Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Category:

Приманки капитализма.


Человек, чтобы достичь светлого будущего, должен будет развиваться творчески в соответствии со знаниями, накопленными миром за все время существования человеческого общества. Он должен будет наконец-то понять, что деньги и собственность не могут быть мерилом взаимоотношений в обществе.
Но поймет ли он это? Ясно, что без смены социально-экономической формации не будет и смены мировоззренческих приоритетов.
Когда-то коммунисты считали, что религия отомрет сама собой. И вроде бы такой путь наметился. Вначале у нас, теперь во всей Европе. И все-таки…
Религия у нас вновь набирает силу и влияние. Почему? Да потому что властьимущим нечего предъявить людям в качестве образца для подражания. Нет, они могут, конечно, с утра до вечера восхвалять дельцов-капиталистов, своих олигархов и власти. Ведь обратился же некто Чубайс к народу с убедительным требованием восхвалить олигархов за их ценный вклад в дело благосостояния общества. Но для народа подобные авторитеты вроде красной тряпки для быка: ни пиетета, ни уважения не пробуждают. Вот и приходится прибегать к услугам божественных сил, чтобы хоть как-то утвердить почитание вождей и смирение перед необходимостью в народе
Но иногда наступает прозрение, и люди отказываются даже в странах, где религия – оплот и необходимость для власти, от этой религии.
Но от самой системы капитализма люди никак не хотят отказываться. Почему?
Сами капиталисты как хозяева мира вполне понятно будут только заботиться об укреплении частной собственности и власти корпораций, а народ? Удивительно, но простой народ в массе своей тоже не готов отказаться от капитализма. Срабатывает тот же фактор, что и в религии: вера в чудо. На Бога возлагаются упования и надежды. И даже те, кто ясно видит, как далеко расходятся его молитва и то, что он имеет на самом деле, очевидная реальность и сказочные сюжеты из священных книг, тем не менее продолжает верить. Простой довод: это для других и реальности –плохо, а у меня будет иначе, позволяет иллюзии владеть разумом человека.
Так и с капитализмом. Обыватель, зачарованный словами «бизнес», «свое дело», сам себе хозяин, которые, по его мнению, станут основой его богатства, хватается за этот бизнес, не понимая даже того, каковы будут его возможности.
А возможности таковы, что социалистический строй при наличии общенародной собственности без эксплуатации и присвоении прибыли собственниками, дает то же самое, что и мелкий бизнес, но дает каждому человеку, а не узкому слою собственников.
Как строится капитализм? Очень узкая прослойка хозяев мира, крупных капиталистов и собственников огромных производственных мощностей, банков и природных ресурсов.
Есть более широкая (пока) прослойка из мелких собственников, т.е. так любезных обывательскому слуху предпринимателей-бизнесменов.
И есть обширный слой наемных работников. Они не имеют собственности, но род их занятий очень обширен и соответственно различен и их доход от продажи своего труда, творческих идей и исполнительского мастерства. Но даже при очень больших зарплатах наемный работник всегда находится под угрозой потери работы и изменения зарплаты, тогда как собственник средств производства гораздо прочнее защищен от потерь дохода.
И наконец, существуют блага цивилизации от продуктов питания и вещей до образования и лечения. Разброс цен таков, что доступен только минимум благ, а все, что более или менее заслуживает внимания, от хорошей квартиры, машины, дачи, отдыха, хорошего образования или качественного лечения стоит больших денег. Делается это с расчетом на доступность этих благ лишь некоторым.
Это как в сценке Аркадия Райкина о дефиците:
«Ты купил, я купил, мы его не любим - он тоже купил. Все купили.
Все ходим скучные, бледные, зеваем. Завсклад идет - мы его не замечаем. Директор магазина - мы на него плюем! Товаровед обувного отдела - как простой инженер! Это хорошо? Это противно! Пусть будет изобилие, пусть будет все! Но пусть чего-то не хватает!»
Это система иерархии ценностей, которая и укрепляет капитализм. Причем эта иерархия зиждиться на абсолютном праве собственности, когда владелец контор, газет пароходов, банков и заводов, является властью, законом и причиной тех или иных взаимоотношений между людьми в обществе.
Низший слой наемных работников, причем самый обширный, постоянно имеет дефицит всех благ. Правда, в последнее время еда и ширпотреб доступны и ему. За все остальное он должен бороться, должен трудиться и копить, копить и трудиться.
А вот мелкий собственник, бизнесмен-предприниматель, далеко не столь уж обширный по численности, имеет возможность заработать своим бизнесом на очень многое из тех благ, которые должны быть общедоступны. Но они не могут стать общедоступными уже в силу простой истины: потеряв свою стоимость, они перестанут приносить прибыль.
И вот обыватель, видя, как бизнесмен средней руки разъезжает на внедорожнике, как его жена и дети ездят на своих машинах, как он покупает себе таунхаус где-то за городом, а в городе –квартиру, этот обыватель приходит к мысли, что бизнес – заманчивое дело. Ведь стать бизнесменом ему не мешают никакие социальные рамки. Нет сословий, которые как в прошлые века будучи замкнутыми и изолированными друг от друга, давали бы привилегии одному слою. А значит доступ к благам для всех одинаково открыт. Трудись на ниве частного интереса и станешь миллионером. Так уверяют обывателя, так думает он сам.
Капитализм, как поп в церкви, еще и завлекает: начни свой бизнес и станешь миллионером. Что сидишь на зарплату? Открой свое дело и станешь миллионером. Блондинка разместила объявление о том, что помогает людям через «обнимашки», и зарабатывает по миллиону в месяц.
Дамочка-домохозяйка варила варенье для соседей и прославилась. Открыла свой завод и стала миллионершей.
И таких радужных перспектив великое множество, как святых в церкви, помогающих в каждом отдельном случае. Только молись, только стань бизнесменом.
Но никто на самом деле не говорит, сколь недолговечен бизнес, сколько физических и нравственных сил отнимает, как его отбирают корпорации и монополисты, не желающие терпеть конкурентов. Но главное даже не переменчивость бизнес- фортуны. Главное, убедить людей, что все в их силах.
И люди верят, и начинают свое дело. Но когда оказывается, что на рубль они получат всего лишь пятьдесят копеек, когда нужно платить сотрудникам или закупать товар, модернизировать производство, а миллионы так и не зарабатываются, обыватель начинает обвинять государство в том, что оно топит бизнес, что люди у нас не те, что капитализм у нас не тот.
Да все у нас то, и все идет так, как и должно идти. Только на Западе или Востоке люди привыкли, что мелкий бизнес – это уровень нормальной средней жизни. А у нас думают, что бизнес – это корпорации и миллиарды на собственные нужды. И система российская этой иллюзии помогает, потому что наш бизнес сплошь и рядом построен на госзаказах, на тендерах, откатах и административном ресурсе.
Мелкий частный бизнес – это морковка, которой заманивают в капитализм и через нищету основной массы наемных работников, убеждают в твоей значимости, твоей состоятельности и подогревают мечты о роскоши.
Но стать крупным капиталистом – это не только удача, умение расширить сферу влияния через расширение производства, но прежде всего – это умение сожрать конкурента, т.е. это еще и особый менталитет.
А каковы плоды усилий? Для мелкого бизнеса – средний уровень жизни и надежда. Для крупного – рост капитала, власть и управление миром.
Очень часто у нас говорят о том, что стать богатым можно и при социализме, и при капитализме. Да, можно. Но вот результат воздействия богатства на общество и его развитие будет различен.
Богатство при социализме это не капитал. Это достаточно благоустроенное существование, заработанное своим трудом и талантом.
Академик получает в несколько раз больше учителя в школе, а генерал армии –больше младшего офицера. Директор завода получит больше рабочего, а министр больше своей секретарши. Но подобное неравенство есть всего лишь равная оценка твоего труда, таланта и плода, который ты приносишь обществу. Здесь нет несправедливости, но нет и возможности хорошо оплачиваемым гражданам через свои деньги влиять на власть, на расширение собственных привилегий и в конечном счете подминать под себя систему.
Но богатство как капитал есть прямой путь к эксплуатации человека человеком через присвоение себе власти и прав управлять обществом в интересах прибыли . Капитал построен на коррупции, сословности и паразитировании на труде масс.
Но есть и еще одна особенность, занимаешься ты бизнесом или ты - наемный работник. Наемный работник мобилен, как в принципе и крупный капиталист или помещик-аристократ. Он не привязан к месту и делу, как мелкий хозяйчик-продавец или ремесленник.
Свой бизнес мелкий или средний – это патриархальность и неизменность.
Еще у Диккенса герои его романов выражали недовольство семейным бизнесом и стремились избавиться от него, чтобы иметь возможность заниматься тем, что интересно, искать место в жизни в прямом и переносном смысле. В «Крошке Дорит» эта мысль проведена особенно четко. А зарплата, которую в то время платили людям с образованием и знаниями, вполне удовлетворяла потребностям обеспеченного существования.
В Европе эта тенденция набирает обороты. Молодые люди стремятся к самореализации, к осуществлению творческих задач и свободному выбору жизненного пути.
Бизнес по сей день остается американской мечтой в силу традиционного подхода к пониманию свободы не как духовной, а материальной составляющей. В Америке нет европейского понимания смысла жизни как культурного творческого и познавательного движения.
Но даже в Америке мелкий частный бизнес – это своего рода только способ остаться в разряде среднего достатка. Крупный бизнес постепенно уничтожает мелкий, оставляя его как своего рода экзотику и традиционное самосознание в виде старинных аграрных ферм, производящих вино, оливковое масло или ресторанный бизнес.
Население же, принуждается переходить в разряд наемных работников. И пока зарплаты достаточны для благополучного существования, новый статус человека не заботит.
Но даже в условиях снижения уровня жизни тенденция превращения населения в наемных работников с поглощением и упразднением мелкого частного производства будет только нарастать.
Эпоха частного предпринимательства проходит, как когда-то прошли рабовладение и феодализм. Капитализм давно уже существует не для мелкого частного интереса, а для корпораций и монополий. Он сосредоточен в руках ничтожного слоя капиталистической аристократии, хозяев жизни и мира. А частное предпринимательство, которым по сей день завлекают обывателя, это тот же труд на износ с небольшими выгодами и выигрышами.
Стоит ли нагружать душу и тело непосильной гонкой за выживание в условиях теряющего значение социального приоритета бизнеса над наемным трудом? Жизнь в погоне за сравнительно благополучным существованием, потерянная жизнь.
Капитализм, став давно монополистическим и элитарным, завлекает обывателя в рутину бизнеса, прекрасно сознавая, что это иллюзия и обман. Вот только обманутый обыватель этого никак не может понять.




Tags: капитализм будущее общество
Subscribe

  • Днепровские пороги

    «Днепр всегда был русским». Официантка не приняла заказ на украинском В Днепре произошел скандал после того, как официантка…

  • Первые учителя русских классиков

    В XIX веке в знатные семьи приглашали домашнего учителя, который преподавал детям основы грамоты и счета, историю и иностранные языки. Такие…

  • НОВОСТИ

    Первому каналу потребуются регулярные субсидии из бюджета до 2025 года В ближайшие восемь лет федеральному бюджету придется субсидировать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments