ansari75

Category:

что принесло миру христианство?

К какому бы моменту истории мы ни обратились, то непременно находи в ней, этой истории, исключительно военные события: завоевания, покорения, борьбу царей, кланов, народов. 

Дипломатия, торговля, культура как-то плохо развиваются без защиты оружием. А уж принятие всяких внутренних законов, регламентов и наставлений морального свойства, так это уникальные события на века.

История человечества – это история войн. И только с момента установления монотеизма это еще и история религиозных войн.

Нам всегда внушали, что монотеистические аврамические религии – это благо для народов, особенно христианство. Без него не было бы нашей культуры и даже нашего знаменитого гуманизма, способствовавшего  прогрессу.

Ой, ли? Так ли?

Монотеизм возник у иудеев первоначально как отличительная особенность народа, избранного Богом. Иудеи сплотились именно на идее избранничества и особенной любви Бога к ним.

Но оказалось, что идеология подобного рода – очень удобное новшество. Отныне племена и государства воюют не за территории, не за богатства, а за утверждение воли Божией. 

Даже римляне признали важность подобного подхода к смыслу войн и тут же объявили, что Карфаген должен быть разрушен, потому что у него Бог неправильный и сами они –неправильные, приносят в жертву этому Богу младенцев. А уж тот факт, что Карфаген – соперник Рима на путях торговли и процветания, так это уже детали.

И хотя на протяжение всего периода язычества чужие боги не оскорбляли праведности соседей, и их принимали в свой пантеон как в результате завоеваний, так и в результате культурного и торгового обмена. Но идея уже была заложена. И постепенно она так понравилась господствующему классу, что ее из разряда вредных перевели в разряд самых важных. И с того времени войны уже перестали быть просто войнами, а стали войнами религиозными, войнами по утверждению своего Бога и особенностей поклонения ему как единственно правильных. «Кто не с нами, тот против нас». Христос принес не мир, но меч,  и разделил на тысячу лет человечество на правых и неправых. 

Вначале воевали за утверждение веры в Единого Бога. Громили языческих идолов и на руинах их храмов воздвигали свои, единственно верные.

Египет Храм Зевса

 Потом стали воевать уже внутри своей веры. Уже оказалось, что Единый Бог, хоть Он и един, но как-то не так, как нужно. Арий, Нестор, монофизиты, монофелиты. Не успели решить  вопрос, кто же Христос по своей сущности, Бог или Человек или и то, и другое в едином существе, как разразились новые догматические споры, перешедшие не просто в войны, а в целые цивилизующие население походы, с уничтожением храмов и всего, что создал творческий дух человечества: иконоборчество и иконопочитание. 

Иудеям было проще верить в Единого Бога. Они с самого начала воевали с языческими представлениями и не успели привыкнуть к изобразительному искусству как таковому. Для них весь античный мир был вражеским скопищем демонов и неправильных богов. И хотя в помощь Богу все-таки приходилось допускать существование Сил Бесплотных, но изображать их в человеческом облике как-то не получалось. Ну, еще шестикрылые серафимы для наглядности и вселения страха толпе, перекочевавшие из ассирийской мифологии, все-таки изображались на Ковчеге Завета. Но не более. 

Не было особых споров по поводу изображений и у поклонников и последователей пророка Мухаммеда. Им как и евреям не привыкать было лицезреть только саму вещь, без изображений. Кочевым племенам слишком трудно было постигать отвлеченные изобразительные образы. Гораздо проще были орнаменты на чашах, коврах, одежде. По культуре они не слишком далеко ушли от древних племен, а у тех, как известно, первые начатки изобразительного искусства как раз и заключались в орнаментах и росписях. Изображения  же были все-таки не изображениями богов первоначально,  а символами магии и колдовства для призвания предков или духов- помощников.

А вот античному миру пришлось очень тяжко. Он, воспитанный и создавший невиданные образцы изобразительного искусства, не только в архитектуре, но в скульптуре, мозаике, живописи, никак не мог понять, что значит поклоняться Богу   «в духе и истине». На что смотреть и чему восторгаться, поклоняясь? Перед кем трепетать и кого любить? Странно, все-таки. Ведь языческие идолы никогда не были сами по себе богами. Это христиане уже присочиняли, пытаясь убедить народ, что Бог один и к тому же невидим. Изображения богов были тем же самым, зримым образом незримого божества, ничем не отличающимся от наших икон.

Как же так. Сказано : Не сотвори себе кумира и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли внизу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им.»

И вдруг новообращенные христиане украсили все храмы образами и подобиями их, и всякими тварями как на небе, так и на земле. Правда, они утверждали, что пишут все-таки образы Бога-Сына и Матери Его. Ведь делаем мы изображения императоров и их жен, делаем свои изображения и предков своих, украшаем, как можем, росписью или мозаикой жилища свои. А чем хуже жилище Бога, чем дворец императора? 

Но иконоборцы знали за что выступали. И поначалу у них это так хорошо получалось, что даже византийские императоры признали их правоту. Еще бы, конфискованные сокровища хорошо пополнили императорскую казну. Однако потом императоры все-таки сообразили, что лиши церковь роскоши, значит, лиши ее и себя. Значит, откажись от расписных украшенных дворцов, от скульптур и фонтанов. И хотя иконопочитание было закреплено в постановлениях Второго Никейского собора в 787 году, страсти бушевали еще до  843 года, когда императрица Феодора восстановила  почитание икон и в честь этого события церковь отмечает праздник «Торжество православия»

Но вы глубоко заблуждаетесь, если думаете, что христианские распри бурлили только в самом начале установления христианства.

Папа и патриарх считались главами христианской церкви. Но разве могут два владыки ужиться друг с другом? А тут бесхозные земли в Италии, которые нужно как-то делить. Тут  мусульмане, которые потеснили не только Византию, но и Европу. Тут норманы, воюющие с сарацинами и турками.

Но  враждующие стороны не могут же говорить о собственной жадности. Нужны обоснования идейного порядка. А в христианстве их предостаточно. Уцепились за расхождения богословские и литургические. Мало того, что причастие у западных славян не такое, без закваски, так они еще и Символ веры изменили самовольно.

Нет прощения еретикам. И в 1054 году христианство официально разделилось на Западное и Восточное.

Церкви разделились, христианство по всей территории Европы и России обрело единство догматическое и каноническое, но мир не пришел на эти земли. Начались крестовые походы, Реконкиста, Альбигойские войны, Реформация, Тридцатилетняя война.

Крестовые походы
Реконкиста в Испании
Альбиголйские войны
Тридцатилетняя война

И не важно, что и как было завоевано, ограблено, уничтожено. Важно, что эти войны велись во имя Бога и за утверждение Истины. Вот только истину эту каждый видел по своему и никак не мог примириться с тем, что у кого-то эта истина имеет иной оттенок.

Поразительно, что богословские споры, перерастающие шаг за шагом в споры военные всегда вели к разрушению предметов культуры и попыткой навязать не только свои мысли, но и свое видение мира.

Иконоборчестов  VIII- IX,  окончившееся Торжеством православия, вдруг проснулось в  XVI -XVII в. вместе с Реформацией. 

Сторонники Реформации  были убеждены, что религиозные объекты являются символами суеверного идолопоклонства, поэтому в первой половине XVI века иконы и статуи Богоматери и святых, а также витражи с изображениями христианских подвижников  варварски уничтожались. Витражи разбивались, скульптуры выносились, а в том случае, когда они составляли единое целое со стеной, им сносили лица и ли головы. Совсем так, как когда-то первые христиане поступали с античными скульптурами богов. Фанатизм всегда сильнее здравого смысла и ослепляет настолько, что видение красоты и гармонии исчезает из человеческого восприятия.

Наибольший размах борьба со статуями и изображениями святых приобрела в Швейцарии, Англии и на юге Германии. В городе Ульме в земле Баден-Вюртемберг в так называемый Götzentag (день борьбы с идолами) в 1531 году было уничтожено около 60 алтарей и два органа в местных храмах.

В Женеве инициаторами разрушения священных изображений и объектов были влиятельные протестантские теологи, в том числе Жан Кальвин.

А в Англии те же методы торжества протестантизма использовал Кромвель уже в 17 веке, очищая церкви от идолопоклонства, уничтожая изображения святых и витражи.

Нам же принято говорить, что вот время не щадит даже скульптуру и архитектуру, хотя время-то здесь совершенно ни при чем. Не щадит искусство и науку  религиозный фанатизм.

Такая человеколюбивая спасительная религия, христианство. И столько крови и распрей из-за нее.

Впрочем, ислам лишь немногим лучше. Завоевания арабами Индии сопровождались подобным же насилием над искусством. И хотя справедливости ради стоит сказать о том, что отсутствие изобразительного искусства в исламе создало тем не менее прекрасные образцы письменного искусства каллиграфии, украсило стены мечетей и дворцы халифов невиданной палитрой красок и фантастическими растительными узорами, тем не менее, уничтожение антропоморфных скульптур никому нельзя поставить в заслугу.

Итак, мировые монотеистические религии и такое море крови, такая непримиримая вражда религиозных убеждений, такое массовое  уничтожение высочайших образцов человеческого творческого начала, проявившегося в изобразительном искусстве.

И ведь люди думали когда-то что совершают великий подвиг, очищая веру от идолов.

Язычество до подобного фанатизма никогда не доходило. Ничего удивительного. Много богов, много обрядов, много мнений и много вер. Войны были войнами, завоевательными, с целью усиления собственной власти и государства, а не с целью утвердить свою веру.

Монотеизм на то и монотеизм, что Один Бог, одна вера, одна власть. Нетерпимость и фанатизм – его спутники. С этим ничего поделать нельзя. 

«Немецкие протестанты выразили сожаление в связи с уничтожением икон, статуй, алтарей и литургического убранства католических храмов во время Реформации и принесли извинения за действия своих единоверцев в прошлом. Об этом сообщил британский католический еженедельник Tablet со ссылкой на епископа Евангелической церкви в Германии Петру Боссе-Хубер.»

Причина подобного покаяния? Неужели христиане прозрели и поняли, что мир многообразен и что не всякое непонятное тебе слово или изображение есть непременно отрицание Божественной Истины? Конечно, нет.Причина в том, что религия больше не является хозяином положения в человеческом обществе.

Пока религия отступила и скромно приносит покаяние или изображает из себя любящего отца и покровителя. 

Но если ей снова дать власть? Не вернутся ли вновь религиозные войны, иконобочество, нетерпимость, фанатизм и насилие? 

Люди не становятся лучше. Лучше стать их заставляют обстоятельства. Поэтому никогда государство не должно объединяться с религией в едином порыве. Свобода и многообразие мира, его творческого начала и разница в восприятии истины, должны уравновешивать фанатизм и склонность к единообразию, которые, к сожалению, заложены не в жизни, а лишь в рассуждениях о жизни.

Не личностное восприятие мира, но социальные искажения в обществе порождают несправедливость, нетерпимость и желание всех заставит жить по регламенту церковного канона в надежде, что именно он исправит мир и общество.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic