ansari75

Categories:

Это странное слово - патриотизм.

Интересно, остались бы мы русскими или нет, если бы каждый царь менял названия городов и улиц.

Ну, не нравятся ему Рюриковичи. Убрать все названия, с ними связанные. Можно и Киев заодно переименовать.

А тогда что у нас останется как «мать городов русских»?

А как понимать слова:

«Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
»

Привычка — вторая натура, как говорят. Но, видимо, привычка — это еще и память о своем недавнем прошлом, о дедах и прадедах. И именно о них нам предлагают забыть.

Когда-то нам старые профессора говорили с сожалением: «А вот улица Степана Разина — это бывшая Варварка. А Метростроевская — это Остоженка.»

Но мы не понимали их. Для нас уже звучали музыкой сегодняшнего дня и ул.Герцена, и ул Горького, ул. Кировская и Калининский проспект.

Но теперь уже не понять молодежи, почему нужно смеяться в фильме «По семейным обстоятельствам», когда герой Ролана Быкова говорит, что мать осталась жить на Киевской, а дочка переехала на Ки..овскую. Или улица Кой-кого.

Этот юмор остался понятен только нам.

Правда, раж переименований был так велик, что невзирая на слова о том, что Пушкин -это наше все, Пушкинской улице вернули старое название — Дмитровка, а так как в Москве их было две, то вернули полностью : Большая и Малая Дмитровка. А Пушкину хватит и площади.

В Питере переименовали еще царем данное улице название в честь писателя Гоголя. Большая морская оказалась важнее Гоголя и памяти о нем.

Конечно, время требует своих жертв и своих перемен. Можно снести гостиницу «Россия» и построить некий парк «Зарядье».

Но вот почему непременно нужно менять то, что вроде бы уже ни с политикой, ни с ошибками в застройке не связано? Только потому что директивный и административный зуд?

Или очень хочется соединить авиацию и космос с ангелами и архангелами, на худой конец с давно почившими в бозе святыми, не ведавшими и не мыслящими об авиации?

Или у нас теперь тренд такой бесконечно раскачивать лодку и раздувать пламя, забывая, что оно может разгореться и от искры.

Когда Тихон Шевкунов предложил переименовать аэропорты, это прозвучало какой-то не слишком оригинальной шуткой. Но шутка оказалась больше, чем шутка, очередным безумным экспериментом над здравым смыслом.

Есть пословица: «хороша ложка к обеду». Когда страна узнает о своем новом герое, или оценивает заслуги ушедшего недавно президента, ученого, министра, давшего толчок расцвету той области, в которой он подвизался, то стоит подумать над увековечиванием его памяти. 

Но когда между воспоминаем и сегодняшним днем лежат не только века, но  нет никакой связи с деятельностью тех или иных личностей и неким технически оборудованном месте, то ваше желание присвоить чему-нибудь отвлеченно значимому их имя,  похоже на патологическое растройство ума и памяти, а вовсе не на примеры патриотизма.

Вот Запад присвоил имена своим аэропортам. Но чьи имена? Имена президентов. Вот бы и называли: аэропорты Горбачева или Ельцина.

Но не решились. А давать новые имена хочется. Это же так интересно: своими именами. И не просто интересно. Это очень важно. Но только не для уроков патриотизма

Для молодежи готовится новый мир, без прошлого, без ностальгии и без связи поколений.

Мы постоянно забываем, что и школьные программы, и реформирование медицины, высшего образования, пенсионный возраст — это в конечном счете для молодого поколения.Это ему предстоит не помнить старую Россию, не понимать своих отцов и дедов. Это им жить в стране без прошлого, без вековых привычных названий, традиций и особенностей быта. 

Впрочем, мы уже давно разошлись и в истории, и в мыслях и в чувствах с завтрашними хозяевами страны. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic