ansari75

Categories:

Коррупция и должники

В Кремле оценили идею конфискации имущества у коррупционеров

Неужели наконец-то поняла, что арестом исправить коррупционера невоможно. При тотальном подкупе всех чиновников от полиции до юстиции тюрьма никому не кажется крайней мерой, особенно, когда тюремный арест заменяют домашним, а такм и вообще все правосудие превращается в тихий без пафоса и афиширования хеппи-энд.

К примеру, громкие коррупционные дела Сердюкова и Васильевой.

 Васильева не только не сидит в тюрьме, а ещё и живёт припеваючи уже сейчас. Нет, конечно, её посадили сначала, всего на месяц, из 5-и лет. Именно на 5 лет колонии её приговорил суд.

Но в настоящее время жизнь работницы, и по совместительству любовницы бывшего министра обороны сияет всеми красками. Спустя короткое время после отсидки, так сказать, передохнув, Васильева заделалась в бизнесвумен. Если точнее, она подалась в ювелирный бизнес, и надо сказать вполне успешно.

Ни у одного коррупционера не было конфискации даже похищенного, которое и не пытались найти. Конечно, если это похищенное не хранится в гараже или в подвале и само напрашивается на изъятие при обыске.

Люди идут на преступления ради денег и возможности пользоваться плодами богатства, а не от склонности к взяткам и коррупции. Соответственно, самым страшным для них наказанием будет не тюрьма, а лишение их этих самых денег и благ с ними связанных, которые они с таким усердием и легкостью приобретали.

Конфискация имущества существовала в качестве меры наказания с довольно давних времен. Конфискация предусматривалась ещё такими древними памятниками русского права, как Русская Правда (с 1016 года) и Соборное Уложение 1649 г.

Все источники древнего права, которые предусматривали конфискацию имущества, можно подразделить на три категории: преступления против личности, преступления, имеющие корыстный мотив, и преступления против государственной власти и общественного порядка.

По Русской Правде конфискация имущества не носила индивидуального характера, т.е. она касалась не только преступника, но и его родственников. 

Конфискация имущества довольно широко применялась за совершение корыстных преступлений. Например, ст. 7 Русской Правды гласила: «Будеть ли стал на разбои без всякоя свалы, то за разбойника люди не платять, но выдадять и всего с женою и с детьми на поток и на разграбление» Российское законодательство X—XX веков. Законодательство Древней Руси: В 9 т. М., 1984. Т.1. C. 64.. То же самое наказание предусматривалось за хищения из казны и конокрадство. (Поток — это лишение свободы, а разграбление — это конфискация)

В эпоху Петра I полная конфискация имущества была предусмотрена за государственные преступления, такие как заговор против верховной власти, участие в бунте и государственной измене.

Начиная с XIX в. и до революции 1917 г. законодательство в области конфискации имущества имело выраженную тенденцию к либерализации. Указанная мера приобрела функцию восстановительного правосудия и была направлена на восстановление справедливости и обеспечение безопасности общества.

Была конфискация в СССР. Еще Зощенко по этой теме писал свои комедии. «Преступление и наказание», а Гайдай поставил фильм «Не может быть».

«Щукина помните? Ну, который проворовался. Обыск и, говорят, полная конфискация имущества».

 И была эта конфискация мерой наказания, вплоть до высшей меры за расхищение народного имущества.

С началом капитализма конфискация имущества исчезла из нашего законодательства, иначе не было бы у нас ни Дерипасок, ни Чубайсов, ни ваучеров с двумя Волгами.

В 2006 году конфискация вновь была введена в УК РФ, поскольку 21 марта 2006 года для России вступила в силу Конвенция ООН против коррупции. А в этой конвенции конфискация предусматривалась как неизбежная мера наказания, в ней говорилось, что государства-участники должны принять «в максимальной степени, возможной в рамках его внутренней правовой системы, такие меры, которые могут потребоваться для обеспечения возможности конфискации.»

Однако, конфискация вошла в российское законодательство не как  вид наказания, а как иная мера уголовно-правового характера. И изымают в подобном случае только виды имущества, которые конкретно указываются в статье 104.1., то есть украденное.

«Конфискация? Ну да, я же и говорю. Тут надо на полных парах гнать. Сейчас же кругом все имущество продавайте.» 

Примерно так же поступают и наши коррупционеры. 

«Тут надо, для примеру, очень все спешно провернуть. Тут надо – полная быстрота. Сейчас этот небель возьмет. Этот – шкапы. Этот пущай – костюмы. Я тоже чего-нибудь возьму. Уж не оставлю вас по мере возможности. Помогу, чем могу.
А которые придут – у вас и нет ничего. Жена в полной нищете на койке сидит…»

Ведь конфискации по новому законодательству подлежат только похищенные средства. А их попробуй, найди. Да и мера-то эта не наказание, а лишь восстановление справедливости. Невозможно восстановить, не обессудьте. Ничего страшного.

И в этой связи оказывается, что законодательство и по сей день жестоко наказывает должников, отбирая за долги даже кастрюли, а вот коррупционеров может только призывать к исправлению.

Почему же такое разное отношение к должнику и коррупционеру? Да потому что последний грабит государство, а первый задолжал собственнику.

Со времен первых государств убийство каралось мягче, чем кража у собственника. За убийство платился штраф, а за кражу применялась смертная казнь.

Вот такая справедливость царит в гуманном человеческом обществе.  

История свидетельствует о том, что с гражданами, утратившими кредитоспособность, во все времена и во всех странах поступали весьма сурово. Набор средств по выколачиванию долгов, зачастую, в буквальном смысле слова, зависел от эпохи и национально-культурных особенностей страны. 

В Англии, например, должник мог прожить в долговой тюрьме всю жизнь, с женой и детьми, которые числились свободными, но находились с должником в тюрьме. Получить свободу должник мог только в случае, если кто-то вносил за него долг, сам же он не имел возможности даже заработать на погашение долга. Работа в долговой тюрьме не предусматривалась. 


Например, древние римляне, «отцы-основатели» римского права, практиковали заключение в колодки сроком до 60 дней, в течение которых должнику трижды предлагалось погасить долг. Если этого не случалось, то беднягу разрубали на части принародно.
Еще более древние ассирийцы поступали со своими должниками не менее круто. В качестве залога под кредиты использовались члены семьи, которых заимодавец имел право «бить, таскать за волосы, калечить или прокалывать их уши».
Вообще, воспитательный момент был ключевым в деле собирания долгов для всех государств и эпох. Чем более устрашающе выглядело наказание неплательщика, тем было лучше, так как один вид несчастных, закованных по рукам и ногам у позорного столба в центре городской или сельской площади, отбивал охоту у потенциальных должников скрываться от кредиторов.
Впрочем, История знает множество примеров, когда профессиональные ростовщики становились жертвами погромов разъяренных должников.      Россия в этом плане не являлась исключением: в 1113 г. в Киеве произошло восстание против ненавистных народу «процентщиков», в ходе которого последние подверглись массовому избиению. Оно вынудило князя Владимира Мономаха зафиксировать в специальном уставе процентные нормы на уровне от 20 до 50%.

Собственность — святая святых несправедливо устроенного общества. При этом собственность того, кто не кредитоспособен, кто окзался должником, теряет свою священность в пользу кредитора, тоже собственника, но чья собственность кредитоспособна. 

Вот и получается, что собственность священна, когда она собственность в надежным руках. 

Естественно, что казнокрады и коррупционеры всех мастей, сумевшие создать себе капитал ложью и мошенничеством, стать почитаемыми собственниками подлежат заботе. Конфискация не должна стать мерой наказания именно потому, что будет препятствовать созданию собственности и капиталов в свободном капиталистическом мире.

Охранители чужой собственности очень любят упрекать Советы за то, что они берегли общенародную собственность и охраняли весьма строго человеческую жизнь. По их мнению собственность превыше всего, а значит государство, отменившее частную собственность уже преступно.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic