Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Categories:

Благо и зло частной собственности

Иногда кажется, что человек пришел в мир только страдать и ошибаться. Грустно как-то об этом думать. Тысячи лет человечество живет с этой грустью, придумывает себе философские объяснения, развивает религии, которые должны вроде бы дать смысл жизни и излечить человека от тоски по справедливости, открыть путь к счастью. Но ни философия, ни религия не только не спасают, но делают эту грусть еще острее и печальнее. Временное летаргическое усыпление, с надеждой на неведомое сменяется отчаянным бессилием перед открывающейся в пробуждении бездной. Реальность своей несправедливостью и жестокостью разрушает все попытки веры и ума убедить человека в возможности будущего счастья.

Разочаровавшись в разуме и прогрессе, нынешнее человечество (в самых неблагополучных странах) вдруг вновь устремилось к религии и традициям, не понимая, что и то, и другое были атрибутами определенных моментов исторического развития общества.


В доказательства объективности религии стали приводить молитвы ученых. Леонардо да Винчи, Паскаль, Иоахим Винкельман, - все молились Богу о просветлении и постижении Его замысла. Молиться- то они могли, но если б не их творчество, вряд ли обрели бы они смысл жизни. Да и внесли они очень большой вклад в рациональное, а не Божественное знание.

Человек – это природа и сознание. Две вещи, постоянно разочаровывающие его и заставляющие искать некую тайну своего бытия, постичь которую он не может даже с помощью веры в Бога. Религия родилась вместе с человеческим «я», пройдя все стадии личностного развития человека, пока не уперлась в познание как конкурента, дающего новый смысл знанию. Иными словами, религия - не враг познания, а его первоначальная линия. При дальнейшем развитии религия так и осталась на первых ступенях, искаженного отсутствием опыта, человеческого сознания, а опыт и знания продолжили путь по восхождению к истине.

Вместе с религией в человеческом обществе существовали соответствующие ей экономические отношения.
Когда-то человек не имел ничего, кроме коллектива и орудий производства. Личностное начало в полной мере зависело от общественного и растворялось в нем.


Частная собственность явилась первой трещиной между личным и общественным. Но в тот момент без накопления богатства в руках одного, не произошло бы движения по пути освоения техники, средств и способа производства, которые вывели человека из первобытного состояния к цивилизации. Частная собственность как источник прогресса на определенном этапе развития человеческого общества является необходимым элементом, потому что только сосредоточенность богатства в виде частной собственности отдельных лиц создает возможность ее накопления. Частная собственность любит концентрироваться в одних руках. Распыление ее между равными членами общества приводит к обнищанию, как отдельной личности, так и общества в целом. Это, если хотите, метафизика феномена собственности и богатства.


Частная собственность представлялась как право вождя, верховного жреца, царя распоряжаться всеми благами, добытыми общим трудом в интересах Бога, но через посредничество жрецов и вождей. Это было довольно разумное решение. Не накопи народ богатство в одних руках, никогда бы не были построены пирамиды, дворцы, храмы. Назначение этих построек всегда было не утилитарное, а высоко идеологическое: жертва Богу или богам, благодарность земных царей божественным, надежда на милости сейчас и в будущем для власти и ее народа.

Чем богаче становились власти государства, тем больше благ они могли создать не просто для себя, а для возвеличивания своих богов и страны, раздать собственность своим воинам, министрам, сподвижникам, укрепляя тем самым государство и собственное вечное пребывание у власти. Да, частная собственность порождала массу противоречий в среде элиты, вызывала войны, конфликты между правящими династиями, не позволяла народу стать на один уровень с богачами не только в образе жизни, но и в обладании знаниями. Частная собственность – это не только власть и служение богам, но еще и свобода личности. Человек же труда еще не осознавал себя вполне свободной личностью. Он мыслил себя частью того общественного механизма, который составлял его страну, его государство. Но в то же время именно богатство, приобретенное владением частной собственности на средства производства, давала развитие искусствам, культуре, украшало города и селения прекрасными особняками, замками, соборами. Без вопиющего неравенства, без эксплуатации и насилия не были бы созданы и образцы красоты и совершенства, как в быту, так и в монументальном творчестве скульпторов и архитекторов.
http://ic.pics.livejournal.com/ansari75/74628110/2584/2584_300.jpg

http://ic.pics.livejournal.com/ansari75/74628110/3091/3091_300.jpg Государства, терявшие свои казенные накопления в войнах, теряли их и в элите. Так Испания и Португалия, обогатившиеся вначале за счет реконкисты и приобретения богатств мавров, позднее за счет открытых земель, вместо вложения капиталов колоний в процветание собственных государств, решили создать в колониях вторую Испанию и вторую Португалию, растратив богатства не на Европейском материке, а на Американском. В то же время Англия и Франция в колониях видели только источник собственного обогащения, а не возможность украсить завоеванные страны европейской культурой и удобствами.
Для Руси – России таким тормозом на пути процветания явилось татаро-монгольское иго. В последнее время стало модно утверждать , что вроде бы никакого ига и не было, а была «дружба и взаимная любовь между народами». Никто никого особо не разорял набегами, всего-то и было, что дань собирали. Да. Дань. Именно это утекание собственных богатств в чужие руки и не позволяло элите вкладывать средства в развитие своей страны. Элите нужна было роскошь, нужны были удобства. На роскошь средств хватало, а на строительство городов – нет. Не видеть этой взаимосвязи – это значит не понимать причин, по которым Африка и Азия так значительно отстали от Европы.
Примеры того, что богатство и собственность из рук национальной элиты перетекают в руки завоевателей, препятствуя тем самым процветанию собственных народов и государств, можно найти повсеместно. Арабский Ближний Восток, Греция южнославянские земли именно за счет того, что Турция взимала с них дань, были разорены и не способны ни к прогрессу, ни к процветанию, хотя до этого и Византия, и арабские халифаты являли собой образец процветания и богатства. (Потеря торговых путей, вооруженное сопротивление завоевателям, войны – все это, бесспорно, элементы на пути застоя и обнищания народов, но ограбление, тем не менее, – первый из них)
В то же время именно частная собственность, перешедшая из стадии накопления ради процветания богов и государств, в стадию капиталистического частного капитала ради самого себя, стала объективным разрушителем всех препятствий на пути дальнейшего прогресса. Два интереса: извлечение прибыли ради накопления капитала и развитие и прогресс нации через перераспределение богатства, стали тем серьезным деформирующим общественное сознание элементом, который привел, в конечном счете, к грандиозным перекосам в цивилизационном процессе.
Промышленный капитал первоначально был готов на преобразования в своих государствах в плане усовершенствования санитарных норм, расширения и очищения столиц от трущоб и грязи. Но в то же время он постепенно внедрял в сознание человека самоуверенный эгоизм, который раньше компенсировался верой в Божий Промысел и назначение человека служить властям и своему народу. Теперь же капитал породил свободу от всяких Божественных и этических норм, если прибыль является смыслом и источником накопления. Экономические требования по развитию капитала в интересах частной собственности вступили в прямой конфликт с этикой человеческого общества. Религия со своим Богом уже не могла контролировать поведение экономического субъекта, поскольку он был свободен в своем выборе от ограничений нравственных, которые могли бы мешать закону экономическому.
Экономический закон капитализма, став вещью самой в себе и дав свободу каждой личности, с одной стороны накопил такие значительные средства внутри обществ, что разделение на богатых и бедных потеряло свою объективную необходимость. Богатство, чтобы быть заметным, стало тратиться на неоправданную роскошь, как это было в эпоху абсолютизма во всех европейских странах, истощая ресурсы природы и нанося непоправимый ущерб экологии. Без частной собственности на средства производства вполне возможен прогресс и развитие, достойное существование человечества без эксплуатации и нищеты. Разумное использование природных ресурсов и научных открытий отрицает частную собственность. Именно она стоит на пути этой разумности, требуя не общего блага, а прибыли.
Иными словами, мы должны вернуться к началу существования человечества, когда оно не знало ни частной собственности, ни привилегий власти и религии, а знало этику социума и мудрость старейшин. Но возврат этот произойдет на высшем уровне развития цивилизации.
И на этой почве возникает проблема: какой вид должна приобрести собственность в свободном обществе?
Меня очень удивляют споры по этому вопросу в среде людей, объективно выступающих за социализм и коммунизм. Прежде всего, они никак не договорятся о том, что такое частная собственность, а что такое личная. Одни упирают на то, что в новом обществе должна сохраниться собственность. Если это просто дом и участок, то нет разницы, твоя это собственность или муниципальная, государственная, личная. Но другое дело частная собственность. Частная собственность – это всегда собственность на средства производства и соответственно, прибавочный продукт присваивается собственником. И нет оснований для того, чтобы считать работниками на этом производстве только семью собственника. А если есть наемный труд, то это уже капиталистическое производство. Причина в том, что у собственника сформировано вековое убеждение, что раз это моя собственность, то все, что с ее помощью производится – мое. Личная же собственность – очень слабый накопитель полезного избыточного продукта или богатства. Либо собственник средств производства должен трансформироваться в управленца, лишенного права присваивать созданную прибавочную стоимость, на подобие «красных директоров», либо никакого нового общества не будет. Либо вся собственность снова должна стать всенародной, над которым управленцем поставлено государство. И не надо рассказывать сказки о госкапитализме. При капитализме собственник присваивает прибавочный продукт, прибыль остается в ЕГО распоряжении. Государство же, в котором власть не принадлежит монополистам, получая прибыль, не присваивает себе, а распределяет по потребностям обществу.
Более того, если мы решим, что это госкапитализм, то глубоко ошибемся. Капитализм подразумевает свободу рынка и наличие конкурентов-собственников. Иными словами, государство остается всего лишь ОДНИМ из собственников, но не единственным. В настоящий момент, когда всем управляют корпорации, т.е. в период монополистического капитализма, подобный вид собственности, как государственный, возможен. Но не более. Когда же единственным собственником средств производства, при наличии пролетариата, как руководителя, становится государство, то это уж никак не госкапитализм.
Я не призываю соглашаться со мной. Я не пересматриваю учение Маркса и Ленина. Но сама наша жизнь, прогресс как в науке и культуре, так и в осознании собственной свободы, показывают человеку, что классовые общества, а с ними частная собственность, религия, богатство и бедность, сословия и власть, являются временным состоянием человеческой цивилизации. Возможность жить достаточно благоустроенно и благополучно всем без исключения, возможность получать знания и познавать наследие культур, дает человеку право жить в бесклассовом свободном от религиозных предрассудков и отживших традиций, обществе.
Продолжение следует.
Tags: капитализм, частная собственность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments