ansari75

Categories:

Природа и эпиляция

Есть такие авторы, которые под видом истории предлагают  читающей публике всякий вздор. И трудятся они опять-таки на ниве антисоветчины.

Вот очередной опус:

«Волосатые женщины СССР: как жили дамы без эпиляторов и шугаринга?»

И как всегда упреки советским гражданкам в том, что они не заботились о своем имидже в настоящем понимании этого слова.

Но вот вопрос: а спасает ли эпиляция тело от пота, от запаха пота, от других запахов? Нет, абсолютно не спасает. Никакая эпиляция не может стать средством гигиены в обход мытья, купания, мыла и прочих простых средств гигиены, как смена одежды.

Есть волосы под мышками или их нет, все равно вы должны мыть их каждый день, мыть с мылом. А уж иные средства гигиены – это вопрос прогресса. Сейчас есть песпиранты и дезодоранты. А когда-то к блузкам подшивали специальные треугольники-подмышечники, которые, как и воротнички на форменном платье меняли ежедневно.

Во все времена было и остается лишь два направления в жизнедеятельности человека: следование требованиям гигиены и следование моде, ритуалу, религиозному запрету.

И если обратиться к вопросу нынешней эпиляции, то никаких особо гигиенических мер она не придает. Облегчает жизнь (не нужно ежедневно мыться или менять что-то), да. Приучает глаз к тому же, к чему привычны были римляне: к изнеженности, да. Делает ускользающей грань между мужчиной и женщиной, да. Иными словами, это не чистота и не гигиена, а определенный идеологический прием воспитания общества в нужном направлении. 

Прежде всего, у писателя нужно спросить: а с чем связана эпиляция или депиляция? (Разница в словах — это разница метода, устранение волос только частично, с поверхности кожи, или устранение и самой фулликулы. Мы можем говорить в историческом контексте именно об эпиляции, поскольку самы древний метод — это удаление глубокое, до самой фулликулы). Итак, эпиляция —  это показатель совершенства общества или наоборот, его дикости? Эпиляция – это наше всё или одномоментный  модный тренд, внедренный в миросознание человека продавцами бритв, шугаринга, электроэпиляции и  косметологами?

Прежде чем навешивать ярлыки на советских женщин по методике Ива Монтана, следует понять,  что есть что. 

Например, Ив Монтан и женское советское белье. Во Франции зимы практически нет, тем более морозов. Ни он, ни его француженки не бегали по улицам в тридцатиградусный мороз. Как говорится, сытый голодного не разумеет. И вместо желания понять и объяснить, собственное незнание вызвало  в избалованном артисте только насмешку и желание лишний раз уколоть советских женщин, которые почему-то в морозы не носили кружевного белья и тонких ажурных чулок, надевали рейтузы с начесом. Но они же  не имели любовников и не ставили секс выше дружбы и искренней  любви. А ведь именно сексу и продавцу собственного тела нужно выглядеть соблазнительно и  привлекательно. Кстати, забытое и отвергнутое стремление промышленности сохранить людям здоровье, вновь стало трендом.  Вновь повсеместно предлагаются  то термобелье, то лосины, то колготки в сто и больше ден, и вместо синтетических ажурных кружев вновь завоевывает популярность хлопок и натуральный шелк, без синтетического ажура и стекловаты. То белье, которым восхищался Ив Монтан на своих француженках, теперь ушло в тень как предмет для определенных целей и определенного женского контингента. По нему определяют не женскую красоту, а ее доступность.

Накстоящее не ушедшее далеко от прошлого.
Накстоящее не ушедшее далеко от прошлого.

Так и с эпиляцией. Эпиляция время от времени внедряется в  общество под разными видами, как и мужское обрезание. Но не следует забывать, что и то, и другое имеют религиозные корни. 

Египетские, а раньше шумерские жрецы и правители убирали волосы не только с тела, но и с головы. Причина до сих пор не слишком  ясна. Но созвучие теме обрезания, которая проведена  в Библии, предлагавет ставить акцент на социальном и имущественном цензе. Ни в пищевых запретах, ни в обрезании не ставится на первый план идея гигиены и чистоты, а только указание на волю божью. Так повелел Господь, чтобы отличить своих от чужих.

Жречество всегда занимало особое положение в любом раннем или позднем обществе. Следовательно, оно и диктовало условия. От древнего Египта пищевые запреты, мужское обрезание перешло к иудеям. Но вот странность: эпиляция, бритье бород  и головы у них не практиковалось никогда. Более того, чем гуще мужская растительность, тем больше уважения и почета. Волосы холили и лелеяли. У еврейского героя Самсона вся сила находилась именно в волосах. Любимый сын царя Давида Авессалом имел красивые густые волосы, гордость и красоту его. Но именно волосы стали причиной его гибели, когда он восстал против отца. Он, убегая, запутался волосами в ветвях деревьев и был убит.

Самсон и роскошные волосы, дающие ему силу
Самсон и роскошные волосы, дающие ему силу

А вот женщины, во всяком случае, хасидки, бреют волосы не только на теле, но и на голове. Причина очевидна: не вши и не грязь, а соблазн для мужчин. Женщины по еврейским, а теперь уже по мусульманским и православным законам должны покрывать голову платками, чтобы ни один волос не был виден. А там, где волосы женщин – грех, то легко перейти к следующему этапу: их полное бритье.

Следовательно, сказать, как это делают некоторые, что эпиляция в древнем Египте и далее в веках или обрезание опять-таки от египтян до мусульман, делались в гигиенических целях, абсолютно бездоказательно. Это элементы манипулирования сознанием, которым заняты все религии мира.

С распространением христианства среди народов не зацикленных на эпиляции и обрезании, иудеям-христианам пришлось отказаться от принципа ритуальных  запретов  или чистоты. 

Именно с того времени, обращая язычников в христианство, проповедники слова Божьего делали упор только на духовную сторону вопроса не затрудняя верующих пищевыми запретами, эпиляцией и обрезанием.

И дело здесь уже не касалось только религиозных традиций и правил.

Древние греки бороды не брили, а женщины занимались эпиляцией и депиляцией только в храмах.


Ликург Спартанский
Ликург Спартанский

 Древние римляне напротив, бородатость относили к признакам варварства.  На сцену вышли уже не религия и гигиена, а статус и вопрос происхождения. Римский гражданин отличал себя и от иудея, и от германца-варвара именно отсутствием растительности на лице и прочих частях тела, как у мужчин, так и у женщин. Гладкая кожа гораздо приятней волосатой, а для изнеженного человечества в этом заключается весь смысл его жизни. Гедонизм стал ведущей идеей.

Но пришло христианство и заявило, что нет ничего святее естественности. Самое ценное для христианина – это покаяние и аскетизм.

Идеи аскетизма стали ведущими в изнеженном римском обществе. А аскетизм  подразумевал для своих адептов уход от комфорта, от удобств и даже от физической чистоты. 

Вот вам и доказательство того, что какие идеи владеют обществом, то и модно, то и необходимо, то и культурно. Жить  в пустыне не моясь, не подстригаясь и не одеваясь, не совсем эстетично и гигиенично, но зато не отвлекает от общения с Богом, что гораздо важнее для души, чем все блага мира.  Вспомните житие Марии Египетской или св. Антония.

Мария Египетская в пустыне
Мария Египетская в пустыне

Очень долго европейский мир жил по этим идеалам, очень соответствующих условиям тогдашнего быта, в перенаселенных городах, в замках на небольших пространствах, без удобств и гигиены.

Потом начался духовный и материальный расцвет эпохи Возрождения. И модными стали высокие лбы, для чего волосы у лба подбривались, а брови выщипывались. И не только лбы. Знатные аристократки удаляли волосы со всего тела под час самыми варварскими методами, но зато они стали разительно отличаться от простолюдинок. И опять-таки, не вопрос гигиены, и даже не религиозные воззрения,  а вопрос социального статуса стал играть определяющую роль.

Проституция- бич любого общества, стала диктовать свои принципы красоты. И вот здесь эпиляция наконец-то обрела свое законное место: источник гигиены. Чтобы не заражать клиентов не только болезнями, но и всякого рода живностью, проститутки, как античные жрицы удаляли волосы на всем своем теле.

Потом, в 20-м веке мода сделала очередной поворот в сторону естественности. Особенно это показательно было для Советского Союза, где ценились данные природой достоинства: спорт, естественная красота и ум. Советская индустрия тоже не слишком сильно ориентировалась на Запад, хотя отдельные граждане и брали себе Запад в пример для подражания.

Однако в Европе и Америке естественность обрела черты эмансипации, но в то же время попала в сети идеала совершенства. Женщины сбросили длинные платья и юбки, оголили руки и, страшно сказать, стали заниматься спортом и купаться в морях и реках. Вот с того времени, прежде всего американки, и стали законодательницами мод не только на короткие рукава, но и на бритые подмышки. Подоспели и продукты производства, рассчитанные на эти потребности. Раз есть спрос и мода, то будет и предложение.

Мода на эпиляцию цвела на Западе, где женщины, несмотря на все права и феминизм по сей день рассматриваются как предмет удовольствия и купли-продажи. А товар должен выглядеть аппетитно.

Конечно, Советский Союз не включался в эту гонку за бритыми подмышками. У него воспитание молодого поколения шло, как и у ранних христиан, в сторону духовности, социальной трудовой активности и творческого роста.

В Советском Союзе женщины не ощущали себя ущербными, потому что у них были иные задачи, цели и самооценка, чем на Западе. Кроме того этнически русские женщины не обладали той волосатостью, которая отличает южных женщин. Мы, например, никогда по этому поводу не комплексовали. Нам просто нечего было подвергать депиляции. А подмышки можно было побрить,  да и то, на летний период, когда носили сарафаны и блузки с короткими рукавами.

Но похоже, общество делает еще один очередной поворот. Небритые, но и не бородатые мужчины теперь признак интеллектуальной исключительности. Мужские лица длиннобородатые и густобородатые, с бородами лопатой и с козлиной бородкой, но  в которых, независимо от густоты, тем не менее , находят себе убежище кусочки недавнего обеда или завтрака, теперь считается признаком твердой традиционности и подлинного православия. 

Длинные юбки все чаще и чаще предлагают женщинам отказаться от эпиляции ног, а дороговизна отдыха на море способствуют тому, что безволосые дамы в купальниках воспринимаются как атрибут   иной  жизни, иного статуса и иного материального положения, чем все остальные. 

Да и косметологи вносят спорную струю в общее стремление быть безволосыми: вред для физиологии, снижение иммунитета и пр.

Так что все в мире зависит от спроса и предложения. Совеременность начинает выглядеть так:

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic