это увеличит ваши шансы на приватность и спокойствие – даже если к вам подключится хакер, он вас не увидит и не услышит. Кому-то данная рекомендация может показаться паранойей, однако, многие все же закрывают входную дверь на несколько оборотов, даже когда дома. Если есть возможность избежать неприятностей таким легким способом, как заклейка камеры и микрофона, то лучше им воспользоваться.»

Паранойя вместо свободы. А вы боитесь цифрового концлагеря…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic