ansari75

Category:

Двуликий Янус и нынешний феминизм

Когда-то  древние римляне поклонялись  богу  Янусу, первоначально мыслимому как демиург, а позднее, после того как верховным богом стал Юпитер, Янус сохранил за собой функцию бога дверей, входов и выходов, иными словами начала и конца, прошлого и будущего. Особенность этого древнего бога заключалось в том, что он изображался всегда с двумя лицами, направленными в разные стороны. Двуликий Янус позднее, в силу именно этой двуликости стал символом лицемерия, человеческого коварства, двуличия.

Но если мы обратимся к человеческой деятельности, к ее политической и идеологической составляющей, то очень легко увидим, как одно и то же явление начинает обретать два лица, направленных в разные стороны.

Некоторым кажется, что в поступках и действиях людей таится дуализм, то есть доброе и злое начало. Существуют религии, в основе которых лежит дуализм, добро и зло, как равноправные  независимые  начала мира.

Не избежало дуализма и христианство. Могущественному и совершенному Богу всегда противостоит зло в облике Сатаны- восставшего ангела. Отсюда склонность христиан многие человеческие поступки или дела в общественной жизни трактовать как происки Сатаны-врага Бога и человека.

На самом деле для человеческого общества гораздо больше подходит древнеримский бог Янус, бог входов и выходов, бог, видящий начало и конец. Все зависит только от стороны, в которую он смотрит.

Человек, как личность имеет свои особенности и характер, но оценку его поступкам дает общественная система, которая расценивает его как врага или как героя в зависимости от стороны, к которой приложены его усилия. 

Так, убийство на войне не может быть преступлением, а убийство на улице, в доме, т.е. в быту всегда будет расценено как преступление, даже совершенное по неосторожности. Причина в том, что одни убийства санкционированы властью и являются насилием над личностью, в другом- они результат добровольного действия самого человека.

И так во всем. Революционеры становятся героями, потому что борются за всеобщее благо, но для тех, против кого они борются, представляются разбойниками.  Разбойники и мафиози обычным народом воспринимаются  преступниками, потому что действуют в своих интересах. Но для властьимущих часто разбойники становятся героями, если начинают грабить тех, кто неугоден власти того или иного государства. 

Так, для Англии героем и лордом стал пират Френсис Дрейк. 

А для России Емельян Пугачев — образцом  страшного бунтовщика.

Для Италии мафиозные кланы ничем неустраняемое зло,  а для американской системы кланы являются основой внутренней политики и взаимоотношений между монополистами.

Когда мы расцениваем действия власти, чиновников, культуры в целом, мы всегда должны помнить, в какую сторону направлены эти действия, к какому результату они приведут, исходя из интересов народа или элиты.

Но не всегда уместно тут же давать ответ - благо это или зло. Нужно первоначально определить, что видит Янус позади себя. 

Сейчас церковь и традиционалисты активно выступают против женского равноправия. Они готовы даже борьбу за  права, начатую женщинами-работницами еще в 19 веке считать еврейскими происками и стремлением разрушить семью и традиции. Они приписывают женскому международному дню 8 марта аналогию с еврейским праздником Пурим, не задумываясь о смысле этой борьбы, об истории праздника и последствиях. Намерено или случайно, но они вводят в заблуждение граждан тем, что необходимость превращают во зло для традиционных ценностей.

А причина проста. Для капиталистического мира привычно направлять прогрессивное по пути реакционного. Это их метод,  путать цели и задачи, которые ставят перед собой борцы за справедливое общество и которые очень страшны капиталистам. Вот они и поворачивают перспективу не к будущему, а прошлому.

Так произошло и с женским равноправием. Запад очень ловко подменил его на феминизм, который, по сути, имеет то же самое реакционное направление, что и традиции домостроя.

Борьба женщин за свое равноправие была направлена на завоевание равенства в социальной сфере. Женщина хотела иметь возможность быть равной в обществе с мужчинами в социальных, политических и экономических правах.

Ведь в недавнем прошлом даже в самой свободной стране, как  когда-то полагали, англичанки не имели прав собственности. И даже самые богатые семьи оставляли незамужних дочерей в качестве нищих приживалок у братьев. Только выйдя замуж, женщина обретала кое-какую независимость, во всяком случае, спасение от нищеты.

А во Франции до 60-х годов прошлого века любой мужчина, не женившийся на женщине и бросивший ее с ребенком, мог записать себя в качестве отца, даже не поставив в известность мать, а потом, сообразуясь с обстоятельствами (бесплодие законной жены, потребность в помощнике и т.п.) мог и отобрать этого ребенка на законном праве отцовства, хотя не видел его ни разу и которого не воспитывал.

В царской России женщина не имела права выехать заграницу без мужа или опекуна, потому что не имела паспорта. Учиться в университете она тоже не могла, как и занимать ряд профессий, начиная от врача и адвоката и заканчивая службой в государственных органах.

Вполне естественно, что содержать себя женщина без капитала или состояния  могла лишь за счет ручного труда белошвеек, портних, работниц на фабриках или становиться содержанками у богатых купцов или аристократов. Время и общественный прогресс должны были должны были рано или поздно заставить женщин осознать, что есть равенство полов социальное. Вот за это равенство в социальной сфере государства и была направлена борьба женщин за свои права. 

Но социальное равенство в 21 веке внезапно стало помехой капитализму. И вот эту социальную направленность всех предшествующих этапов борьбы, капитализм перевел совсем в иную плоскость. Он создал не эмансипацию, а фиминизм.

Феминизм имеет целью не социальные условия, а взаимоотношения полов и направлен только против мужчин как представителя иного гендерного типа. Никакой социальной свободы женщине феминизм не несет. Наоборот, он подвигает патриархально ориентированное население, живущее по законам религиозных традиций, называть этот феминизм разрушительным и неприемлемым типом общественных отношений.

То есть то, что было завоевано и стало для женщин источником их свободы, опошленное феминизмом и превращенное из социально ориентированных требований в требования отмены равенства полов и переориентирование на приоритет прав женщин перед мужчинами.

«Если изначально рассматривать всех мужчин как обладателей мужской солидарности по эксплуатации женщин, состоящих в негласном «заговоре» против женского пола (а ведь именно это говорят феминистки в своих работах), то получается, что ту сферу, которая еще считается натуральной, то есть отношения мужчин и женщин в семье, нужно вывести в область политическую. Не так ли?

Но ведь говорится не только это! В отношения между супругами тут же вводятся контрактные и денежные отношения. Что значит оплата домашнего труда женщине, если это не государственная помощь семье? А ведь анархисты, как и либертарианцы, в принципе враждебны государству, а стало быть, эта помощь не может быть в их концепции государственной. Значит, речь не о государстве, а об ином «работодателе» — это мужчина должен платить женщине за домашний труд и воспитание детей. И только ли за это? Ведь есть и еще одна сфера взаимоотношений мужа и жены в семье. Да-да, вы правильно догадались! И о том, что это именно так, а не наши лихие домыслы, говорят попытки феминисток добиться новой «нормы» — подписания согласия на каждые интимные отношения. Независимо, в браке или вне брака. Эта идея была вброшена в общественную дискуссию в ходе шумной кампании против харассмента (домогательств), сотрясавшей «продвинутое человечество» в 2018 году.

Как эта подмена естественных отношений делается? Сначала материнство, рождение и воспитание детей называется «воспроизводством рабочей силы» — формулировка сама по себе уже вызывает отторжение, так как похоже, что говорится о разводе скота на ферме. Затем «воспроизводство» объявляется одной из функций женщины и далее говорится, что это услуга. Все предыдущие века женщина была вынуждена предоставлять данную «услугу» бесплатно. А как может человек предоставлять бесплатно услугу, которая не приносит ему особого удовольствия? Конечно же, только через угнетение. Затем говорят, что вообще-то родить ребенка за деньги может и суррогатная мать, а воспитать — профессиональные родители, тоже за деньги. И что уже проводятся эксперименты по выращиванию эмбриона в свиньях и в искусственных инкубаторах. Что, соответственно, женщина может быть освобождена от выполнения этой функции, и в то же время завести себе ребеночка сможет кто угодно по собственному «свободному выбору» (то есть платно) и без принуждения кого-то брать на себя бесплатно издержки деторождения и ухода за детьми.

Как тут не вспомнить антиутопию Олдоса Хаксли «О, дивный новый мир!», которая начинается с описания фабрики по производству генетически разделенных на касты людей в специальных инкубаторах, а слова «папа» и «мама» являются неприличными и даже ругательными. Кстати, напомним и такую мелкую примету времени, как замена этих двух слишком традиционных слов новаторским «родитель 1» и «родитель 2», уже введенная в законодательства кое-каких (продвинутых, естественно) стран.

Понятно, что мир, в котором «воспроизводиться» смогут не все, а только те, у кого на это есть средства, — старая мечта евгенистов. Остальные либо «воспроизводиться» вообще не должны, либо станут выполнять роль суррогатных матерей, то есть прислуги, которая профессионально и за деньги (но зато не насильственно!) будет заниматься «репродуктивным трудом». Также предполагается функция платных «профессиональных родителей». То и другое уже вовсю практикуется. Где во всей этой модели есть место любви? Не задавайте риторических вопросов, пожалуйста. Любовь — понятие устаревшее еще поболее «мам» и «пап»: подмена его понятием «секс» идет аж со времен сексуальной революции. И можно только восхищаться силой Природы и устойчивостью человеческих «предрассудков», наблюдая за тем, как упорно и длительно Человек сопротивляется такой переделке.»

Это теория. А вот практика. 

Вы, наверное, видели надписи на машинах у мужчин: «Спасибо за сына!» Иногда с именами женщин, иногда без. Но тем не менее, смысл очевиден: женщина в этой фразе уже не жена и не мать. Она дароносица и получательница вознаграждения.

Мужчины еще до конца не осознали смысла этих фраз, внедряемых модой в их умы. Но должны были бы задуматься: благодарность должна быть не на словах.Благодарность — это перераспределение ролей в семье.

Теперь жена спокойно может занести в черный список любого знакомого мужа, если это знакомы женщина. Ревность и деспотизм с обеих сторон стали началом непримиримого конфликта уже не по нравственным категориям, а по вопросам власти в семье.

Когда-то радовались рождению ребенка оба родителя в равной мере. Оба были соучастниками таинства и оба имели равную долю ответственности и счастья.

А теперь?

Муж больше не требует, а жена и не мыслит, объединять свои бюджеты в один семейный, если оба работают.

Женщина имеет право получать подарки за свои супружеские обязанности,  не от полноты сердца любящего мужа, а за исполнение его желаний. 

Когда-то подарки подобного рода делались содержанкам, поскольку речь не шла о супружестве, о браке и о любви, а только об удовлетворении природного инстинкта, что конечно, было неприятно для молодой красивой женщины  в компании старика. Уравновесить чашу весов могли только подарки.

Но супружество всегда расценивалось по- библейски: муж и жена – плоть едина. Или с позиций гуманизма: взаимная любовь, соединяющая души и тела. 

Не любовь, а брачный контракт теперь стали символом крепких брачных уз.

Брачные договоры в прошлые века имели под собой вполне разумно устроенное будущее бесправной женщины. Но когда женщина в современном обществе имея работу, может обеспечить себя и ребенка, брачный договор разумен лишь в семьях, где капитал является центром мироздания.

В остальных случаях это образец недоверия и взаимного отчуждения в перспективе. 

«Одно дело — поддерживать семью как единое целое, не создавая конфронтации и конфликтности внутри нее, и совсем другое дело — настраивать всех женщин на внутрисемейную войну, постулируя, что мужчины веками эксплуатируют женщин (это записывается уже даже во многих национальных законах и в международных конвенциях), да и к тому же веками жгли их, обвиняя в колдовстве. Создается информационный фон, враждебный семье как таковой.»

А теперь вспомните проповеди протоиерея Андрея Ткачева о том, что женщин нужно ломать через колено. Феминизм непременно заставит мужчин аппелировать к Домострою. Вот и соединятся две крайности в одну: в разрушение свободы и социального равенства с возможным финалом в новом Средневековьи.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic