ansari75

Categories:

"Жить не по лжи"

Когда-то Солженицын бросил боевой клич: «Жить не по лжи!». Знал, что нужно более всего в борьбе с властью и системой: ложь. Ибо его «жить не по лжи» подразумевало не правду, а борьбу с режимом. И поэтому сам правдолюбец принялся за методику, разработанную еще римлянами в борьбе с Карфагеном, потом христианами, а в наши дни белогвардейцами и  Геббельсом.

Причина подобного подхода к «жизни не по лжи» отнюдь не борьба за истину, а борьба за тот образ жизни и ту идеологию, которая тебе нужна. Ты считаешь социализм, СССР, Сталина врагами, которые живут и действуют не так, как хочется твоей идее, а потому их принципы – ложь, даже если факты говорят обратное.  Значит, факты нужно изменить, и эти измененные, даже сфальсифицированные факты не будут ложью, а только приемом, призванным уничтожить врага.

Разве не такая же методика была задействована христианством, когда оно пробивалось в главного идеолога имперской власти? Разве правду и истину искали инквизиторы, обвиняя еретиков и осуждая их на сожжение?

Поэтому не стоит говорить о том, что Солженицын только лжец и фальсификатор. Он – ненавистник Советской власти, социализма и коммунизма.

Люди обычно не разграничивают идеологические приемы на черные и белые. Они не склонны подозревать в каждом говорящем системного врага, и потому всегда воспринимают любой выпад против власти или системы, как новую истину, но не как запрещенный прием фальсификации.

С подобными идеологическими врагами бороться очень трудно, потому что у обывателя всегда сильна тривиальная пословица: «нет дыма без огня».

Есть момент борьбы, есть данность, которую  нужно сохранить. И с этой целью вначале ведется  как бы открытие «правды», которую еще нельзя проверить и уловить на лжи. Так было с Хрущевым и  культом личности Сталина, разоблаченным на XX съезде партии. Подобные приемы могли быть применены только изощренным умом разрушителя, но поначалу многим показались истиной. А дальше пошло как по накатанному. Враги Советской власти нашли удобную позицию, изображая из себя защитников несправедливо осужденных. Совсем как составители житий святых, невинно пострадавших за истину.

Ошибка была совершена,  открыто и прилюдно, так что исправить ее не помогло бы даже раскаяние Хрущева и признание того, что он был не прав.

И по сей день этот метод продолжает развиваться. К несправедливо осужденным гражданам присоединились духовные лица. И несмотря на то, что духовностью в их борьбе с Советами и не пахло, что бросались они в бой отнюдь не за Христовы истины и Евангелие, а за власть и материальные ценности, они повсеместно причисляются к святым. Так же как казнокрады, мошенники, предатели - к невинно осужденным.

Но ничто в мире, даже в человеческом обществе не может быть только на пользу лжецу. Рано или поздно настает момент, когда однажды запущенная ложь, разрушившая врага, начинает сокрушать и самого лжеца.

Ложь Солженицына лишила народ преемственности поколений, уважения к своей истории, к своей стране и своему народу. 

Мы не сможем построить никакого устойчивого процветающего общества на неприятии  исторической правды и признания факта, что то, что было есть наша история и она не хуже историй других народов.

Согласием на ложь и превращение СССР в тоталитарное государство, мы перечеркнули возможность самостоятельно решать свою судьбу. 

Одна ложь влечет за собой другую. Репрессии – для одних, самооправдание в разврате, аморальном поведении в жадности к благам и неуемная алчность пытаются оправдать себя и начинают искать доказательства в своем советском прошлом. Артисты , партработники, представители советской торговли поливаются грязью. Им приписывают собственные грехи и отсутствие совести, забывая о том, что отсутствие классов и частной собственности отрицало ту самую безнравственность, которые торжествуют сейчас.

Но для молодежи уничтожение идеалов и героических образов прошлого самый вредный способ воспитания. Он рождает цинизм и нигилизм, потому что в настоящем они видят только порок властьимущих, и не находя предметов для подражания в прошлом, становятся циничными и агрессивными.

Социализм и коммунизм – системы ненавистные капиталу и классу эксплуататоров. Они не позволят нам признать свое прошлое благом и образцом для будущего развития.

И здесь в силу вступает второй фактор: ложь ради сохранения сегодняшнего состояния общества и у нас, и на Западе. 

Для Запада такой необходимой ложью стал Холокост. Не случайно сомневающихся ждут репрессии, не хуже, чем еретиков, сомневающихся в божественности Христа. Почему так упорно Европа цепляется за этот еврейский миф? А потому, что признав факт геноцида по отношению к славянам, признав, что граждан СССР погибло в застенках нацистской Германии больше, чем евреев, Запад должен будет признать либо арийскую теорию о высшей расе, оттолкнув от себя весь мир, либо факт борьбы Германии с социалистическим государством , факт  уничтожения народа по идеологическим мотивам. Иными словами, заострять внимание на совершенно ненужных Западу, на сегодняшний день,  вопросах.  

Социализм они строят сами, расовые теории – не толерантны, а вот признать Холокост как специфику Гитлеровской идеологии и власти – это пожалуйста. В таком случае фашизм можно реабилитировать. Ведь вина не на нем, а на психическом расстройстве руководителей Третьего Рейха.

Но для России признать Холокост, значит потерять собственное лицо, забыть о Великой Отечественной войне и о спасительной для всего мира миссии Советской Армии. Ведь не евреев же только защищал Советский Союз. И не только евреи оказались в лагерях смерти.

Происходит странное искажение всего, что может стать фундаментом для будущего. С одной стороны мы не можем отказаться от Победы, с другой мы должны признать коммунизм тоталитарной диктатурой, как это сделали все бывшие страны Соцлагеря. Эта двойственность разъедает социальное и идеологическое единство  и не позволяет власти рассчитывать на признание ее народом . И хотя армии зомбированных зрителей ТВ создают Путину рейтинг в 70% , на самом деле это очередной мираж и самообольщение. 

До тех пор, пока наши власти будут покорно восхвалять Солженицына и его подельников, страна не найдет в себе сил для возрождения. Можно было бы тихо забыть и о нем, и о репрессиях, но кому-то очень выгодно постоянно мешать угли в костре, который разведен под нашей страной.

Власть боится, что признав советский период, она тем самым обличит себя в разрушении того, что отнюдь не было злом. Но своей ложью она обличает себя в еще большей степени. Вырваться из этой дилеммы можно только  отказом от антисоветизма, скромно признав, что Советский Союз был нашей историей, независимо от того, были там ошибки или нет. 

Но Запад, РПЦЗ и сторонники монархии упорствуют в своей ненависти, а либералы любуются на Солженицына. И те, и другие не думают и не боятся того, что они не возродят монархического прошлого, но  окончательно разрушат настоящее. Именно ложь является тем разъедающим общество элементом, сохранив который можно только потерять целое.

Не так ли поступил Хрущев, пытаясь бороться с прошлым уже доказавшим свое значение и благо для страны? Именно «жизнь не по лжи» стала огромной ложью, на поле которой выросли плевелы антисоветизма, заглушившие голос разума и чести. Та жизнь была разрушена, а новая, которая обещала, что будет «не по лжи», оказалась грандиозным скопищем лжи, фальсификации, мошенничества и намеренного обмана в чьих-то узких интересах.

Но люди никогда не ошибаются. Можно пропагандировать лжеца, как героя, ставить памятники и печатать книги, но интерес сохраняется только тогда, когда творчество писателя задевает струны человеческого сердца. 

Музей Солженицына вряд ли станет таким как музей Чехова или Толстого. Книги его уже сейчас никто не читает. Юбилей Солженицына напоминает опыты с гальваникой по оживлению трупа. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic