ansari75

Category:

Современники о голоде в царской России

Многие ностальгируют о «хрусте французской булки». А вот так описывает жизнь среднего крестьянина царских времён профессор медицины и доктор Эмиль Диллон, живший в Россиис 1877 по 1914 год:

«Российский крестьянин… ложится спать в шесть или пять часов вечера зимой, потому что не может тратить деньги на покупку керосина для лампы. У него нет мяса, яиц, масла, молока, часто нет капусты, он живетглавным образом на черномхлебе и картофеле. Живет? Он умирает от голода из-заих недостаточногоколичества».

А вот слова не кого-нибудь,а министра земледелия 1915–1916 гг. А.Н. Наумова,весьма реакционного монархиста, и конечно же — вовсе не большевика и революционера:

«Россия фактически не вылезает из состояния голода то в одной, то в другой губернии, как до войны так и во время войны».

А дальше у него же следует:

«Процветают спекуляция хлебом, хищничество, взяточничество; комиссионеры, поставляющие зерно, наживают состояние, не отходя от телефона. И на фоне полной нищеты одних — безумная роскошь других. В двух шагах от конвульсий голодной смерти — оргии пресыщения. Вокруг усадеб власть имущих вымирают селения. Они же тем временем заняты постройкой новых вилл и дворцов».
А.Н. Наумов Цит. М.К. Касвинов Двадцать три ступени вниз. М.: Мысль, С. 106

Писатель В.Г. Короленко, много лет проживший в деревне, бывавший в начале 1890-х годах в других голодавших районах и организовавший там столовые для голодающих и раздачупродовольственных ссуд:

«Вы свежий человек, натыкаетесь на деревню с десятками тифозных больных, видите как больная мать склоняется над колыбелью больного ребенка, чтобы покормить его, теряет сознание и лежит над ним, а помочь некому, потому что муж на полу бормочет в бессвязномбреду. И вы приходите в ужас. А „старый служака“ привык. Он уже пережил это, он ужеужаснулся двадцать лет назад, переболел, перекипел, успокоился… Тиф? Да ведь это у насвсегда! Лебеда? Да у нас этой каждый год!..»

И наконец, другой знаменитый писатель — Лев Толстой, так описавший свою поездку по разным деревням и селам:

"Во всех этих деревнях хотя и нет подмеси к хлебу, как это было в 1891-м году, но хлеба,хотя и чистого, дают не вволю. Приварка — пшена, капусты, картофеля, даже у большинства,нет никакого. Пища состоит из травяных щей, забеленных, если есть корова, и незабеленных, если ее нет,— и только хлеба. Во всех этих деревнях у большинства продано и заложено всё, что можно продать и заложить.

Из Гущина я поехал в деревню Гневышево, из которой дня два тому назад приходили крестьяне, прося о помощи. Деревня эта состоит, так же как и Губаревка, из 10 дворов.На десять дворов здесь четыре лошади и четыре коровы; овец почти нет; все дома так стары и плохи, что едва стоят. Все бедны, и все умоляют помочь им. «Хоть бы мало-мальски ребята отдыхали», — говорят бабы. «А то просят папки (хлеба), а дать нечего, так и заснетне ужинаючи…»

Я попросил разменять мне три рубля. Во всей деревне не нашлось и рубля денег… Точно так же у богатых, составляющих везде около 20%, много овса и других ресурсов, но крометого в этой деревне живут безземельные солдатские дети. Целая слободка этих жителей не имеет земли и всегда бедствует, теперь же находится при дорогом хлебе и при скупой подаче милостыни в страшной, ужасающей нищете…

Из избушки, около которой мы остановились, вышла оборванная грязная женщина и подошлак кучке чего-то, лежащего на выгоне и покрытого разорванным и просетившимся везде кафтаном. Это один из ее 5-х детей. Трехлетняя девочка больна в сильнейшем жару чем-тов роде инфлуэнцы. Не то что об лечении нет речи, но нет другой пищи, кроме корок хлеба, которые мать принесла вчера, бросив детей и сбегав с сумкой за побором… Муж этойженщины ушел с весны и не воротился. Таковы приблизительно многие из этих семей…

Нам, взрослым, если мы не сумасшедшие, можно, казалось бы, понять, откуда голод народа. Прежде всего он — и это знает всякий мужик — он
1) от малоземелья, оттого, что половина земли у помещиков и купцов, которые торгуют и землями и хлебом.
2) от фабрик и заводов с теми законами, при которых ограждается капиталист, но не ограждается рабочий.
3) от водки, которая составляет главный доход государства и к которой приучили народ веками.
4) от солдатчины, отбирающей от него лучших людей в лучшую пору и развращающей их.
5) от чиновников, угнетающих народ.
6) от податей.
7) от невежества, в котором его сознательно поддерживают правительственные и церковныешколы.

Чем дальше в глубь Богородицкого уезда и ближе к Ефремовскому, тем положение хуже и хуже… На лучших землях не родилось почти ничего, только воротились семена. Хлеб почтиу всех с лебедой. Лебеда здесь невызревшая, зеленая. Того белого ядрышка, которое обыкновенно бывает в ней, нет совсем, и потому она не съедобна. Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет. От кваса же, сделанного на мукес лебедой, люди шалеют".

Как говорится — комментарии излишни

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic