ansari75

Categories:

Христианский храм

В настоящее время мы видим большую разницу во внешнем убранстве католических и православных церквей. 

Католический храм
Католический храм
Православный храм
Православный храм

Очень часто люди недоумевают, почему у католиков алтарь открыт и к престолу можно подойти свободно, почему католики сидят, а у нас православные стоят, почему у католиков орган, а у православных хор а капелла.

Но начиналось христианство во всей Европе, Ближнем Востоке и Северной Африке едино.

Нам сейчас  трудно понять, что собой представлял Гентский алтарь. Ведь это не нынешний алтарь с мраморными скульптурами и пышными барочными формами.  Красивые, но, тем не менее, все-таки такие же как и в других соборах.

Но знаменитый Гентский алтарь работы Ван Эйка это все-таки именно алтарная преграда, отделявшая алтарь от остального храмового пространства.

Ян Ван Эйк Гентский алтарь
Ян Ван Эйк Гентский алтарь

Впрочем, в очень старых латинских церквях где-то на задворках Европы можно и сейчас найти такие же храмы, как и православные, в которых алтарная часть отделена от общего помещения алтарной преградой.

Одним словом, христианство канонически, литургически и обрядово очень долго оставалось вполне себе единым. Но время и изменения социально-экономического и политического характера вносили постоянно свои коррективы. В результате католические церкви даже расположенные  в городах  и являющиеся  историческими памятниками,  построенные от 12 до 17 веков претерпели во внутреннем убранстве некоторые изменения.

Так в кафедральном соборе Антверпена все писанные Рубенсом полотна, иконы или картины на библейские сюжеты, и украшавшие центральный неф   перекочевали в музеи. И только сейчас их выставляются в качестве экспозиции в том же самом соборе.

Питер Пауль Рубенс Триптих Антверпен
Питер Пауль Рубенс Триптих Антверпен

Некогда свободное пространство церквей, представляющее собой такую же свободную площадку, как и у нас, украсилось рядами скамей. И произошло это далеко не в раннюю эпоху христианства.

Только опресноки и, конечно, филиокве, послужившее камнем преткновения и причиной раздора, как яблоко Париса, стали существенным различием в еще недавнем единообразии христианства.

Как же получилось, что католические храмы сейчас не отличить от протестантских?

Москва не сразу строилась. Так и христианские храмы, традиции в убранстве и архитектурных особенностях складывались постепенно, начиная с  IV в., то есть после Эдикта Константина о признании  христианства единственной религией Римской империи.

Внутренняя распланировка храма устраивалась по образцу зданий царских дворцов и государственных учреждений, предназначенных для оформления правовых актов – суда, нотариата и проч. От слова βασιλικός – «царский» происходит и термин «базилика». Это было помещение продолговатой формы, в котором был в противоположном конце от входа помост (τό βήμα). Показательно, что этот термин, как и слово «базилика», вошел в литургический лексикон: в греческих богослужебных книгах им называется алтарь.

Расположенный в восточной части храма помост, достаточный по площади, предназначался для совершения таинства Евхаристии. Поэтому он отделялся от прочей части храма невысоким решетчатым барьером. Вход за этот барьер разрешался совершителям богослужения и народу, подходившему для причащения Святых Тайн. Некрещеные или находящиеся под церковным запрещением стояли вне помоста и за барьер не допускались.

За решеткой, несколько поодаль от нее, висели завесы (или завеса), которые по выходе из храма тех, кто не мог присутствовать при совершении Евхаристии, поднимались, чтобы верные могли видеть совершаемое таинство.

За завесами, несколько поодаль от них, стоял престол. У восточной стены храма на некотором возвышении стоял трон епископа и по сторонам от него – седалища пресвитеров.

В средней части храма возвышался амвон, на котором читались священные книги и произносилась проповедь. К западу от амвона стояли скамьи, на которых сидел народ во время чтения Писания и проповеди. Вдоль всей базилики с правой и с левой стороны были нефы, в которых могли находиться матери с малолетними детьми, больные. Из нефов были выходы в центральную часть храма к алтарному помосту. Описание общего вида интерьера храма дошло до нас в «Похвальном слове» Евсевия Кесарийского епископу города Тир Павлину

Как видно из творений св. Иоанна Златоуста, в его время народ и епископ входили в храм к богослужению без особой торжественности. Епископ, прежде чем взойти на свой трон, делал поклон народу с приветствием «Мир всем».  (Что-то уж больно древнее, у  нас теперь епископу кланяются, а не он народу)

Под влиянием традиции, унаследованной от синагогального богослужения, все чтения выслушивались сидя, но в IV веке появляется обычай выслушивать чтение Евангелия стоя, и в «Постановлениях апостольских» дается указание категорического значения: «Когда читается Евангелие, пресвитеры, диаконы и весь народ да стоят в полной тишине». 

Итак, для чего приведен такой длинный отрывок из специальной работы по церковной археологии?

Только для того, чтобы показать, как демократична была на первых порах христианская церковь.

Любое общество всегда имеет свою определенную иерархию. Есть она и в религии, но по отношению к богу или богам все древние религии утверждают равенство граждан. Жрец имеет право общения с богом, он – посредник, а молящиеся без разделения по сословиям и богатству едины в глазах божиих.

Этот принцип перешел в христианство.

В древней церкви неравенство и  сегрегация по гендерному признаку сохранялась только в отношении женщин. Это традиционное отношение к женщине, как к низшему и бесправному существу, тем не менее, у христиан было смягчено Евангельским примером Христа, который позволял женщинам слушать его проповеди, ходить за ним и служить ему.  Однако и в древней церкви для женщин и детей были  выделены боковые нефы.

Но невозможно авторитарный режим сделать демократичным. И если ранние церкви отделяли только верующих от неверующих, то позднее уже та же самая церковь стала отделять клир от народа, а богатых и знатных от простолюдинов и бедных.

Алтарь закрылся для мирян- прихожан, а амвон и солея стал местом для знатных и избранных.

Вот тогда и появились наши алтарные преграды, а в католичестве – хор, которые навсегда разделили клир и народ, сделав клир замкнутым сословием.

В Альби сохранился древний хор или алтарь с пресвитерием, который полностью отделяет народ от клира, монахов и правителя.

Собор св. Сесили в Альби
Собор св. Сесили в Альби
Алтарь или хор собора св. Сесили в Альби
Алтарь или хор собора св. Сесили в Альби

Наличие скамей в церкви еще больше разделило народ и знать, потому что именно скамьи занимались по знатности и единству рода, что препятствовало знати общаться с народом. 

В этом отношении православная традиция более демократична, чем католическая. Многие сейчас выражают недовольство тем, что в западных церквях народ сидит, а у нас стоит.

Но похоже, что время для скамей уже ушло. Это в советский период можно было установить скамьи, вместе с принятыми тогда, в 70-е годы, некоторыми другими демократическими мерами  (общая исповедь, послабление постов, пение некоторых молитв всеми прихожанами). К слову о любимой теме «стукачества»  священников сергианской церкви. О чем  могли доносить священники и на кого, если именно в то время исповедь очень часто не бывала индивидуальной.

Древняя христианская церковь из собрания верующих давно переродилась в собрание избранных по почестям, статусу, богатству ради служения власти и взаимной поддержке с ней: церковь молится за власть, а власть делает церковь  своим идеологом 

В прошлом веке католическая церковь решила стать более демократичной, ослабив постановления Тридентского собора.

Открывая Второй Ватиканский собор  11 октября й962 года, Иоанн XXIII заявил, что целью Собора является обновление Церкви и её разумная реорганизация, чтобы Церковь могла продемонстрировать своё понимание развития мира и подключилась к этому процессу. Папа высказал пожелание, чтобы результатом этого Собора стала открытая миру Церковь. Задачей Собора было не отвергать и осуждать реалии современного мира, а провести давно назревшие реформы. Принятые на соборе преобразования вызвали отторжение наиболее консервативной части католического сообщества, часть которого оказалась в фактическом расколе с Церковью (Священническое братство святого Пия X, который подписал решения Тридентского собора), часть поддерживает движение за сохранение дореформенного обряда в рамках Церкви.

Вот именно по решению этого собора и были убраны все алтарные преграды, все хоры в католических церквях. Именно после этого собора мы посещая Европу, видим перед престолом и возвышением ряды боковых скамей, украшенные удивительной резьбой, видим прекрасные ретабло (за алтарный образ) и думаем, что так в католической церкви было всегда.

На самом деле так выглядят только протестантские костёлы со времен Реформации, но не католические, имеющие хор или алтарную преграду и пресвитерий. 

Но время идет и показывает, что наше восстановление православие в его старых канонах, с долгими чтениями и долгими подробными исповедями, с вычитыванием всех канонов и молитв перед причастием не есть наша специфика.

Уж если средневековье, то повсюду и везде.

Алтарные преграды, которые почти исчезли в эпоху литургической реформы после Второго Ватиканского собора, вновь возвращаются в католические храмы США.

Архитекторы вновь стали включать алтарные преграды в проекты новых церквей как средство выделить сакральное пространство Престола, на котором совершается Евхаристия, и усилить благоговейное отношение к нему со стороны верующих.

Восстановление алтарных преград в старых церквях, где они прежде были удалены, почти повсеместно встречает положительный отклик среди духовенства и мирян.

Возобновление традиции установления алтарных преград, отделяющих т.н. хор от остальной части храма, — тенденция, которая вписывается в общий контекст литургических преобразований, проводимых нынешним Папой Римским Бенедиктом XVI. Ее можно оценить как «мягкую» и частичную реставрацию традиций, существовавших в Католической Церкви до Второго Ватиканского собора. Центральным пунктом реформы Папы Бенедикта XVI является «реабилитация» латинской тридентской мессы.

А ведь именно Тридентский собор и его постановления законсервировали демократизацию католической церкви, задержали католическое общество в развитии, так что страны, принявшие Реформацию и ее свободно исповедуемую веру, намногго ушли вперед в сравнеии с верными католичеству.

А нам вещают о том, что папа совсем стал не католиком, а покровителем «голубых», «феминисток» и трансгендеров.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic