Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Category:

Старые песни на новый лад


РПЦ поддерживает путь патриарха Сергия (Страгородского): быть оппозиционером — опасно для жизни
10 ИЮЛЯ 2019 АХИЛЛА
Сайт Патриархия.ru публикует статью доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Андрея Кострюкова «Строить будут после меня». К 75-летию со дня кончины Патриарха Сергия (Страгородского). Эта статья опубликована также в «Журнале Московской Патриархии» (№ 6, 2019).
Автор размышляет над жизненным путем патриарха Сергия и делает выводы: заслуга Страгородского в том, что он «сберег церковные структуры»
А сайт «Ахилла» с этой статьей крайне не согласен и потому столь категоричен и потому делает не совсем адекватный вывод.
Вывод напрашивается простой: оппозиция вредна, компромиссы с совестью и покорность любой власти — полезны.
Как интересно. И к какой же оппозиции призывает «Ахилла» нашу РПЦ МП? Неужели к катакомбам и отказу от реституции? Власть дает и предлагает, а мы отворачиваемся и не берем. Почему? Неужели потому, что Путин не сделал церковь государственной, отказавшись от светского характера общества? Неужели потому, что не вернул помещиков-аристократов и не уступил трон царю-батюшке? (Правда, чистота династическая у всех потомков романовского клана условная, да разве это важно?)

Странно иногда наблюдать , как очевидное принимает в умах, идеологически зашоренных граждан, химерические формы.
В политическом, идейном и вообще, общественном пространстве всегда имеются силы, лишенные власти, но не лишенные амбиций. Этим силам очень хочется заявить о себе не только со страниц печати, но заявить о себе, как о политически значимой силе.
Так все те, кто не попадает в мейстрим настоящего реального бытия, перестраивается на позиции оппонентов, невзирая на то, что их оппозиция здравомыслящая или нет.
Так случилось и с русской православной церковью.
В условиях советской действительности ей не оставалось ничего иного как смириться и тихо существовать в рамках религиозного гетто, исповедуя принцип: лучше худой мир, чем добрая ссора.
И все бы было прекрасно, если б атеистический СССР не был костью в горле у западного капитализма и если бы часть этой самой русской православной церкви, оказавшись в добровольном изгнании в США, не стала столь же страстно искать худого мира, но уже с капиталистами. А получив мир, вынуждена была исполнять роль идеологического врага своего русского народа.
Так и сложилось, что самый ревностный борец с советской властью – это РПЦЗ, а место ее дислокации – США, ведущей силы в холодной войне с СССР.
И как еще может слуга американского капитала действовать в родном российском отечестве? Только однозначно деструктивно.
Зависть ли, неуемные амбиции, сладкие воспоминания о царизме, или все вместе заставляло эту самую РПЦЗ постоянно упрекать РПЦ МП за компромисс с Советами. Но вряд ли ее лидеры не понимали, что открытое сопротивление или подполье уничтожили бы РПЦ МП полностью и бесповоротно, как это случилось с обновленцами.
А может быть, мечтой западных идеологов и было именно уничтожение православия в России советской? Ведь русская православная церковь в Европе в большинстве своих приходов оказалась под покровительством и под юрисдикцией Московской патриархии. Даже насельники Валаамского монастыря, уйдя в Финляндию после присоединения Карелии к СССР в 1941 году и образовав Ново-валаамскую обитель, сохранили свою связь с Москвой и находились в юрисдикции патриархии.
Вот и приходится сомневаться в честности и искренности РПЦЗ, когда она разворачивает свою критику действий митрополита Сергия Страгородского, подписавшего декларацию о признании Советской власти. Приходится признавать, если быть логически-последовательными, что нынешние монархисты и ненавистники «сергианства» уже в самой России на самом деле никто иные, как ангажированные политики, остающиеся все еще вне реальной власти, но страстно ее жаждущие и потому готовые на любую ложь, подлог и идеологическую диверсию, прикрывающуюся фразами о чистоте православия.
Нынешние оппозиционеры никогда не говорили от своего имени, а только повторяли и повторяют то, что им предлагали враги Советского государства.
"16 августа 1941 г. Гейдрих издал приказ, подчеркивающий необходимость соблюдать осторожность в отношении Московской патриархии, кроме того, в приказе поставлен вопрос об аресте в будущем патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородско-го). В новом приказе, от 15 октября 1941 г., запрещалось открытие на оккупированных территориях духовных учебных заведений, ввиду того, что РПЦ инфицирована большевизмом, о ее восстановлении на захваченном восточном пространстве не может быть и речи.
Тем не менее, с первых же дней оккупации немцами и органами местного самоуправления были приняты меры по открытию церквей . Немцы производили ремонт церквей за счет населения, сами занимались подбором кадров священнослужителей . Для отправления религиозных служб, возрождения храмов создавались весьма благоприятные условия. Так, верующим передавались не только закрытые храмы, но и там, где церковные здания отсутствовали, школьные, клубные, колхозные, общественные помещения с правом их использования для проведения богослужений»
Итак, кто и когда осуждал митрополита Сергия? Враги Советской власти. Но можно ли связывать православную церковь того периода с нынешней РПЦ МП?
На самом же деле, если быть внимательным и честным исследователем, внутреннее различие между двумя этими структурами гораздо более ярко и четко, чем между новомучениками и советскими архиереями.
РПЦ МП жила и действовала в условиях атеистической пропаганды, в условиях весьма и весьма скудной возможности влиять на людей и общество и уж ни в коей мере не имела ни сил, ни средств получать от властей материальные дотации и право на некоторые церковные объекты.
Нынешняя РПЦ МП уже не выживающая православная община, притесняемая властью. То, что для митрополита Сергия явилось единственной возможностью спасти церковь от уничтожения, а именно, признание Советской власти законной, для нынешней является желанной целью.
Условия существования нынешней РПЦ МП – это условия Византии, когда власть объединившись с христианской церковью, сделала ее единственным и непреложным идеологом, осыпав благами, почестями, властью, и, конечно, богатством.
Не видеть этого значит признаваться в том, что все помыслы нынешней церковной оппозиции отнюдь не чистота веры и не Бог, а личные амбиции и жажда власти совместно с богатствами, уходящими из рук в чужие руки.
Время идет, а многие все еще мыслят категориями холодной войны. Две картинки, помещенные в статье, как раз и идут от времен этой самой войны. Особенно умиляет вторая, о Сталине и церковном иерархе.
Вот только хотелось бы узнать, какие храмы вернул Сталин церкви, и какой размах православной проповеди осуществлялся в тот период.
Насколько мне известно, многие храмы в зоне оккупации были открыты немцами. Например, церковь Андрея Первозванного в г. Ставрополе.
Вот некоторые данные:
За период оккупации на территории РСФСР открылось около 2150 храмов, в том числе в Орловской области — 108, в Курской — 332, в Белгородской — около 140, на территории современной Брянской — 153 , в оккупированной части Ленинградской — 221 . То есть в период оккупации только в России возродилось более 3 % дореволюционного количества православных храмов, не считая культовых зданий других конфессий.

После освобождения оккупированных областей РСФСР значительное количество церквей было вновь закрыто. Так, из 153 церквей, действовавших на территории Брянской области в период ее оккупации, 54 было закрыто под предлогом отсутствия в них штата священников,т.к. многие служители ушли с немцами. Из 108 храмов Орловской области только 23 церкви и 1 молитвенный дом советские власти оставили за верующими. Духовенство было обложено налогами, доходившими до 70 % от заработка, тогда как налог при немцах не превышал 10 %'.
Так в чем же компромисс у нынешней РПЦ МП с властью?
Неужели она должна выйти на митинги с народом на митинги и бороться за достойные зарплаты, за бесплатную медицину, бесплатное образование, за ограниченный рабочий день? Так подобных действий она не совершала даже в моменты римских гонений. Разве что Лютера можно вспомнить. Да и он был более угоден властям светским, чем народу, иначе его постигла бы участь Яна Гуса.
Но вот если убрать патриарха нынешнего и его свиту, если призвать на царство царя-батюшку, а церковь сделать государственной структурой, и естественно, провести люстрацию всего клира, тогда очевидно, можно будет говорить о независимой церкви, не идущей ни на какие компромиссы. Только будет ли связано это демонстрацией чистоты веры, а не борьбы за власть, сказать не просто трудно, а невозможно.
А вот связать нынешних оппозиционеров с антисоветизмом очень легко и просто. Они никогда не говорили от своего имени, а только повторяли и повторяют то, что им предлагали враги Советского государства.
16 августа 1941 г. Гейдрих издал приказ, запрещающий какое-либо содействие религиозной жизни в СССР, подчеркивающий необходимость соблюдать осторожность в отношении Московской патриархии, кроме того, в приказе поставлен вопрос об аресте в будущем патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородско-го). В новом приказе, от 15 октября 1941 г., запрещалось открытие на оккупированных территориях духовных учебных заведений, ввиду того, что РПЦ инфицирована большевизмом, о ее восстановлении на захваченном восточном пространстве не может быть и речи.
Так по сей день и мыслят наши церковники и либералы. Так по сей день и боятся коммунизма и большевизма, потому что власть и деньги для них являются единственным смыслом жизни.



Tags: религия РПЦМП РПЦЗ фашизм большевизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments