ansari75

Category:

Нынешние "духовные скрепы"

23 января 1924 года
Священный Синод Российской Православной Церкви
В Центральный Исполнительный Комитет СССР
Председателю М.И. Калинину
Заявление
"Священный Синод Русской православной церкви выражает искреннее сожаление по случаю смерти великого освободителя нашего народа из царства великого насилия и гнета на пути полной свободы и самоустроения. Да живет же непрерывно в сердцах оставшихся светлый образ великого борца и страдальца за свободу угнетенных, за идеи всеобщего подлинного братства и ярко светит всем в борьбе за достижение полного счастья людей на земле. Мы знаем, что его крепко любил народ... Грядущие века да не загладят в памяти народной дорогу к его могиле, колыбели свободы всего человечества. Великие покойники часто в течение веков говорят уму и сердцу оставшихся больше живых. Да будет же и эта отныне безмолвная могила неумолкаемой трибуной из рода в род для тех, кто желает себе счастья. Вечная память и вечный покой твоей многострадальной, доброй и христианской душе".
 

Патриарх Тихон о Ленине: "Грядущие века да не загладят в памяти народной дорогу к его могиле, колыбели свободы всего человечества. Великие покойники часто в течение веков говорят уму и сердцу оставшихся больше живых. Да будет же и эта отныне безмолвная могила неумолкаемой трибуной из рода в род для тех, кто желает себе счастья. Вечная память и вечный покой твоей многострадальной, доброй и христианской душе".

Итак, вопрос, почему нынешние раскольники любых мастей, от РПЦЗ до ИПЦ или Истинно-Православной Церкви Лурье, включая Украинскую ныне автокефальную ПЦУ, постоянно отрекаются от православной церкви советского времени, называя ее «сергианской» будто это свидетельство какого-то страшного преступления?  Почему ряд православных склонен мыслить так же и называть эту церковь  в свою очередь «сергианской» и даже, греша против фактов и истины, утверждать, что ее создал Сталин.

Ведь эту церковь окормлял  патриарх Тихон, канонизированный ныне. Эта церковь не изменила ни богослужебную практику, ни ввела новые тексты, не отреклась от исповеди и причастия, не перестала крестить младенцев и взрослых троекратным погружением в святую воду.  

Более того, она сохранила в неизменности все черты старинного ритуала, вплоть до  сбора денег на  ремонт храма и на общую свечу во время литургии. И деньги эти неизменно относились ктитору и на те, что для свечи от прихожан,  покупались  свечи и расставлялись на подсвечниках.

На проскомидию в корзинку клали записки с просфорами и книжечки-поминания. А после литургии эти поминания находили и забирали их вместе со своими просфорами.

Перед Великим входом можно было отдать записку дьякону для поминания, а во время каждения дать ему деньги «на ладан». И все были благодарны и внимательны. 

Пение было синодальное и после  причастия причастникам выносили антидор и обедечные просфоры.

Вербы освящали на всенощной, а яблоки – после литургии, и никто не бегал за священником и не требовал освещать, когда уже служба отошла. 

Никто не прыгал в прорубь, и воду на Крещение освящали в своих бидончиках и банках, свято веря, что капля освящает море.

Свечки можно было передавать, и все знали что значит: к празднику или всем святым.

Читая классиков, можно было легко понять их, потому что никакая революция не повлияла на образ жизни и привычки церкви.

Где сейчас эти милые старинные черты, связывавшие именно советскую церковь с дореволюционной?

А нет их. Теперь в церкви главное - учет и контроль.  Теперь святость признается по почестям и богатству. Теперь просфоры продаются в свечном ящике, вынутые неизвестно за кого. Поминания перестали печататься вовсе. А записки пишешь ты на проскомидию, обедню , молебен или панихиду больше не различаются по значимости. Равно только одно: плата.  Здесь полный консенсус. 

Почему же все-таки «сергианская»? А потому, что доказала возможность сохранить и святость,  и вероучение, и ритуал в  советском обществе. И то, что она молилась за советских вождей,  за страну и народ может быть поставлено ей в вину только либо очень глупыми, а потому внушаемыми людьми, либо врагами и церкви, и отечества.

Почему же эти православные не упрекают митрополита Анастасия и всю РПЦЗ, молившуюся когда-то за Гитлера и победу его оружия? Ведь никто не заставлял их делать это. Но они молились и считали гибель русских людей спасительной на том же основании, на котором инквизиция сжигала ведьм и еретиков.

Почему автокефалия Украинской церкви считается только политическим актом? Уж не на том ли основании, что Украина враг России?

Но у нынешних православных, примкнувших к религии после крушения СССР в  1992 году своя вера и своя логика. Им  очень хочется доказать, что православие – это религия монархическая. Только верующий в царя-батюшку, живущий прошлым  и мечтающий о его возвращении может считаться истинно православным.

А вот когда церковь была в Советском государстве, то это уже и не церковь. Не случайно такой консенсус у нынешних монархистов и всех антисоветчиков  даже если они атеисты. Главное «чтоб костюмчик сидел», чтобы не возникло вопроса о том, что религия не есть нечто идеологическое, а в соответствии со временем, просто состояние души некоторых граждан.

Но именно эти православные монархисты и показывают, что никакой религии вне политики нет. Что любая вера есть только отражение господствующего мировоззрения. Сейчас оно частнособственническое. Вот и результат. Вне частной собственности, вне богатства и бедности, вне царя и его вельмож религии быть не может, в частности, православия.

Не случайно возрождение церковной жизни идет только в рамках России, которую мы потеряли. Именно этот проект и навязывают все, кто кричит о «сергианской « церкви.

Но если быть честным, то именно та церковь и была продолжением старой, дореволюционной. А нынешняя – это церковь духовных скреп капитала и антисоветчины.

Советская церковь была для народа, для тех, кому трудно было жить без веры. Нынешняя церковь- для капитала. Свободный народ ей совсем не нужен. Ей нужны ангажированные пропагандисты капитала, монархии и старого режима, при котором она могла иметь рабами весь народ.

И это касается не только РПЦ МП, а всех, кто как грибы после дождя решил пиариться на антисоветизме и уверять мир в своей богословской чистоте.

Последняя православная церковь была в СССР. Она ушла вместе с эпохой, и остались только ангажированные политизированные «духовные скрепы». А в качестве иллюстрации этой ситуации миру явилась Автокефальная Православная Украинская церковь.  Как говориться, «Бог поругаем не бывает».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic