ansari75

Categories:

Битва за жизненное пространство

Май для Москвы – это время цветения черемухи, яблонь и сирени. Это время наивысшего желания горожан полюбоваться природой и окунуться в море красоты, ароматов и цветового разнообразия.

Коломенское и Сиреневый Сад на этот период становятся своего рода Меккой, где совершается поклонение природе. И если черемуха, растение хоть и душистое в момент цветения, но не столь красочное, то и проходят граждане мимо нее не замечая, а вот яблони и сирень – это объекты столь притягательные, что под час людей становится больше, чем цветущих деревьев и кустов.

Что это? Дань моде или действительно жажда общения с красотой природы?

Человек, будучи биологическим видом, гораздо более тесно связан с природой, чем думает.

Потеряв навыки жизни на природе, человек сохранил и переосмыслил эту свою связь, сделав природу объектом поклонения. Вначале природа и животный мир стали для него богами, позднее — предметом эстетического наслаждения.

Самые богатые и знатные гордились не только архитектурными достоинствами своих дворцов, но не в последнюю очередь красотой садов и парков, их окружающих. 

Излюбленным местом отдыха и молитв для монахов были монастырские клоатры. А в городской черте, там, где узкие улицы и дома не оставляли места садам и паркам, в церковных двориках цвели цветы, как и на окнах горожан.

В русском традиционном пространстве даже некоторые сорта цветов стали рассматриваться как монастырские цветы, потому что имели скромную красоту, небольшие размеры и превращали клумбы не в дикие заросли, а в пестрый ковер гармоничных соцветий.

В советское время парки и сады стали своего рода символом будущей жизни при коммунизме, когда гармония между человеком и природой станет абсолютной.

По небу тучи бегают, 

Дождями сумрак сжат, 

под старою телегою рабочие лежат.

И слышит шепот гордый вода и под и над:

«Через четыре года здесь будет город-сад!

Темно свинцовоночие, и дождик толст, как жгут,

сидят в грязи рабочие, сидят, лучину жгут.

Сливеют губы с холода, но губы шепчут в лад: 

«Через четыре года здесь будет город-сад!»

Свела промозглость корчею — неважный мокр уют, 

сидят впотьмах рабочие, подмокший хлеб жуют.

Но шепот громче голода — он кроет капель спад: 

«Через четыре года здесь будет город-сад!»

( В.Маяковский)

И городом-садом действительно стали  все российские города.

Нет ни одного города в мире, где столь много внимания уделялось бы садам, паркам и скверам, как в советске время во времена Советского Союза.

Даже если приходилось сносить кое-где церкви или заводские старые сооружения, которые невозможно было приспособить к нуждам города, то эти места не застраивались вообще, если недостаточно было места для свободного пространства и сквера. 

И вот эта любовь к свободным парковым зонам, к широким газонам и скверам, к незастроенным новоделом пространствам, некогда занятым церковью, стало для населения, брошенного в капитализм, очередным актом экспроприации. Вначале народ лишили его собственности, созданной его руками, лишили природой данных всему народу богатств, а теперь нашли новый источник бесплатного дохода: строительство храмов в скверах и парках. Благо социализма стало его Ахиллесовой пятой: бесплатное свободное городское пространство, исчисляющееся при капитализме миллионами. Разве не находка для аочного?

Мало того, что весь центр городов стал застраиваться на любом свободном пространстве монстрами бизнес-центров, банков и офисов, так оказалось, что не только можно снести старый особняк или доходный дом,за которые кому-то нужно заплатить,  но и сквер использовать под застройку.

Есть в Кисловодске площадь выше дома-музея Н.Ярошенка, известного русского художника. Когда-то на этой площади стояла церковь и было кладбище. Но в советское время здесь остался  всего лишь сквер и могила Ярошенко как памятник знаменитому художнику.

В 90 -е годы власть вдруг кинулась возрождать православие, а с ним и старые снесенные храмы. Теперь на площади нет ни сквера, ни самой площади, а только огромный храм, памятник-могила Ярошенко и плитка, плитка, плитка. 

Есть в Ставрополе Горка, крестовая, казанская, не знаю. Но в Советское время она была Комсомольской горкой. Когда-то там стоял храм, но в годы войны его снесли из-за того, что он служил ориентиром немецкой авиации.

Горку никто не пытался застраивать. Это было местом прогулок, обзора и в ясные летние утра возможностью увидеть гору Эльбрус. Правда, в хрущевские времена там для комфорта гуляющих построили ресторан Горка, но вписали его очень аккуратно в ландшафт,  отодвинули от центра в неприметную глубь пространства.

Сейчас там уже нет места для отдыха и прогулок. Огромный возрожденный храм съел все, что когда-то было сквером, парком, фонтаном и клумбами.

Не знаю почему, но самым удивительным в этих «возрождениях» является размер «возрожденного» 

Храм Христа Спасителя в Москве, храм в Кисловодске, храм в Ставрополе на Горке в два раза превышают подлинные размеры снесенных построек. 

Что за страсть гигантомании владеет умами архитекторов понять нетрудно. Они ведь застраивают города зданиями-небоскребами. Чтобы храм не потерялся среди городских исполинов, приходится и его увеличивать до умопомрачительных размеров, которые дадут сто очков вперед любому готическому собору Средних веков.

Но народ еще не чуял беды и терпел новоделы, хотя даже сами верующие постоянно роптали, что храмы не намолены. Если вы будете интересоваться статистикой, то узнаете, что по сей день новые храмы посещает меньшее число верующих, чем старые храмы.

Но страсть строить там, где никому не нужно платить, строить за счет свободы и отдыха народа, стало буквально бумом для церкви и властей. 

Конфликт стал неизбежен, потому что наглое чиновничество вкупе с «духовными скрепами» решили, что народ смириться с любым их решением. Если положено отобрать, то отберут, а народ смолчит.

Но народ уже не хочет молчать. Народ начинает понимать, что дело не в православии и не в храмах. Дело в наглости власти, неуважении к интересам горожан и в лишении их последнего наследия Советов: парков и отдыха на лоне природы.

Это уже не конфликт религии и светскости. Это борьба человека-горожанина с капиталистическим освоением пространства, где интерес сосредоточен только на выгоде, а не на комфорте жизненного пространства.

Застройка городов домами-монстрами, похожими даже не на небоскребы, а на коробки, куда складывают ненужные материалы, на коробки -бараки, где окна смотрят в окна и где сплошное, ничем не дробящееся пространство, пытается цветовой убогой гаммой восполнить гармонию образа и соотношения частей, полностью состоящих их одномерности.

Человеку осталось только то, что еще говорит о жизни и красоте: скверы, парки, свободные пространства газонов и придомовой территории.

Но алчность посягнула и на эти островки жизни. И посягнула тем, что сама пропагандировала как духовность и высший смысл бытия: через религию.

Но религия в камне это все-таки не духовное и не творческое начало. С ним трудно смириться, от него хочется бежать или хотя бы бороться с ним.

Жители целого ряда российских городов проводят акции по примеру екатеринбургского протеста против "храмостроя"

Жители нескольких российских городов проводят в эти выходные акции протеста против застройки скверов по примеру протеста в Екатеринбурге против "храмостроя" РПЦ МП, сообщает 18 мая «Коммерсантъ» 

 По данным издания, вечером 17 мая протестующие вышли на улицы как минимум четырех регионов.В Ульяновске горожане выступают против строительства храма РПЦ МП на месте сквера у дома культуры «УАЗ». 

Возле ДК собрались около трехсот человек, представлявших разные группы: прихожане поддерживали планы по застройке, тогда как жители окрестных домов высказывались против этого. Столкновений удалось избежать.

Жители Нижнего Новгорода устроили одиночные пикеты из-за возведения часовни РПЦ МП в сквере памяти погибших милиционеров. Активисты рассказали, что противостояние между сторонниками и противниками застройки было особенно напряженным во время общественных слушаний.

В Улан-Удэ планируется акция протеста против появления центра «Патриот» в одном из парков. Активисты подали заявку на проведение митинга 30 мая, на мероприятии ожидается около тысячи человек.

Жители Челябинска недовольны тем, что в сквере возле Южно-Уральского государственного университета будет возведена часовня РПЦ МП. Активисты опасаются, что из-за застройки парка разгорится серьезный конфликт.

Протест жителей Екатеринбурга против строительства собора святой Екатерины на месте сквера в центре города начался 13 мая. Горожане потребовали сохранить сквер. По разным оценкам, протестующих было от нескольких сотен до двух тысяч человек. В ходе митингов арестовали не менее 30 человек. Президент России Владимир Путин призвал 16 мая провести опрос среди жителей района, результаты которого "продемонстрировали бы мнение большинства".

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic