Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Ловушка для церкви

Совершенно непроизвольно церковь в попытке приветствовать гей-сообщество продемонстрировала насколько религия зависит от социально-экономической формации, в которой зарождалась.
Религии на заре человеческого общества призваны были регламентировать морально-нравственные и правовые аспекты общежития. Через религии формировались традиции. И эти традиции, воспринимаемые обществом, как Божественное откровение, таковыми никогда не являлись. Они отражали только момент взаимоотношений власти и народа, богатства и бедности, собственности и ее прав.
Очень долго человечество свято верило, что традиции, даже и чуждые нам в какой-то момент, или обременительные к исполнению, тем не менее, отражают если не Божественную, то, во всяком случае, народную мудрость, освященную веками опыта. Но, к сожалению, по мере взросления в духовно-нравственном отношении, по мере развития знания и экономической обеспеченности индивида, оказалось, что традиции не имеют ничего общего ни с истиной, ни с психологией, ни с тайно-знанием, а являются всего-навсего отражением определенной ступени социально – экономических отношений в обществе. Брак, родительский деспотизм, неравенство полов, сфера сексуальных взаимоотношений, - все это зависело на прямую от тех форм собственности, власти и возможности выживания, которые складывались на протяжении столетий в человеческом обществе. Как только у человечества появилась возможность дать экономическую устойчивую свободу индивиду, так выявилась ненужность и обременительность множества традиций.
И вот, наконец, ловушка, в которую попала церковь продемонстрировала это со всей очевидностью. Церковь, в попытке понравиться либеральной общественности, решила отказаться от признания однополой любви грехом.
Пишет thomas_cranmer: "Журналист Сергей Худиев пишет на тему (не состоявшегося) включения параграфа о "приветсвии гомосексуалистов" в отчет синода епископов Римско-Католической Церкви:
"Почему либералам очень важно изменить взгляды христиан именно на этот вопрос? Изменение учения Церкви в отношении гомосексуального поведения означает не просто пересмотр одного из аспектов церковного учения, а полный отказ Церкви от притязаний на учительство вообще. Потому что один из вопросов, в которых все христиане всех прошедших веков, начиная с Христа и Апостолов, более того, начиная с Пророков Ветхого Завета, были совершенно единодушны - это то, что Бог создал для брака мужчину и женщину, а любая сексуальная активность вне брака является серьезным грехом, который может быть прощен, как и другие грехи, только если человек признает его грехом и решится приложить усилия к тому, чтобы его оставить. Признать, что гомосексуальные отношения являются законными в очах Бога, как к этому призывает, например, колумбийский архиепископ Дарио де Хесус Монсальве, значит признать, что все это время Церковь вводила людей в заблуждении относительно вопроса, имеющего немалое значение для их спасения - объявляя смертным грехом то, что таковым вовсе не является. Таким образом Церковь все время своего существования учила людей лжи - причем лжи, по мнению того же архиепископа и единомысленных с ним, приведшей ко многим тяжким несправедливостям. Но каким образом сообщество, признавшее, что оно учило лжи, может дальше претендовать на то, чтобы возвещать истину и пасти народы? То, что общины, пошедшие по этому пути раньше, стремительно теряют прихожан, понятно - они сами сделали свои претензии на учительство смехотворными - кто вам поверит теперь, когда вы, по собственным вашим словам, лгали все это время, и отказались от этой лжи только под давлением чисто внешних сил? Поэтому сломать Церковь в этом - значит сломать ее совсем, и поэтому для враждебных Церкви сил так важно добиться победы в этом вопросе".
Далее, автор заметки анализирует высказывания Сергея Худиева и пишет о том, что церковь на протяжении всей своей истории лгала. Но мне видится все в несколько ином свете. Церковь ни в чем не лгала. Она освещала то, что на тот момент было действительно необходимо обществу: и понятие греха, и борьба за нравственность, и освящение монархической власти, и брак как союз мужчины и женщины. То, что происходит с церковью сейчас – это растерянность перед фактами современной жизни, для которой традиции и контроль за нравственностью личности совершенно неприемлемы. И церковь делает большую ошибку, цепляясь за традиционное видение власти и частной собственности. Ведь совершенно очевидно, что не отказ от традиционного мировосприятия несет зло, а то, что освобождающейся от оков традиций личностью, продолжает руководить элита, имеющая в своих руках не только власть, но и собственность на средства производства. Свобода личности используется ею не на благо творческого развития, а на возможность эксплуатировать вместе со свободной личностью, получивший права на реализацию, порок. Да, понятие греха – это устаревшее традиционное понятие. Но помимо греха есть еще порок, порочные страсти, ведущие человека к деградации и гибели. Страшна не однополая любовь, а порок, извлекающий выгоды из нее. Страшна не ювенальная юстиция, а порок, жаждущий обогащения через продажу отобранных у родителей детей. Страшна не легализация легких наркотиков, а умолчание о том, что любой наркотик- это путь по разрушению собственного организма. И так во всем. Не свобода личности, не либерализм сам по себе, а эксплуатация их ради наживы, культ денег, право сильного т. е. богатого, - вот то зло, на борьбу с которым должна бы устремиться церковь.
Но церковь предпочитает дискуссии по вопросам чисто догматическим: раз Бог создал мужчину и женщину, то брак по Божьей воле может иметь место только между мужчиной и женщиной. А почему не добавить: для деторождения. И зачем вообще венчать однополый союз? Пусть регистрируются гражданским кодексом. Но церковь хочет руководить, регламентировать поучать и крепить союз с богатыми и властными. Отсюда все те ловушки, в которые она попадает. Церковь – институт традиционный, рожденный традиционным обществом. Чтобы шагнуть в будущее, нужно оставить только идею Спасения, тем более, что первородный грех легко трактуется как смертность человеческого рода, полученная из-за непослушания. А смертен человек и по сей день. И по сей день, он имеет веру на воскресение и жизнь вечную с Христом. Но вот сохранить традиционность там, где с одной стороны встает человек, осознавший свою способность быть ответственным за себя, а с другой раздувается алчный пузырь богатства, возомнивший себя единственной властью и смыслом жизни, которому позволено все и чьим выражение является порок. Церковь должна стать на сторону человека. Но боюсь, традиционность ее перетянет на другую сторону.
Tags: ложь, традиционализм, церковь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments