Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Несколько слов в защиту постмодернизма.

Постмодерн рисуется очень часто, как заговор элит по разрушению культуры и просвещения, как превращение человека из личности в индивида, которому нужно только собственное «я» и упрощенное отношение к стыду, нормам поведения, запретам. Постмодерн – это культурное опускание личности в трясину первобытных инстинктов.
Но давайте вначале обратимся к истории вопроса. Первые намеки на разрушение традиционного общества под лозунгом модернизма (это не модерн, а именно модернизм, т. е. отрицание старого) возникли отнюдь не в 60-70 гг прошлого века. Период этот почему-то называется у нас «Серебряным веком», но на самом деле это начало разрушения смысла существования традиционного общества. Женская эмансипация, импрессионизм, примитивизм, экспрессионизм и прочие измы в живописи, музыка, стремящаяся к форме без содержания, новые философские течения от «смерти Бога» до «белокурой бестии» Ницше и анти гуманизма и анти искусства в целом, - все это движение по пути освобождения личности от условностей, навязанных человечеству еще в эпоху зарождения христианства. Модерн был всего лишь одной из разновидностей направлений в искусстве и в частности, архитектуре. В стиле модерн построены здания гостиницы «Метрополь» и Ярославского вокзала в Москве. Известный русский архитектор Ф.О. Шехтель работал в тиле модерн. Модерн сменил господствовавшую до этого эклектику (здание храма Христа Спасителя – яркий образец эклектики – псевдо-византийский стиль). В отличие от эклектики модерн нес новую оригинальную струю в устаревшие по форме и содержанию образцы прошлых веков. Новым был сменивший модерн стиль конструктивизм, признанный как стиль раннесоветский. В живописи на смену импрессионизму и экспрессионизму пришел постимпрессионизм. Но странно, постимпрессионизм имеет до сих пор очень узкое значение и касается исключительно живописи. Другое дело модерн и постмодерн. Оба эти термина первоначально касались только искусства. Но уже в тот же ранний период начала 20 века они стали переосмысляться. Причина, по которой одно из направлений в искусстве вдруг превратилось в целую философскую концепцию, лежит буквально на поверхности. Состояние общества перед Первой мировой войной являло собой с одной стороны осознание кризиса существующих социально-политических культурных и экономических институтов, а с другой искало выход в обновлении всех сфер жизни. Движение того периода шло по двум путям, по пути рационализма и духовных поисков истины, и по пути анархии и примитивизации общества. Потому так легко идеи социализма внедрились в план перестройки всего общества в интересах личности и ее свобод, что духовно европейская цивилизация была готова к построению более совершенного общества. Экономический уровень развития Европы и России позволял осуществить эту перестройку в интересах человека. Но параллельно зрела реакция элиты на подобные настроения. В искусстве и философии стали развиваться тенденции по уничижению и отрицанию не только творчества как элемента движения вперед, но и как средства воспитания новой личности. Первая мировая война с одной стороны прервала этот процесс, с другой стороны создала необходимые для революции условия: низы не хотят…, а верхи не могут… Социалистическая перестройка общества в России позволила начавшуюся борьбу с отжившими традициями, вернуть на путь рационализма и прогресса, дать личности необходимую для реализации творческого потенциала, свободу, которая, тем не менее, не превратила ее в индивидуума-эгоцентриста. И вот уже после второй мировой войны, начавшейся первоначально с обычной силовой попытки уничтожения идей социализма, в Европе активизировалась волна по освобождению личности от оков старого мира. И вот эту, вполне рациональную и естественно возникшую волну, капитализм попытался превратить из борьбы за свободу личности в борьбу против разума и подлинной свободы. Постмодернизм, как первоначальное движение в художественных кругах богемы, превратился в руках умелых идеологов в оружие против просвещения, разума и духа творчества. Но не думайте, что борьба за традиционные ценности является благом в ответ на зло постмодернизма. И одно, и другое – это обоюдоострое оружие в борьбе с просвещением и прогрессом. Чем раскрепощение личности грозит миру? Тем, что развитый ум и высокое самосознание способны на пересмотр условий существования в мире социального и экономического неравенства. Это первая и основная причина, по которой советский опыт освобождения личности неприемлем. Нужно не развивать и просвещать личность, а превратить ее в манипулируемого эгоистичного индивида или в ограниченную запретами и страхами наказания, послушную овцу общественного стада. Вышедшие из недр искусства в начале прошлого века, модерн и постмодерн эволюционировали, перейдя из сферы искусства в сферу философии и социологии, а затем, продолжив борьбу с традиционным обществом и самими модерном и постмодерном, произвели модернизм и постмодернизм. Воспринятые творческой элитой Запада как удобный элемент отрицания существовавших в обществе тенденций к просвещению и прогрессу, а главное, к отрицанию социалистический идей по реконструкции общества, модернизм и постмодернизмом, стали проводниками идей по освобождению от ложных традиций. Но будучи рождены реакцией на социализм, они стали предметом идеологических манипуляций и попыткой исказить и опошлить стремление личности к свободе в условиях кризиса капитализма. Отчего же движение по пути освобождения личности очень часто превращается в борьбу с традициями и условностями, царившими в обществе тысячелетиями? Мыслители прошлого очень точно уловили тенденции на пути к свободе. Смерть богов, - провозгласили они и не ошиблись. Религия в том виде, в котором существует тысячелетия, т.е. в форме определенных конфессий, имеющих свои каноны, запреты и регламент, явились для человека «бременами неудобоносимыми». От самых ранних этапов развития человека и становления человеческого общества ими управляли религии. Религия явилась тем инструментом, с помощью которого человек смог возвыситься над своими инстинктами, но в обмен на созидание он отдал свою свободу Богу или богам и подчинился бесспорной власти сильнейшего: наместнику богов на земле: шаману, жрецу, царю. Вся история человечества – это история его собственных амбиций и самовосхваления под видом служения богам. Гуманизм обвиняют в том, что на место Бога он поставил человека, даже стали именовать новой ересью: человекопоклонством. Но, по сути, все предшествующие периоды – это извращенное человекопоклонство, распространяемое не на всех, а только на избранных. Чем отличаются империи древности от нынешних, ведущие завоевания соседних народов только для того, чтобы построить огромные храмы, обелиски, пирамиды якобы в честь и ради прославления богов, но на деле воспевающие собственные успехи и величие, благословленное богами. Фараон был богом на земле, иудейский царь, а следом за ним и христианские правители – помазанниками Божьими, что давало им бесспорную власть над подданными на земле, и непререкаемое право карать и миловать, подобно Богу на небесах. Иерархия земная отражала иерархию небесную. И понадобилось больше шести тысяч, неустанной работы человеческого познания, открытий естественных законов природы, чтобы человек, наконец, спросил себя: а почему я должен быть рабом избранных, которые якобы поставлены надо мной Богом? Почему нельзя служить Богу и считать достойными уважения и поклонения самих людей, трудящихся и творящих благо на земле? Это было начало того процесса, который однажды запущенный, уже не мог быть остановлен ни инквизицией, ни кострами, ни запретами. Человек мыслил, познавал мир и природу, с ее законами и явлениями, и вполне обоснованно задавался вопросом, только ли для спасения души он родился на свет, и только ли поклонением Богу оправдывает свое существование. И вполне естественно, развитие социально-экономических отношений, движение по пути прогресса и экономического развития, потребовали от общества полной свободы действий для человека. Именно французская буржуазная революция стала началом освобождения человека от сословных рамок. Идея равных социальных прав женщин и мужчин восходит ко времени эпохи Просвещения и Великой французской революции XVIII века и связана с утверждением либеральной концепции «естественных прав и свобод» человека. Эта концепция впервые в Европе была закреплена в главном документе Французской революции «Декларация прав человека и гражданина» (1789). И именно Французская революция начала борьбу с клерикализмом, борьбу за освобождение личности от диктата церкви. Но прогресс сам по себе абсолютно чужд духу капитала. Те свободы и права, которые человечество завоевывало себе на протяжении тысячелетий усиленным творческим трудом, мыслью философов и писателей, на самом деле проявил себя в полной мере лишь в одном Советском Союзе. Капитализм никогда не был защитником и сторонником гуманизма и Просвещения. Об этом не следует забывать. Вот, к примеру, небольшие сведения о женской эмансипации, которую у нас теперь с таким удовольствием поносят. В то время, когда в Советской России женщина имела во всем равные права с мужчинами, в Европе и Америке женщины все еще считались собственностью родителей или мужей. Только в 1920 году Конгрессом США была принята 19-я поправка к Конституции, которая предоставляла избирательное право женщинам. Англичанки получили это право ограниченно (только для замужних женщин) в 1918-м, а в полном объеме - в 1928 году. Самой прогрессивной в этом отношении страной стада Новая Зеландия, которая первой в мире уже в 1893 году допустила женщин на избирательные участки. А во Франции женщинам предоставили законное право голосовать на выборах только в 1946 году через полтора века после получения этого права мужчинами. До 1970-х годов Швейцария отказывала гражданам женского пола в праве избирать и быть избранными. Для многих мусульманских стран это требование остается актуальным и в XXI веке. Иными словами, при всей прогрессивности буржуазного общества, ему понадобилось очень много времени, чтобы дать некоторую свободу личности. И дело касается не только женских прав, а почти всего, что проповедовалось философами, но реально было осуществлено лишь в Советском Союзе. Итак, мы видим, что процесс гуманизации общества, освобождение личности от ложных условностей, просвещение и воспитание в духе свободного человека, абсолютно не нужен современному капитализму. Но они нужны самому человеку, который вместе с просвещением, знаниями о природе и о себе, освобождается от ложных иллюзий и гнета ненужных условностей, призванных лишь ограничивать его творческий потенциал. И потому капитализм постарался перевести смысл борьбы за свободу в борьбу против человека и прогресса, внедрив философские системы призванные затуманить или вообще уничтожить этот самый смысл. Что такое модерн, постмодерн, модернизм, постмодернизм? То, что было частью художественного (архитектурного) стиля вдруг превратилось в тождество прогрессу и развитию, а то, что было опять-таки частью художественного (живопись и литература) стиля стало синонимом отрицания всех ранее созданных духовных ценностей. Теперь, чтобы окончательно запутать человечество ложными терминами, вместо прогресса и гуманизма на сцену выдвигают Модерн, а вместо реакционного буржуазного реваншизма говорят Постмодернизм. Да, если основываться только на философских концепциях М.Фуко, Ж.Деррида, Ж.Бодрийяр опираясь на концепцию о преобладании «страха и трепета» в менталитете жителя постиндустриальной цивилизации, то тогда можно признать их терминологию. Но если мы будем пытаться противостоять разрушительным тенденциям западной социально-политической идеологии, мы должны называть вещи своими именами, как говорил фон Корен у Чехова : « Смотрите в глаза черту прямо, если он черт, то и говорите, что это черт». Истина заключается в том, что движение общества по пути самосовершенствования, освобождения от ложных традиций, от примитивизации и упрощения, тормозится подспудными движениями капитализма, не желающего уступать свое место обществу без частной собственности и капитала. Постмодернисты объявляют себя неоконсерваторами. Но странным образом этот их консерватизм объединяется с либерализмом. Что за странный союз? Ведь постмодернизм – это отрицание всех тех нравственно-духовных ценностей, которые завоевало человечество на пути прогресса с помощью рационализма и гуманизма, объединенных единым термином модерн. За какой же консерватизм они борются? За упрощенный, стадный инстинкт примитивной личности, не облагороженной ни разумом, ни нравственностью. Они пытаются обессилить общество в борьбе с химерами ложных ценностей, именуемых правами человека, а на деле доведенных до абсурда смысловых понятий добра и зла. Есть только два понятия, которые могут дать человечеству будущее или вернуть его в первобытное состояние. Это социализм и капитализм. Нет никакого Модерна и уничтожающего его Постмодернизма. Есть идеи социалистического устройства общества, и есть силы, желающие эти идеи сделать невыполнимыми. И эти силы пытаются создать иллюзию новизны, именуя себя тот постмодернизмом, то традиционализмом, но по сути отстаивающие одно и то же: возможность извлекать прибыль из эксплуатации человечества. Не стоит тратить силы на критику постмодернизма, не стоит считать его чем-то сверх отрицательным или сверх разрушительным в отношении человеческой морали и нравственности. Он изживает себя и как был, так и остался философскими исканиями избранных. Он, как и все теории постиндустриальных обществ, всего лишь маркер, отмечающий кризисные явления капиталистической системы. Европейцы в духовном плане гораздо более защищены, чем наше российское общество. Для них новые разрушительные тенденции постмодернизма – необходимое условие для обретения подлинной свободы, которую они понимают как разрушение оков давно отживших традиций, а не как анархию и крайний индивидуализм. Потому-то так абсурдны все попытки правящей элиты, пытающейся сделать из своих граждан толерантных обывателей. И элита знает, что если у европейца отберут привычный образ жизни, опустят его в бедность и бесправие, он найдет в себе силы и разумные средства отстоять свои права. А в эпоху кризиса капитализма крушение иллюзии о золотом миллиарде становится реальностью. Постмодернизм и либерализм, пытающиеся дискредитировать культуру и рационализм, не могут стать победителями в просвещенном обществе. Спросите себя, почему европейцы толерантны к шествиям ЛГБТ сообществ, но вышли на улицы с протестом против однополых браков? Да потому, что брак всегда заключался и заключается только ради деторождения. Даже церковь, считающая брак священным и нерасторжимым, идет на уступки и расторгает брак бесплодный, брак, не исполнивший своего предназначения – рождения детей. И как быть с однополыми браками, никогда не способными исполнить своей роли? Абсурд чистой воды. И европейцы это понимают. И понимают последствия подобного шага: изъятие детей из обычных семей и продажа их однополым парам. Это капитализм. Это выгода при полном отрицании всех нравственных и природных законов. Идеология обслуживает запросы капитала. Вот об этом, и только об этом, стоит говорить. Не теории постмодернизма разрушают мир, а ложь, рожденная ложью капиталистического мира. Эта ложь царит и в отношении свобод человека, когда личность ставят над обществом вопреки тому, что без общества личность не существует. Это ложная концепция свободы, понятой как крайний индивидуализм. Так работает постмодернизм в Европе и реакция на него – возврат к традиционному обществу вполне закономерен. Происходит ревизия недавнего прошлого Западной Европы с целью оправдания национализма, реваншизма и фашизма. Этот поворот ускорен массовой миграцией чужеродных для Европы носителей мусульманской восточной культуры. И все это элементы одного и того же процесса: уничтожения идей социализма. Остается один вопрос: почему западная церковь принимает либеральные ценности и права человека вопреки собственным канонам? Она готова совершать таинство брака над однополыми парами, рукополагать в епископы женщин, позволять эвтаназию и т.п.? Зачем ей игра в свободу от условностей, если она сама источник этих условностей? Вряд ли подобный шаг продиктован желанием понравиться своим гражданам и не потерять прихожан, как полагают некоторые политики и социологи. Скорее это подтверждение того, что либерализм и консерватизм в обличие постмодернизма и постиндустриализма, по сути, близнецы-братья: освобожденный от ответственности перед обществом, крайний индивидуалист очень легко может превратиться в крайнего националиста и фашиста. Западная церковь готовится перейти к церкви всех религий, чтобы в новом контексте управлять человечеством по-старому? Или европейские христиане решили оставить только учение Христа, отказавшись от поздних канонов? Все возможно, потому что Европа только сейчас осознает что такое духовная свобода человека, в то время когда мы ее уже имели, благодаря Советскому Союзу.
Subscribe

  • Группы риска

    РПЦ МП не будет требовать от своих священников в Москве обязательной вакцинации Заместитель управляющего делами Московской…

  • Мирное сосуществование или кто кого.

    Большие проблемы у архиепископа РПЦ МП в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Аксакалы грозят обратиться в Константинопольский патриархат…

  • Ничто коммерческое нам не чуждо.

    Подаренная РПЦ МП муниципальная земля в Ярославле перешла в частные руки Земельный участок, переданный мэрией Ярославля РПЦ МП,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments