ansari75

Categories:

Может ли время повернуться вспять?

Или как связаны строительство храмов и школьное образование.

Все в жизни имеет взаимосвязь. Когда христианство вводилось повсеместно волей властей, когда искоренялось язычество, и народ в принудительном порядке был крещен и приобщен к новой вере, тогда строительство храмов было необходимостью.

И они строились. Строились властями и епископами, строились с размахом и повсеместно.

Строить храм, особенно большой и помпезный – удовольствие дорогое. Когда через монументальный храм власть утверждает свой абсолютизм и призывает Бога в свидетели, тогда не жаль никаких средств. Тогда и власть, и народ будут трудиться только ради возвеличивания своего Бога, ради демонстрации ему своей веры и надежды на ответную защиту и благодеяния. 

Но когда общество переходит в стадию реального времени и начинает заботиться о хлебе насущном, а не о торжестве Бога на земле, то выделять деньги казны на храмы становится все труднее и труднее. Вот и живем мы сейчас в обществе европейской культуры, где большинство храмов датируется 18-19 веками. Да и те – переделки и перестройки более ранних. 

В настоящее время храмы кое-где еще строятся. И в Европе, и в Африке, и в Азии. Чаще всего новые храмы — это новое современное осмысление традиции в архитектурном плане.

Им придают самые невероятные формы и эти новые храмы могут считаться шедеврами новой архитектуры.

Придорожная церковь в Зигерланде
Придорожная церковь в Зигерланде


Новые храмы в пригородах Парижа. Сразу девять новых католических храмов строятся или были построены в 2015 году вокруг Парижа. Например, эта напоминающая гигантскую раковину церковь в Кретее, городе-спутнике французской столицы. Храму приходится "противостоять" окружающей его архитектурной безликости типовых многоэтажек.
Новые храмы в пригородах Парижа. Сразу девять новых католических храмов строятся или были построены в 2015 году вокруг Парижа. Например, эта напоминающая гигантскую раковину церковь в Кретее, городе-спутнике французской столицы. Храму приходится "противостоять" окружающей его архитектурной безликости типовых многоэтажек.
Ливан храм Божией Матери Харисса
Ливан храм Божией Матери Харисса

Наша православная мысль на новаторство даже не дерзает. Она традиционно крестово-купольна, традиционно ориентирована и традиционно символична.

Планируемый храм в Екатеринбурге в честь св. Екатерины.
Планируемый храм в Екатеринбурге в честь св. Екатерины.
Новый храм в Сретенском монастыре в Москве
Новый храм в Сретенском монастыре в Москве

 Но дело не в традиции, а в простом вопросе: зачем так массово и так дорогостояще?

Вот и возникает вопрос: какие причины движут нашими идеологами и властями? В виду будущего отказа от светского характера государства? В ожидании царя-батюшки и превращения официальных религиозных конфессий в государственные структуры?

Но одно дело сделать религию государственной, ввести уроки Закона Божьего в школы и совсем другое заставить современных людей, особенно молодежь стать грамотно верующими, то есть принять каноны церкви, ее службы и ритуал с запретами и постами как необходимость.

Пока сказать можно только одно: религия, будучи навязана сверху, никогда не станет объектом искренней веры. Ее время прошло. И держится она в Европе только по традиции, не взирая даже на то, что там все-таки строятся новые храмы.

Возродить религиозное чувство может только крайний национализм, который в настоящее время хоть и зреет, но не слишком выгоден властьимущим.

Вот, к примеру, что говорит заведующий кафедрой философии Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина профессор Михаил СМИРНОВ:

-Молодым людям «младшего студенческого возраста», о которых я говорил, в массе не свойственно вдохновенное повествование даже о том, что в школьные годы у них не вызвало отторжения. По отношению к «урокам религии», как часто называют ОРКСЭ (хотя многие прошли модуль «Основы светской этики»), ироничные воспоминания связаны во многом с тем, что в начальной школе эти уроки воспринимались отдельно от тех предметов, по которым давались задания на оценку (то есть серьёзных предметов).

– Из собственного опыта, который я вовсе не абсолютизирую, но считаю заслуживающим внимания, для школьников младшего возраста специального привлечения их внимания к религиям быть не должно. Гораздо полезнее, так сказать, контекстуальный подход. Это означает расширенное ознакомление (не только на уроках) с устройством окружающего мира – природного и социального – через рассказ и показ, в идеальном варианте – через посещение тех мест, где наглядно и обустроенно представлены история и наиболее достойные явления современной жизни. Изучение истории собственной семьи. Детский театр, музеи (особенно краеведческие) и выставки, памятные места – куда ходят не толпой класса, а небольшими группами, и потом в непринужденной обстановке обсуждают увиденное и услышанное. Вот в таком контексте можно и в храмы разных религий заходить, предварительно согласовав с «принимающей стороной» просветительский характер посещения (и учитывая установленные ограничения). То есть встраивать даже не столько знания, сколько впечатления от встречи с религиозной стороной жизни в общий диапазон культурных представлений. Но ни в коем случае не превозносить чьи-либо религиозные традиции перед другими.

А как же обстоят дела с религиозным воспитание в Европе?

«В Западной Европе существуют различные подходы к преподаванию основ религии, соответственно этому должно различаться законодательство. Условно страны Европы можно разделить на три группы.

Первая группа – страны, в которых нет религиозного образования в школах (Франция, Венгрия). Ко второй группе относятся страны, в которых неконфессиональное религиозное образование организуется и контролируется государством. Это страны северной Европы, что, вероятно, является отражением протестантского учения о том, что катехизация является обязанностью государства, и катехизация здесь обязательна. Постепенно этот вид религиозного образования подвергся секуляризации и стал неконфессиональным. Это видно на примере эволюции названия курса религиозной дисциплины в Швеции: «Христианское учение» (1919), «Христианская наука» (1962), «Наука о религии» (1969), «Учение о жизни и существовании» (1980). В Великобритании и Швеции это происходит при сотрудничестве с Церковью.

К третьей группе относятся страны, в которых конфессиональное вероучение утверждено законодательством (Греция, Кипр, Италия, Бельгия, Испания, Германия, Литва, Австрия, Чехия, Словакия, Венгрия, Португалия).

Но на самом деле все уроки катехизации это не совсем Закон Божий. Даже в Греции религия преподается как «религиоведение»

Религиоведение (1 час в неделю, только для 3—6 классов) И является этот предмет не основным, а дополнительным.

Недавно правительство Греции провело закон, запрещающий принимать исповедь на территории школы. 

Европейский Союз настаивает на том, чтобы религиозное образование было факультативным. Исключение составляет только Польша. Но в Польше, как и в Израиле, религия стала своего рода признаком национальной самоидентификации. Религия здесь скорее вопрос политики и национализма, а не веры.

«В 1999 году в ответ на межрелигиозные диспуты в некоторых странах ЕС предложил в рамках рекомендации под названием «Религия и демократия» развивать неконфессиональное образование. Основные положения его следующие.

1) Критически рассмотреть шкалу ценностей, чтобы согласовать этику и демократию.

2) Изучить сравнительную историю религий и обосновать их схожесть.

3) Рекомендовать религиозным учебным заведениям ввести курсы прав человека, истории, философии и других наук.

4) Беречь детей от конфликта между государственной религией и верой, исповедуемой в их семье.

Это так называемая «двойная терпимость» (неконституционно признанная религия и свобода исповедовать личную веру в определенных рамках).

Но наши власти, видимо хотят пойти по пути Польши, а значит европейские ценности должны быть дискредитированы. Отсюда такая высокая степень негатива в оценках нашими патриотами  деятельности Евросоюза.

В некоторых случаях европейские демократические веяния нам непонятны. Но в других стоило бы к ним прислушаться.

И в свете перспективы клерикализация страны стоит еще раз повторить слова компетентного ученого, того, кто исследует эффективность преподавания ОРКСЭ в школе и участвует в подготовке преподавателей к этому курсу

«Тот формат, в котором в систему светского образования вводится религиозный компонент, я считаю бесполезным, а иногда и просто вредным».

– Под вредом я подразумеваю неизбежную профанацию реальных достоинств религиозных и этических традиций, которая возникает при их форсированном внедрении в качестве «учебного материала» в школьное образование. Вред прежде всего для учеников. Четвертый класс – это не тот возраст, когда сложные мировоззренческие темы адекватно усваиваются, поэтому образы тех же «религиозных культур» у школьников этого возраста остаются далекими от действительности, и это влияет на последующее восприятие. Вред и для семей, которые не хотели бы мировоззренческой обработки их ребенка, при любом отношении самих родителей к религии; кстати, многие верующие родители не хотят выбирать для детей «конфессионально ориентированные» модули из-за опасения искажения исповедуемой ими веры педагогами светской школы (пусть и неумышленно, а в силу недостаточных знаний). Вред и для религиозных организаций, которые в своем корпоративном устремлении к инфильтрации в светское образование выглядят как аналоги идеологических отделов партийных органов, что не прибавляет к ним симпатии, а антипатия может распространиться на религию как таковую.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic