Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Category:

Плач по Хаски




Прошу не путать. Собачка не имеет никакого отношения к человеку, хотя и он и она Хаски.

Хаски, Монеточка -это кумиры нынешней молодежи. Кумиры ли? Или кумиры, созданные по некой пропагандистской методике разрушения общества? Можно было бы поверить в революционный пафос наоборот, как когда-то в Средневековье писали Рабле и Боккаччо. Можно было бы решить, что асоциальный взрыв перейдет в взрыв социальный, поменяв знак минус на знак плюс. Но увы. Слишком близко время, когда эта же самая методика использовалась для развала Советского Союза, чтобы о нем забыть и не понять цели. Не думалось мне, что придется пережить второе издание 80-х, «Интердевочки» и «Маленькой Веры».
Но, похоже, что кому-то очень хочется повторить Перестройку, но теперь в форме хохляцкого Майдана. Безотказная хорошо разработанная методика.
Вот Новая газета скорбит из-за того, что концерты Хаски отменяются повсеместно. «Отмены концертов следуют одна за другой. В Краснодаре и Волгограде Хаски, в Нижнем Jah Khalib, Ганвест, Монеточка, Matrang, Элджей, в Казани IC3PEAK, в Твери Егор Крид. Претензии есть уже и к Оксимирону, и к Нойзу MC.»
И тут же автор статьи, полный сарказма, добавляет:
« Но даже если вдруг прокуратура и депутаты правы, подозревая этих исполнителей в экстремизме, моральном разложении и пропаганде каннибализма, трудно поверить, что их творчество целиком состоит из пороков, и больше там нет ничего. Сидят тинейджеры такие на вписке: «Скучно... Что-то каннибализма захотелось, давай-ка Хаски послушаем!» Вы можете в такое поверить? Я нет.»
Если, по мнению Новой глупо думать, что молодежь хочет слушать Хаски, потому что хочет каннибализма, то не менее глупо полагать, что сам Хаски со своими концертами, как и всевозможные Достали, Пичуры и Пивоваровы сами вдруг прозрев, увидели свое общество по-новому. Ведь какой бы новый свет в конце туннеля они бы ни увидели, чтобы ни сочинял Хаски, как бы не соответствовало это реальности, но проза жизни остается. И проза эта, увы, всегда в деньгах или ангажированности. Ведь для фильмов, концертов и звукозаписи нужны немалые средства.
Евгений Пучков с соратниками и друзьями не один год собирали деньги на народный фильм о 28 панфиловцах. Но даже собрав, и отсняв, они не смогли его раскрутить так, чтобы показ шел непрерывно по всем городам и весям России.
Но вот Хаски, Монеточка и все прочие созидатели рэпа, пошлости и блатняка раскручены так, что даже ни разу не увлекаясь рэпом и новой антигуманной культурой, человек непременно услышит и Хаски, и Монеточку, и новые отстойные клипы Киркорова и Баскова. Ведь и старички хотят попасть в струю, хотят быть услышанными и популярными. И почему-то выбирают все то же убогое, деграданское направление, которое так настырно проталкивается в молодежные умы. Знают, где ключевое направление нынешней попсы, знают кто и зачем раскручивает именно все пошлое и злобное. Знает об этом и Новая газета.
Он (Хаски) по праву считается одним из самых сильных поэтов поколения. Помню, с каким восхищением цитировал мне его режиссер Рома Либеров, далеко не тинейджер, человек, снявший фильмы о Мандельштаме и Бродском: «Сосредоточенный, как самоубийца, я шатаюсь по городу, желая совокупиться… Набито панельное брюхо! Панельного неба краюха! Еду по России; не доеду до конца, где панелька моего отца?» Образ адский, как будто из фильма «Груз-200». Но узнавание полное. Молодой человек из Пензы, Саратова, Челябинска, Омска, послушав это, скажет: «Да, так я и живу». И главное желание — вырваться из этого ада.»
Полноте, не так ли нас уверяли, когда выпускали на экраны «Маленькую Веру» и «Интердевочку»? Те же самые слова: мы так живем, это наша жизнь.
Нам тоже кричали: вырваться, освободиться. Но куда, зачем и с чьей помощью? Доброго дяди капиталиста, или очередного певца чернухи, чтобы молодой человек забыл, что он человек, а жизнь его совсем не ад, если только он будет смотреть на себя как на самодостаточную личность, а не на подонка и наркомана.
Бутусов и Цой уверяли всю советскую молодежь, что нет более отстойного образа жизни, пустоты и нищеты, чем в стране Советов.
И нужно было потерять все, опуститься на дно лишений и бескультурья, чтобы понять, как на самом деле мы жили в то время. Как далеки от истины были идеологические ловушки, расставленные теми, кто хотел разрушения единого и самодостаточного общества.
То же самое происходит и теперь. Да, это не Советский Союз, не мощная империя. Но разве это причина терять человеческий образ и считать свою жизнь кошмаром и отстоем? Поверьте, простое население европейских стран живет отнюдь не лучше и перспективнее, чем мы. Но даже если это так, то бороться нужно не чернухой и негативом, а ясным сознанием того, что нужно будущему.
Но у свободолюбов и ненавистников цензуры логика отличается от здравого смысла. И в оправдание Хаски, автор не стесняясь сравнивает его с Бодлером:
«Абсурдное обвинение Хаски в каннибализме подразумевало строчку: «А помнишь, ты умерла, и мы твое мясо ели, что пахло, как мумия, забытая в Мавзолее». Звучит неприятно, но у Бодлера о разложившемся трупе лошади на дороге не менее неприятно, а это стихи, и великие. Где тут призыв — судить прокуратуре. Но интересно: если вас призовут к каннибализму, вы выйдете на улицу и сожрете прохожего? А если не призовут — не сожрете? Тогда прокуратура права.»
Да и выводы у господина автора не совсем логичны. Да, от прямого призыва вышедший на улицу гражданин не сожрет гражданина. Но очень актуальная на сегодняшней день мысль уже будет заронена ему в голову. И не просто мысль сама по себе, а мысль на санкционированную вседозволенность. Ведь если об этом поют с эстрады, на раскрученных концертах, то значит такова сегодняшняя смысловая нагрузка: резать, убивать, заниматься садизмом, лишь бы не быть обывателем и заурядной личностью.
Автор приводит слова С.Довлатова: «Я не был антисоветским писателем, и все же меня не публиковали. Я все думал — почему? И, наконец, понял. Того, о чем я пишу, не существует. То есть в жизни оно, конечно, имеется. А в литературе не существует. Власти притворяются, что этой жизни нет».
Довлатов забывал, что живет в социалистической стране, где социальный классовый конфликт сведен на нет, но помнил о революционных демократах, о реализме 19 века и полагал, что писать то, что вижу в своем небольшом мирке – это и есть реализм. Но мирок тот уже заключался не в конфликте классового общества, не в требованиях социального равенства и отмены частной собственности, калечащей людей, а в конфликте личного желания и нормами поведения в обществе. Это был конфликт: «я и они», который зиждился только на личных амбициях и вполне естественно, вступал в конфликт с общественными требованиями и нормами. Да и по большому счету, если абстрагироваться от классов, литература всегда отвергает то, что способно низвести человека на уровень скота или бандита-убийцы.
И хотя А. Кураев в пылу полемики с патриархом пытался доказать, что культура нейтральна и не может существовать антикультуры, он все-таки сообразовывался с Новой газетой и либеральными взглядами современного нигилизма. На самом деле культура всегда реагирует на потребность общества в свободе. Например, литература эпохи Возрождения с ее «Декамероном» Боккаччо и «Гаргантюа и Пантагрюэлем» Рабле. Можно и их притянуть за уши к нашему времени, оправдывая нашу поспсу: « Вспомните себя в пятнадцать лет. Кто мог вам запретить думать о сексе? Послушали бы вы этого человека?» Но тогда не пятнадцатилетние должны были освободиться от ханжества и никчемных на тот момент бесчисленных рыцарских романов, как ныне детективных. Тогда эпоха и время требовали честности, освобождения от устаревших запретов и догм. Тогда это были не просто мысли о сексе в пятнадцать лет, а приведение в норму существовавшей тайной распущенности и ханжеского молчания для прикрытия разврата и стремления к красоте и духовности через правду.
Рабле обличает извечные человеческие пороки и высмеивает слабости, недостатки и проблемы своего времени. Излюбленными объектами для насмешек Рабле являются церковь и католический институт монашества, что неудивительно — он знал о лени, невежестве, алчности, ханжестве и лицемерии духовного сословия не понаслышке, ведь сам в молодости жил в монастыре. Кроме того, известно, что Рабле был медиком, значит, имел рациональное мышление и живой ум, а не зашоренное сознание фанатика.
А с кем борются наши рэперы и вся попса? С жизнью и будущим? Стремятся доказать, что тот кто живет нормально-совок и быдло? А вот вызов, цинизм, хамство, насилие – это нечто необычное, это то, что выделяет тебя из толпы.
Не проходит сравнение и с западными Битлзами и Ролинг Стоунз. Не проходит по простой причине: нужно отличать вседозволенность от целенаправленной борьбы за лучшее. Нужно понимать, что в условиях разрушения всех духовных ценностей, в условиях нарастающей нищеты морально-нравственной и экономической акцент должен быть перенесен на сопротивление энтропии, на сопротивление силам капитала и нигилизма, а не на удвоение негатива за счет живописания разложившегося нравственно человека.
Кроме того не стоит сравнивать эпоху Возрождения с ее недоступностью массе простого народа культуры и потому никогда не участвовавшего в спорах о том, что есть искусство и культура и нынешнее время, когда средства массовой информации позволяют им стать оружием разрушения и уничтожения гуманизма и чистоты. Это своего рода духовный напалм, которым пользуются отнюдь не свободные творцы и художественные натуры, а ангажированные, завербованные либеральными ценностями служители хозяину – капиталу. Ведь продюсеры знают, где найти максимальный доход. «Посмотрите на цифры просмотров: 500 тысяч, миллион, два миллиона… Можно, конечно, сделать вид, что и их тоже нет, но однажды они о себе напомнят.»
Да, они напомнят, но с чьей подачи и каким образом? Не стоит полагать, что народ и молодежная жажда деятельности создает Хаски и Монеточку и иже с ними всех прочих певцов чернухи. Это умелые разрушители нашего уже нового общества вновь включились в прежнюю игру и запустили чернуху 80-х. Зачем и почему? Неужели наши власти думают, что социальный протест можно снять вседозволенностью и воспеванием грязи, убожества и скуки?
Вряд ли это действенное оружие по спасению их системы ценностей.
Но самое главное в том, что как раз того, о чем писал даже Довлатов, пели Бутусов с Цоем, ставили Пичура, Досталь, Говорухин и Михалков, вопреки Новой газете, не было все-таки всей жизнью страны. Было лишь в той степени, как всегда во все времена и во всем мире: плохое соседствует с хорошим, но тем не менее это плохое не составляет большинства. А вот когда литература или другие виды искусства будут воспевать плохое, тогда и складывается у людей впечатление, что такова вся их жизнь.
Жизнь нашего населения в сравнении с другими, даже западными странами не столь уж отстойна и плоха. Нужно отвлечься от вседозволенности и отказаться от хамства в общении друг с другом.
Капитализм –это прибыль. Поэтому раскручивают не то, что нужно, а то, что дает деньги. Миллионные просмотры Хаски и прочих говорят о духовной болезни общества и всей вертикали власти в целом. И вряд ли цензурой или штрафами с арестами властям удастся исправить дело. Думать нужно было гораздо раньше, когда включались в западную модель экономики, рушили заводы, опускали престиж науки, образования, медицины.
Нынешняя молодежь не имеет будущего, но только потому, что неспособна понять, что жизнь – это не обеды в кафе, не машины и просмотры в соцсетях клипов, постов и картинок, нацеленных на духовное разложение.
Любой поток катится под гору, но не в гору. Задача культуры и искусства построить серию акведуков, чтобы поток пошел в гору, а не под гору. Но нынешняя система ценностей, построенная на прибыли, может задействовать только один тип движения потока – вниз, потому что это проще, легче и увеличивает мощность потока путем присоединения к нему ручейков.
А при таком раскладе в действие пускаются уже не простые расчеты прибыли, а расчеты диверсионного характера по разрушению общества.
Когда-то Запад, боясь радикализма молодежи, задействовал философию и образ жизни хиппи, украсив их рок музыкой и эгоистичными призывами к мнимой свободе. Но даже тогда, как впрочем, и сейчас тот же рэп в Америке – это все-таки социальный протест и какое-то искусство. У нас же это очередной поход против всех ценностей культуры, имеющий целью только разрушение.Потому что Запад и Америка не нуждаются в майданах. Они прочно стоят на своих позициях здравого капитализма и отнюдь не желают создавать хаос в своих странах. Ближний Восток, Украина, и, конечно РФ, это другое дело. Тут нужно мутить и мутить, и мозги, и политику, и экономику, чтобы меньше думали о прошлом и о нынешних подлинных проблемах.
Власть долго спала и наслаждалась свободой для себя, своими миллионами и возможностью жить в свое удовольствие. Теперь же, проснувшись и испугавшись того, что есть , она пытается исправить положение очередным витком насилия. Вместо созидательного прогресса, вместо поднятия престижа науки и культуры, вместо просвещения и создания рабочих мест, она принялась отменять концерты. Вряд ли у нее что-нибудь получится, потому что всегда найдется Новая газеты или Эхо Москвы, а за ними – миллионные доходы всякого рода продюсеров и поп-звезд.
И ведь как восхваляют этот новый вид искусства, как ратуют за «свободу Юрию Деточкину», а сами ни разу не левые, не социалисты и не коммунисты, а поклонники частной собственности, рынка и западных ценностей капитала. Так что прежде чем вступаться за такое искусство как у Хаски, нужно все-таки подумать: а кто его защитники и чем обоснована их такая святая любовь к свободе.


Tags: культура воспитание будущее молодежь
Subscribe

  • Зимняя Москва 1959 года

    Я люблю смотреть старые фотографии. Это как машина времени. Люди, лица, обстоятельства. Может это потому, что в то время фото…

  • Какие книги читали пионеры в 1930-е годы

    1920-е и 1930-е годы стали периодом становления СССР. Одновременно с подъемом экономики страны проводилась активная…

  • Лакомства из детства

    Попробуйте сейчас спросить у современного ребенка: «Будешь батон с сахаром?» Он наверняка посмотрит на вас как на мамонта и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments