ansari75

Categories:

Новый этап Великой судебной катастрофы в России


Фото: Luluart / Shutterstock.com

Мы уже привыкли, что в отечественном суде трудно добиться не только оправдания невинных, но и заслуженного наказания виновных. Теперь судьи желают вершить свои дела в тишине и спокойствии, чтоб никто не мешал им учитывать «особые финансовые обстоятельства» и пожелания начальства

О конституционном требовании независимости суда чаще всего вспоминают либералы, и то только тогда, когда им сие выгодно по политическим или сиюминутным соображениям.

Печальное русское присловье «Закон что дышло – куда повернёшь, туда и вышло» стало, как порой мнится, своего рода modus vivendi для нынешних судейских. В частных беседах, в порыве своеобразного цинического бахвальства, они всё чаще и чаще гордятся «профессиональной ловкостью». Очевидно, какие последствия эта ловкость имеет для общественных настроений в стране. По опросам 2018 года больше половины наших соотечественников вообще не доверяют судебной системе. А доверяет в той или иной степени – всего треть.

Вдали от посторонних глаз

На днях Совет судей РФ предпринял попытку немного подвинуть в сторону один из базовых принципов судопроизводства – гарантированный Конституцией принцип гласности суда. Он подготовил очередной шедевр бюрократического бумагомарания – «Проект типовых правил присутствия посетителей на судебных заседаниях».

Теперь, если этот документ будет принят, гражданам придётся доказывать и обосновывать своё право посещать суд. Тем, у кого нет формальной причины находиться в зале, или тем, чей внешний вид «оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность», вход в суд будет запрещён.

Фото: Salivanchuk Semen / Shutterstock.com

Решение о допуске или недопуске конкретных персонажей будут принимать лица, которые обладают правом «беспрепятственного прохода» – судьи и их помощники, прокуроры, следователи, сотрудники ФСБ, представители государственных органов и адвокаты. Присяжные, если это суд присяжных, будут запускаться по поимённому списку, а полицейские и сотрудники МЧС – с сопровождением приставов или администратора.

Предполагает проект и ужесточение правил по отношению к представителям прессы. Даже в случае открытых заседаний на фотографирование или видеосъёмку должно быть получено официальное разрешение председателя суда. Понятно, что на закрытое заседание прессу просто не пропустят или пропустят по «особому списку».

При этом зачем-то в проекте отдельно указывается, что журналисты могут проникнуть в здание суда только по служебному удостоверению и паспорту/водительским правам, причём исключительно в рабочее время. Как будто десятки сотрудников СМИ разгуливают по судам ночами, не предъявляя охраннику ни удостоверения личности, ни журналистской корочки.

Обсудят и примут

Естественно, что подобного рода судейская инициатива тут же вызвала множество возражений. От имени адвокатов глава Федеральной адвокатской палаты Юрий Пилипенко заявил, что его категорически не устраивает сам подход, при котором посетителям придётся «предъявлять документы на право пребывания в суде».

Проект никак не соответствует пожеланиям общества и даже прямо противоречит им, полагает и член Совета при президенте по развитию гражданского общества Леонид Никитинский. Есть в нём понятия, которые можно толковать сколь угодно широко. Особенно «внешний вид, оскорбляющий общественную нравственность».

В связи с «оскорблением общественной нравственности» стоит вспомнить и трагикомический прецедент, приведший к самому факту обсуждения новых правил. Летом 2018 года приставы Невского района Санкт-Петербурга вступили в настоящую схватку с пожилым адвокатом Лидией Голодович, не желая пропустить на судебное заседание молодого человека в укороченных брюках. В результате поединка госпожа Голодович потерпела поражение и попала в больницу. Кроме того, против неё попытались возбудить дело по статье «Хулиганство».

История имела большой общественный резонанс. Как раз тогда Минюст и направил в Совет судей письмо с просьбой выработать «единообразный подход к установлению правил внутреннего распорядка судов РФ, исключающих создание препятствий для реализации конституционного права граждан на доступ к судебной защите».

Теперь Совет показал, как он это самое «конституционное право» на судебную защиту понимает.

Фото: PhotoJuli86 / Shutterstock.com

Автор: Полонский Андрей

______________________________

P.S. В этой связи интересно напоминание «Царьграда» о судебной реформе в России, проведенной царем Александром II

«Утвердить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе Нашем то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние».

Но почему-то именно та пословица, которую тот же «Царьград» приводит в начале статьи: «Закон, что дышло»... родилась во времена знаменательных царских манифестов. Провозгласить-то можно все, что угодно, а вот исполнить провозглашенное, это совсем другой вопрос.

В условиях частной собственности, сословной розни и клановости никакая судебная реформа не сделает суд беспристрастным и объективным.

Может быть в серьезной статье не стоит вспоминать беллетристику, но в ней тоже отражаются нравы и обычаи системы той страны, из которой происходит автор. И вот читая произведения французских или английских писателей, при всей их любви и гордости за свою страны, приходится убеждаться, что сословные границы определяют и по сей день закон и порядок этих обществ. Легко осуждается простолюдин, и уступки со скидками и учетом заслуг постоянно делаются лицам привилегированным.

Так что «Царьграду» положено по рангу хвалить царей, но объективности и правды в его оценках нет.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic