ansari75

Category:

Урок не впрок. "Недоедим, но вывезем"

В наших СМИ недавно прошла новость:  журнал Форбс опубликовал список самых крупных землевладельцев России.

Двадцать землевладельцев контролируют в России 7,9 млн га стоимостью 471,6 млрд рублей. Лидер рейтинга — семейная фирма «Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева

Так звучали заголовки некоторых статей.

Но новость эта для нас, пожалуй, не новость. Это очевидный результат уничтожения колхозов и совхозов в бывшем СССР. 

Развал промышленности и ее уничтожение лишает народ рабочих мест и возможности создавать прибавочный продукт за счет собственного потенциала и двигать развитие своей страны. 

Уничтожение промышленности плохо прежде всего тем, что превращает страны в сырьевой придаток более развитых промышленных стран. Плохо, потому что сокращает доходы государства, а значит сужаются бюджетные рамки расходов на социальные нужды, на науку и культуру. Плохо, потому что падает уровень жизни населения и ускоряется расширение пропасти между богатыми и бедными. Децильный коэффициент при своем снижении демонстрирует не выравнивание разницы между богатством и бедностью, а лишь деиндустриализацию страны, как это было в царской России.

Но когда земля переходит в частные руки граждан, как и природные ресурсы, причем переходит не как частное владение на свое поле, а в виде латифундий, то здесь уже возникает несколько иная перспектива в движении страны и ее народа в будущее.

С самого начала перестройки самым страшным, катастрофически страшным было решение о роспуске колхозов. Дележка недр, закрытие заводов – это непременное условие для вхождения в европейский рынок. Конкуренты не нужны.

А вот создание латифундий – это не только вхождение в европейский рынок как сырьевой и теперь уже аграрный придаток, но и изменение всего социального состава населения.

Нет ни одного примера стран, где бы реформа в аграрном секторе привела к тому, о чем пели демократы-перестроечники, разваливая колхозы: к индивидуальному фермерскому хозяйству.

Крестьянин всегда жаждал иметь свое хозяйство и свой кусок земли для того, чтобы жить и кормиться с него. Но только в Древней Греции до определенного момента этот способ хозяйства был рентабелен, а крестьянин имел почет и уважение наравне с другими гражданами полиса.

Никогда, ни в одном периоде существования различных экономических систем невозможно было держать сельское хозяйство  в качестве небольшого аграрного хозяйства, способного работать на рынок. Так уж сложилось, что даже ремесленник с подмастерьями, торговец с приказчиками могут обеспечить производительность труда и рост производства в экономике общества, а отдельная крестьянская семья – нет.

Затраты не оправдывают доход. Самое большее, что производит крестьянин – природная рента для собственного выживания.  Поэтому сельское хозяйство всегда стремится к росту собственности на землю, то есть стремится к созданию латифундий, поместий, агрохолдингов, назовите как угодно, но непременно к масштабу выше среднего, крупному хозяйству. 

Кто был на первых этапах развития обществ силами, способными производить прибавочный продукт в сельском хозяйстве? Рабы, крепостные крестьяне, батраки. А когда появилась механизированная рабочая сила, то в условиях частной собственности использовать ее можно было только в больших хозяйствах, т.к. стоимость ее не окупалась доходами мелких хозяйств.

Это хорошо видно на создании механизированных станций МТС в самом начале колхозного строительства. Отдельное хозяйство не в состоянии купить трактор и обрабатывать землю, повышая производительность продукции. Даже колхозы на первом этапе не были способны содержать свой механизаторский парк. И государство шло на помощь сельскому жителю.

В отсутствии частной собственности на землю и средства производства колхозы были единственно рентабельной системой хозяйства , а  уничтожение их самой страшной и непростительной ошибкой.

На Западе давно уже процветают кооперативы, частное подобие колхозов, а у нас вынудили страну вернуться к средневековым латифундиям. 

Для повышения рентабельности нужны средства, а у мелкого хозяина их нет. Другое дело, наличие рабочих рук. Село живет пока, есть наделы и пока сам крестьянин трудится на земле.

Вопрос: кто будет работать сейчас на новых плантациях?

Помнится, Андрон Кончаловский и его брат Никита, играя роль русских помещиков, накупили себе по нескольку десятков га земли, воссоздавая поместье русского дворянина, и очень обижались на то, что жители окрестных сел не хотят идти к ним работать. Естественно, батраком у помещика не хочет никто.

Обижаются и монастырские хозяйства, где есть достаточно много земли, но нет рабочих рук. Даже монахи-послушники не жаждут стать крестьянами и заняться сельским трудом. 

Аграрные реформы, проведенные в странах третьего мира с целью обеспечения крестьян землей и ликвидации помещичьего, латифундистского хозяйства, каждый раз приводят к тому, что латифундии поглощают мелкие фермерские хозяйства, неспособные выдержать конкуренцию с крупными  аграрными предприятиями. То есть вся система землепользования возвращается на круги своя, только уже в условиях капитализма. 

Для нас же подобная система укрупнения землевладений чревата дополнительными минусами.

Это связано с тем, что у нас очень сильно обезлюдила сельская местность. Даже в условиях отсутствия рабочих мест и низкой заработной платы в сельской местности, рабочих рук однозначно не хватит для работы на крупных сельхозпредприятиях. А учитывая дисквалификацию сельских жителей, отсутствие специалистов-аграриев, включая и механизаторов, проблема усугубляется в разы.

Отрицательным моментом является и то, что хозяевами на земле становятся агрохолдинги, занятые лишь проблемой доходности предприятия и совершенно не заботящиеся о долгосрочных вложениях в землю. Подобный подход приводит к истощению почв и в конечном счете, к их уничтожению.

Сейчас, в условиях, когда земли сельхозназначения стали ликвидным капиталом,  вопрос о способе хозяйства особенно важен.

И дело не в том только, что латифундии возвращают нас к ушедшим в историю временам крепостного права. Капиталистический способ ведения хозяйства всегда рассчитан только на прибыль любой ценой. Поэтому для села важна кооперация, ас не агрохолдинги и латифундии.

Но, к сожалению, выигрывают те, у кого деньги.

В 2016 году кубанские фермеры отправились в марш на тракторах в Москву, чтобы привлечь внимание к проблеме земельного рейдерства. ОМОН не пропустил их дальше Ростовской области. Между тем даже на Ставрополье чиновники признают, что конфликты вокруг сельскохозяйственных земель только обостряются. В судах погрязли несколько крупных хозяйств, а будет еще туже: в 2017-2018 годах большинству СПК предстоит пройти через процедуру перезаключения договоров аренды.

Крепостное право: так фермеры оценили инициативу краевых властей увеличить минимальный размер земельного участка при перезаключении договоров аренды до 2500 гектаров. 

«Да, у нас в каждом районе сегодня есть проблемные хозяйства, которые требуют и внимания Минсельхоза, и моего лично», – заявил Ситников.

И привел пример СПК «Племзавод "Вторая пятилетка"» в Ипатовском районе, где он лично был на двух собраниях пайщиков, на которых решался вопрос о перезаключении договоров аренды. В числе проблемных хозяйств, где решить все проблемы пока не представляется возможным, Ситников назвал ЗАО «Октябрьский» (Левокумский район) и ООО «Колхоз «Терский» (Буденновский район).

Также министр упомянул Красногвардейский район. По информации КАВПОЛИТа, здесь пытается заниматься скупкой земли фирма «Агро-Стед», которая фактически подконтрольна французскому международному агрохолдингу Sucden. Кроме того, покровительство ей оказывает бывший губернатор Краснодарского края, а ныне министр сельского хозяйства России Александр Ткачев. Тот самый, которого участники «Марша на тракторах» и считают главным виновником разгула «земельной мафии» на Кубани.

По словам начальника Ипатовского районного сельхозуправления Николая Головинова, общая площадь земель в аренде в районе составляет 140 тысяч гектаров; в ближайшие три года предстоит передел земельных отношений на 63 тысячах гектаров у 10 предприятий-землепользователей; в 2016 году перезаключение договоров аренды предстоит на 11,7 тыс. гектаров, в 2017-м - на 17,2 тыс. га, и в 2018-м - на 34,5 тыс. га.

А сегодня мы видим, что на 2019 год, после перезаключения договоров по сельхозаренде земли, мы получаем список 20 крупнейших землевладельцев России.

В двадцатку крупнейших латифундистов России  кроме Ткачева вошли Олег Дерипаска, Вадим Мошкович, Владимир Евтушенков, братья Александр и Виктор Линники, Геннадий Тисченко... Они владеют земельными наделами на миллиарды и десятки миллиардов рублей.

Агрохолдинг «Кубань» Олега Дерипаски, по версии журнала, владеет 112 тыс. га земли стоимостью 14,6 млр рублей. Холдинг был создан в 2002 году на базе трех краснодарских колхозов. Земельный банк компании тогда не превышал 30 000 га. Сейчас агрохолдинг занимается растениеводством, животноводством и производством сахара, до недавнего времени — семеноводством. Но в апреле 2018 года агрохолдинг Дерипаски, единственный из краснодарских предприятий, попал под санкции США, из-за этого в НПО «Семеноводство Кубани», входившее в состав объединения, сменился владелец. Новым собственником стала компания, связанная с двоюродным братом Дерипаски Павлом Езубовым.

«Хозяева земли русской» назвал их журнал Форбс. 

«Заниматься сельским хозяйством богатейшие люди страны не планировали: на землях бывших совхозов и колхозов вскоре выросли жилые кварталы, торговые центры, коттеджные поселки и логистические парки», — сообщает издание.

Но сельское хозяйство, в развитие которого государство ежегодно вливало сотни миллиардов рублей, стало высоко рентабельным бизнесом и по этой причине владельцы земли, вошедшие в рейтинг, используют их теперь по назначению.

А почему? Да все то же – прибыль. И если нужно, то как и раньше вся продукция сельского хозяйства уйдет туда, где выгодно. А выгодно на сегодняшний день продавать сельхозпродукцию в Китай.

В 2016 году Россия стала мировым лидером по поставкам зерна на мировой рынок, утверждает «Интерфакс». Китай несомненно всегда был и остается одним из основных импортеров зерновых культур, вывозимых из России. Продажа зерна в КНР – выгодное занятие – ценообразование на пшеницу и ячмень здесь намного выше нашего. Импортное зерно необходимо Китаю в первую очередь для корма скоту, так как в стране растет ежегодное потребления мяса.

В Китае заявили, что готовы увеличить импорт сельхозпродукции из России

Вице-премьер РФ Максим Акимов и зампредседателя КНР Ван Цишань

«Уже сейчас фактически аграрная политика формируется лоббистами крупных агрохолдингов, — считает Игорь Абакумов, доцент Российского государственного аграрного университета им. К. А. Тимирязева.

Итак, вам это ничего не напоминает? 

«В результате реформ  1861 года землевладельцы превратились в капиталистические "предприятия" для продажи хлеба за границу. Крупных "хлебных олигархов" было около 30 тыс. человек, и в их руках сосредоточилось 70 млн десятин земли, (при населении в (в миллионах) 122 182 ) при стабильном росте цен на зерно для правящего класса положение дел стало очень выгодным. Эти "предприятия" поставляли 47% хлебного экспорта. Вот он – тот самый 1% (700 семей) элитариев, тесно связанных с двором, именно их жизнь и быт мы видим на больших экранах в фильмах про "Россию, которую мы потеряли", это их почему-то считают своими предками 99% детей пролетариев на просторах нашей постперестроечной страны.

Да, мы  снова  стали, как говорили перестроечники, великой хлебной державой, кормящей весь мир, исключая, естественно, свое население. 

А  нашему населению Стерлигов продает качественный  хлеб по 100 руб. Но почему-то о нем все говорят, как о беспредельщике, но не замечают того, что он не одинок. В магазинах Билла чиабатта весом в 400г. стоит 110 руб. И не стоит говорить, что это импорт. Делается он у нас, из нашей муки и на наших заводах.


В 2016 году Китай стал вторым по величине покупателем российских шоколадных изделий и третьим — мучных кондитерских изделий

В Китае сосредоточено всего около 6% питьевой воды от общего числа мировых запасов, тогда как в России это число достигает 80%

Торговля — двигатель прогресса, но при условии, что прибыль будет вложена в свою страну, в улучшение жизни населения, в социальный сектор, в науку и образование. Но если прибыль, как с нефтью и газом, будет оседать в офшорах и на заграничных счетах, то вряд ли  нас ждет  прогресс и процветание. 

Один такой период мы уже пережили. 

По подсчетам Forbes, в растениеводстве, например, рентабельность подсолнечника превышает 33%, по сахарной свекле и зерну этот показатель приближается к 30%, а в южных регионах рентабельность пшеницы может достигать и 50%. Неудивительно, что в АПК пришли люди с серьезными деньгами.

И эти люди,  с серьезными деньгами отнюдь не заинтересованы в процветании России и ее народа, а только в прибыли.

При такой рентабельности мы давно уже могли бы получить продовольственную безопасность и питаться так же дешево, как и население США. Именно дешевизна продуктов в Америке является причиной такой любви к ней простого населения.

Но не получается у нас процветания, даже с высокой рентабельностью. Да и наполнение сел жителями, занятыми в сельском хозяйстве что-то не наблюдается.

Никогда не верьте, что капитализм приводит к улучшению уровня жизни населения, к прогрессу и демократии. Он приводит к возврату всех давних проблем от начала мира, к росту эксплуатации, обнищанию и экологическим проблемам.  Возврат этот происходит только  в новом антураже и с новыми собственниками отчего наивное население полагает, что совершается шаг вперед к светлому будущему человечества. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic