ansari75

Category:

Возвращение стереотипов. Труд как проклятие

Когда мне говорят, что труд создал человека, это убеждает меня, потому что труд – это созидание, это улучшение, это облагораживание, а не воровство войн и насилие эксплуатации.

Когда говорят, что человек не может жить без активной деятельности, будь то творчество или прикладной труд, меня это радует, потому что добавляет смысл в нашу жизнь.

Когда я читаю детям: Все работы хороши, выбирай на вкус, я знаю, что даю детям указание на поиск пути для самореализации.

Даже слова Горьковского героя Сатина из пьесы «На дне» не вызывают  сомнений, ибо он прав. И хотя для человека развращенного алкоголем, труд –непосильное занятие,  мыслит он правильно.

«Сделай так, чтоб работа была мне приятна - я, может быть, буду работать... да! Может быть! Когда труд - удовольствие, жизнь - хороша! Когда труд - обязанность, жизнь - рабство!»

Из библейского проклятия труд стал основой и смыслом человеческой жизни. Слова о труде должны воодушевлять и окрылять.

Но почему же такое мерзкое чувство, словно соприкасаешься с ложью, поселяется в душе, когда слышишь увещевания наших властей о том, что нужно трудиться и заниматься делом (в нашем новоязе – бизнесом), чтобы не требовать денег от государства?

Любой труд достоин награды. Любой труд уважаем и почетен. Вдвойне важен труд, когда он в радость, когда он является способом реализовать себя и проявить свои способности. Но когда тебя заставляют трудиться, чтобы увеличить ту жалкую пайку, именуемую заработной платой, которую отвешивают тебе государство и крутые буржуи-капиталисты, трудиться так, чтобы на копейку сделать прибыль в рубль, то это уже не труд. Нас заставляют не реализовывать себя и свои способности, а становиться мошенниками, купцами-перекупщиками, кулаками-мироедами, буржуями-эксплуататорами.

Вот говорит президент Путин: «Если мы от патернализма будем потихонечку отруливать, а каждый человек поймёт, что его судьба прежде всего в его собственных руках, это будет очень правильным направлением в работе с молодыми людьми

Интересно, создавать рабочие места, стимулировать капиталистов вкладывать деньги в производства, патернализм? Иными словами, уйти от патернализма – это и есть предоставить каждому сколачивать копейки самостоятельно.

Забота о социальной сфере, где тоже нужны рабочие руки , не входит в государственную компетенцию. Создавай культуру сам и получай за нее то, что сможешь.

Как может учитель заработать на копейку рубль, если не введет какие-нибудь ухищрения, не только типа почасовой оплаты, но и на количество произносимых слов, а врач – на количество прописанных или непрописанных лекарств. Как может человек, желающий своим трудом научить детей знаниям, пониманию мира и человека, или желающий сделать человечество здоровее и выносливее, думать не о своей выгоде и о том, как на копейку рубль сделать.

По логике наших новых правителей, раз ты не умеешь заработать рубль на копейку, то и жить тебе не следует. Раз ты учитель, инженер, врач, музейный работник, даже ученый или простой чертежник-исполнитель, не умеющие, и по сути, не должные зарабатывать процент на процент, не должны жить и получать пропитание? Они – бездельники? Только потому что их труд – это труд не дающий прибыли, а только просвещающий, облагораживающий и возвышающий, только по причине отсутствия в их душах и умах стяжательства и изобретательских начинаний на поприще обкрадывания ближнего, они не могут надеяться на достойное вознаграждение за свой труд, не смеют рассчитывать на награды как и у тех, кто зарабатывает процентом на процент?

А если их способности и призвание – это не тот вид бизнеса, который вовсе не труд и не дело, а стяжательство, мошенничество и креативное изобретательство нового процента? Разве не имеет человек права трудиться по способностям и призванию?

Когда-то в такую ситуацию попало дворянство после отмены крепостного права, когда столпами отечества стали Разуваевы, Колупаевы, Осьмушниковы.

Теперь в таком положении оказались все честные труженики, которые могут трудиться и наполнять мир и общество знаниями, умениями и прочими плодами трудов своих, но только не процентами и креативными вывертами мошеннического обмана.

Как и во времена Салтыкова-Щедрина, все те, кто не производит прибыли, а производит духовные ценности, расширяет знания, воспитывает и лечит, превратились в сознании Чубайсов и нынешних Разуваевых и Колупаевых в тунеядцев-бездельников. Труд на благо общества стал теперь «нечегонеделанием» и потому любое воззвание к государству о помощи и справедливости рассматривается как крамола: не умеешь трудиться, то есть заколачивать копейку в рост, не смеешь ничего просить. Государство и бизнес тебе ничем не обязаны.

Даже священнослужители с амвона требуют от прихожан дела. «Не положено в церкви только стоять, слушать и молиться. Дело надо делать». А какое дело в церкви, кроме молитвы? Это вы сами додумывайте. Скорее всего , теперь под делом подразумевается грош, положенный в церковную кружку, или бизнес на церковном подворье.

Мы  хорошо помним, как нам говорили, что труд должен приносить радость, что нет в труде услуг, а есть реализация твоих способностей, твоих творческих задатков, труд есть благо и двигатель культуры и общества.

И вдруг нам стали утверждать, что труд должен приносить деньги, что он – всего - навсего услуга, и ты, трудящийся, обычный прислужник у стола, где считают капиталы, кидая тебе под стол лишние копейки. Хочешь сам сесть у стола – заведи бизнес, научись делать на рубль сто рублей, научись мошенничать, вымогать и отбирать и тогда ты из сферы услуг перейдешь в сферу созидателей, столпов общества, но не прогресса и общего блага, упаси Боже, а созидателя капитала, которому одному и стоит служить, ибо он есть смысл и цель бытия.

Но если я не хочу созидать и зарабатывать на рубль сто рублей. Что делать? Быть прислугой и ничтожеством? Очевидно, что так.

Вот и ненавидят и злословят о советском периоде все те, кто кроме бизнеса с капиталом не понимает иного образа жизни. А отсюда и задача доказать, что в стране, где нет частной собственности, бизнеса, приумножающего ее и капитала, венчающего ее, все плохо.

А люди…люди такие же мерзкие, распущенные и жадные, верящие в магов и колдунов, а не в социализм, крадущие все, что плохо лежит, как и сейчас, но только стоящие в очереди за колбасой и джинсами.

Но сейчас в результате своей кражи ты можешь стать уважаемым и богатым, и не стоять в очереди за колбасой, потому что очередной мошенник постарался из суррогата и отходов создать тебе что-то отдаленно напоминающее колбасу в неограниченных количествах, а другой – завезти с Запада вместо плодов культуры или открытий науки, джинсы. 

Но ты, даже в таком обществе, где тебе ставят первоочередной задачей – потребление, не можешь думать о труде как смысле жизни, о труде как созидании и творчество. Труд – это только клепание копейки к копейке. Не получается найти средство пополнить доход очередным низкопробным ноу-хау, значит тебе и жить не положено. Живешь на зарплату, зависишь от работодателя, значит ты безвольный слабак и ротозей- раззява. Нет тебе уважения.

И честный труд снова превратился в наказание за грехи.

Теоретики и экономисты, философы и психологи могут сколько угодно оправдывать частную собственность, доказывать ее созидающую роль, ее святость и неизбежность. Но нынешняя ностальгия по советскому периоду показывает, что народ разбирается в сути вещей гораздо лучше. Он знает, что частная собственность на средства производства есть источник неравенства, эксплуатации и социальной розни. Единственное государство, в котором все люди были по настоящему социально равны, имели равные права и возможности – это Советский Союз.

Можно дискутировать о будущем сколько угодно, но если не будет социального равенства, народной собственности, если труд не станет источником вдохновения, подвига и самовыражения каждого человека, то любое другое будущее будет началом конца человечества, его регресса и саморазрушения.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic