ansari75

Categories:

Москва перестроечная

Каланчевский путепровод Щусева. Неоклассическое обрамление Комсомольской площади

В настоящий момент нависла угроза непродуманной реконструкции, сноса замечательной дореволюционной постройки академика архитектуры Алексея Викторовича Щусева (1873-1949) в комплексе сооружений Казанского вокзала Москвы. Ее утрата нанесет непоправимый урон как облику вокзала, памятника архитектуры федерального значения, так и всему историческому ансамблю Комсомольской площади. Уникальности сооружения и непростой истории его проектирования посвящена эта статья.

Москва не так богата памятниками архитектуры неоклассицизма начала XX века, как Санкт-Петербург. Модный тогда стиль, сочетающий в себе опору на классическое наследие с прогрессивными тенденциями модерна, получил значительно большее распространение в тогдашней столице Российской империи. Не считая И.В. Жолтовского, построившего несколько выдающихся образцов стиля (дом Скакового общества и особняк Г.А. Тарасова) и прочно стоявшего на почве классики, московский неоклассицизм представлен в основном работами мастеров эклектики и модерна: Р.И. Клейна, И.И. Рерберга, Ф.О. Шехтеля, И.А. Иванова-Шица, А.В. Кузнецова, И.С. Кузнецова, В.И. Ерамишанцева, В.В. Шервуда, Б.М. Великовского и др.

Со всей его самобытностью, он, за редкими исключениями, лишен той чистоты стиля и глубокого понимания темы, которые можно увидеть у зодчих северной столицы. В Петербурге неоклассики И.А. Фомин, В.А. Щуко, А.Е. Белогруд, М.С. Лялевич и другие сгруппировались вокруг художественного объединения «Мир искусства». Их проекты для первопрестольной безусловно выделяются, как, например, дом князя Щербатова архитектора А.И. Таманяна, однако таких немного.

Среди неоклассического наследия Москвы затерялась малоизвестная, но обладающая высокими художественными качествами постройка — Каланчевский путепровод на Комсомольской площади одного из крупнейших архитекторов первой половины XX века Алексея Викторовича Щусева.

О времени официального получения Щусевым заказа свидетельствует архивный документ от 6 октября 1912 года: «Академику архитектуры Щусеву. Московская Городская Управа имеет честь уведомить Вас, что определением ее от 27 сентября с/г. за №25531 постановлено просить Вас принять на себя труд по составлению проекта архитектурной отделки Каланчевского путепровода и по наблюдению за его выполнением за установленную при Ваших переговорах с Московским Городским Головою сумму 1500 рублей» (2).

После Октябрьской революции Щусев продолжил строительство Казанского вокзала. От нового руководства Курской дороги он пытался добиться завершения «отложенных» деталей путепровода. К 1919 году относится его новый проект кованой решетки над проездами со сложным цветочным орнаментом. В 1923 году, работая над генеральным планом столицы «Новая Москва» он предлагал реконструкцию всего участка вокруг Казанского вокзала в неоклассическом стиле, а также полное завершение путепровода по дореволюционному плану с отделкой подпорной стены со стороны Каланчевской улицы. Однако этим замыслам было не суждено осуществиться.

В 1925 году Щусев построил Клуб железнодорожников, как продолжение комплекса Казанского вокзала. В 1935 году на площади открыта станция метро «Комсомольская» (радиальная), давшая ей новое название. В 1944-1952 годах, снова по проекту Щусева, проектировалась и построена «Комсомольская» (кольцевая), и снова в едином ключе с Казанским вокзалом. Тогда же между Ярославским и Ленинградским вокзалами в формах сталинского ампира им возведен наземный павильон метрополитена (совмещенный для кольцевой и радиальной линий). В 1954 году за путепроводом на Каланчевской улице по проекту Л.М. Полякова и А.Б. Борецкого построено высотное здание гостиницы «Ленинградская», поставленное на направлении главной продольной оси площади. Оно фактически завершило ее развитие и стало новой вертикальной доминантой.

Современная Комсомольская площадь — это исторический градостроительный ансамбль, связанный с именами академиков архитектуры К.А. Тона, Ф.О. Шехтеля, А.В. Щусева, Л.М. Полякова. Сложный ритм вертикалей вокзальных башен и других построек с обеих сторон площади нарастает по направлению к выезду в центр города. Путепровод создает кулису и зрительно ограничивает пространство перед доминантой высотного здания.

В существующем ныне виде, исполненный из вечного материала, Каланчевский путепровод является уникальным памятником неоклассического наследия Москвы и связан с именем выдающегося русского зодчего первой половины XX века. Проект был доброжелательно принят перед революцией: «Несомненно, что городское самоуправление Москвы, поручая виадук строителю нового вокзала, способствует цельности впечатления и обогащению в художественном отношении этой части города» (14).

Крупный советский архитектор, историк и исследователь творчества Щусева К.Н. Афанасьев писал: «Благодаря дорогой облицовке виадук «солиден» и является действительно столичным сооружением… Сам Щусев как-то сказал, что виадук является как бы рамой для вокзала» (15).

Проектная графика к Каланчевскому путепроводу, как пример образцовой отделки утилитарного транспортного сооружения, хранится в крупнейших российских музеях: Государственной Третьяковской галерее, Государственном музее архитектуры им. А.В. Щусева, Музее Академии художеств в Петербурге. В столице это единственная неоклассическая постройка Щусева. Ее потеря станет для города невосполнимой утратой. Путепровод нуждается в постановке на государственную охрану в едином комплексе со зданием Казанского вокзала, памятником архитектуры федерального значения.

_Сергей Колузаков______________________________

P.S. Все европейские государства с середины 19 века очень тщательно оберегают свою историю. Конечно, предварительно перестроив столицы в связи с требованиями времени и уничтожив трущобы. В Москве грандиозные перестройки произошли в 20-м веке. Но даже в этот бурный век реконструкция и прокладка новых магистралей проводились с учетом ценности старинных памятников архитектуры.

Градоначальники любили свой город, а архитекторы умело воплощали новизну, сохраняя старину.

Отчего же мы видим сейчас только одно разрушение всего, что когда-то составляло особый исторический облик города? Ведь разрушается не только советская эпоха, разрушаются и памятники России имперской, которую по словам новых властей, они очень любят и с умилением создают музеи в помещичьих усадьбах.

Приходится думать, что любят новые власти только самих себя и собственную выгоду. Открыть музей в усадьбе, восстановив ее и удалив из под ее крыши исследовательские институты, музыкальные школы, санатории и пансионаты,  и затем демонстрировать посетителям роскошь и блеск помещичьего бытия, это конечно, престижно. А  может быть и свой расчет на будущее владение усадьбой имеется. 

Снести особняки менее значительной мелкой дворянской сошки и отгрохать здание банка или офис Газпрома, это тоже престижно. И денежно.

А кто такой архитектор Щусев знать не обязательно, как и что за стиль неоклассицизм или модерн. Главное, что эти знания не приносят прибыли и престижа.

Москва разрушается катастрофически быстрыми темпами. Когда-то в перестройках винили Лужкова и возлагали надежды на Собянина. Но видно, страсть к выгоде меняет людей гораздо быстрее и только в свою сторону, чем здравомыслие и культура.

Европейские города имеют небольшой исторический центр, который легко сохранить. Москва же исторична в пределах Третьего кольца вся целиком. В ней невозможно что-то встроить новое, не уничтожив архитектурный памятник и не обезобразив общий облик. Но кому это важно? Важно только то, что новые стройки- это новые доходы.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic