Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Традиции и современность (окончание)

Хотелось бы заметить, что европейцы со своим гражданским обществом шагнули гораздо дальше, чем мы со своей свободой (я имею ввиду население, а не правительство, которое играет в свою игру). Их поведение в большинстве случаев является осознанной необходимостью. Но… И вот тут проявляется особенное «но». Уважение к личности переродилось у европейцев в крайний индивидуализм и самоизоляцию личности. Они сами осознают тупиковость дальнейшего развития прав личности, но выхода из этого тупика пока не видят. А не видят, потому что нет объединяющей цели развития общества, потому что классовая система, основанная на частной собственности мешает людям найти общие интересы и поселяет в них страх конкуренции. То, что интересует сейчас нас в России, мода, хороший дом, престижная машина, крутая мебель, т.п. , для Запада это пройденный этап. Европеец устал от потребления. Его не интересует мода, уходит необходимость покупать новый автомобиль, как это было несколько десятков лет назад, чтобы выглядеть комильфо. Европеец принял ограничение свободы поведения как осознанную необходимость. Он хочет найти что-то более ценное и значимое, чем потребление. Но в поиске этом он не опускается до нашего примитивного уровня, когда возрождаются предрассудки, магические заклинания, когда древность становится вожделенном градом Китежем. Интерес европейца к своему прошлому вполне рационален, без иллюзий и восторгов. Знания стали той единственной ценностью, с которой европеец не готов расстаться. Население ищет выход на более высокую ступень развития. И толерантность, и права секс меньшинств, и крайний индивидуализм, все, что принято умещать в рамки постмодернизма – бесспорно, являются показателями кризиса современной европейской цивилизации. Но только на первый взгляд кризис этот представляется гибелью культуры, катастрофой планетарного масштаба. На самом деле, высокий уровень материального обеспечения общества, инновации в технике и дальнейшее развитие науки позволяют предположить, что выход из кризиса не явится разрушением и гибелью, а составляет всего-навсего один из этапов перехода к новому миропониманию без эксплуатации и частной собственности. Это не революция. Это предпосылки. И на уровне умозрительном они вполне очевидны. А раз они очевидны, то, естественно, есть силы, которые не заинтересованы в дальнейшей эволюции общества по пути прогресса и самосовершенствования. Иными словами, на лицо классический пример революционной ситуации, когда производственные силы сдерживают устаревшие производительные отношения.
Реальная политическая картина такова, что если мир откажется от потребления, то либо он вернется к своему первоначальному виду ,т.е. сословно-иерархическому, либо шагнет в новую перспективу. И если ни при одном варианте развития для капитализма не уготовано место, то первый вариант позволяет элитам сохранить и власть, и капитал, тогда как при втором, они теряют все.
Казалось бы, очень легко понять тех, кто борется с нашим советским прошлым, кто готов уничтожить даже память тех, людей, кто строил социалистическое общество простым идейным неприятием уничтожения частной собственности на средства производства. Они как капиталисты не приемлют социалистических идей и потому хотят о них забыть. Увы. В истории уже был великий период уничтожения предшествующей высокой культуры. И совершалось это уничтожение не ради утверждения новой истины, а ради превращения людей в духовных рабов и возможности их эксплуатации в новых экономических условиях.
На поздних этапах развития советское общество в культуре, в свободе личности, в грамотности и просвещенности не уступало западному. Более того, оно превосходило Запад, потому что было однородно социально и не имело довлеющего момента страха за будущее. Уничтожить такое общество прямой наводкой – трудная задача. Самый надежный способ уничтожения в данных условиях – это низведение населения в пропасть невежества, подсунув ему ложные ориентиры и ложные цели.
Так когда-то погибал Древний Античный Мир. Не знаю, в силу каких стратегических расчетов, в силу какого заговора или просто в силу стечения обстоятельств, христианство, появившееся как философская концепция вершины развития философской античной мысли, стало тем разрушающим началом, которое погребло под собой все знания, культуру и свободу античности.
Я не берусь судить те или иные поступки людей, их достоинства и недостатки, не берусь обсуждать кризис античности, как экономически завершившегося проекта, важно другое. Методы и способы уничтожения античного мира были абсолютно идентичны тем методам и способам, которые ведутся против нашей памяти, против достижений советского периода, самой идеи социализма.
В русский язык вошло слово «поганый» как синоним плохого, гадкого, того, от чего нужно избавится. Но ведь слово «поганый» - это русский вариант латинского слова поганус, которым обозначалось язычество. Вам ничего этот логический переворот не напоминает? Кто придумал слово «совок»? Разве не тот же ревнивый борец с прошлым, которым стали все христиане античного мира? «Совок» - это уничижение до полной аннигиляции, как ив случае с язычеством. Такой массовой бескомпромиссной борьбы с античностью, которую вели христиане, трудно найти в истории. Разве что уничтожение Карфагена и памяти о нем на основе ложных идеологических провокаций. (Миф о человеческих жертвоприношениях в Карфагене был использован римлянами как первый в истории идеологическая провокация, позднее позволившая испанцам уничтожить культуры майя и ацтеков.)
Но вернемся к христианизации Римской империи. То, что ее падению способствовали набеги готов и гуннов, не снимает вины с христианства. На тот момент почти все готские племена уже были христианами, арианского толка или иного, не суть важно. Язычество было их врагом и это главное.
Хочу заметить, что ни в коей мере я не даю оценку самому христианству и его последующей роли в мире. Я хочу только показать то, что дискредитация предшествующего периода возможна лишь при условии тотального идеологического уничтожения всего, что включало в себя прежнее общество, как вредного, лишенного традиций, истины и морали.
Древние империи сражались, гибли, соединялись в новые. Но никогда, ни в одной из них не запретили и тотально не уничтожили культуру завоеванного противника. Боги побежденных
входили в пантеон победителей. Жрецы свободно отправляли свои культы и развивали свои науки. И только христианский период явил собой полное неприятие предшествующего. Все знания, объекты культуры, традиции и даже быт язычников были подвергнуты тотальному уничтожению. Население низверглось в пропасть невежества, скотского прозябания и полного непонимания культуры. Христиане не проповедовали свое учение. Они силой навязывали его, уничтожая любые отголоски древних обычаев и знаний.
Должно было пройти почти тысяче лет, прежде чем не слишком замороченные идеологически арабы научили европейцев наукам и культуре некогда процветавших в античной империи.
И вот наше настоящее один в один повторяет ранние века христианства, когда античные философы подвергались поруганию, а знания их уничтожались. Сейчас в головах наших людей сложился определенный стереотип: все, что было при Советском Союзе – все плохо. Отсюда и такая жажда делать все как в Америке, отказываться от прививок, от детских книжек советских авторов, презирать врачей и учителей, которые только в период советской власти обрели значимость и авторитет. Примеры можно приводить до бесконечности, но главное остается стоять в полный рост: советское – значит совковое, нужно забыть и отказаться от этого наследия. И вот бывшие советские люди потянулись к гадалкам, к знахаркам, стали питаться пиццами и бургерами, стали высмеивать советский общепит, спорить, сколько приходилось стоять в очереди за колбасой. И пусть кто-то пытается доказать, что колбаса была качественная, и купить ее можно было всегда, что советские зарплаты соответствовали потребностям человека. Ничего не поможет. В раннехристианский период был один такой ревнитель старины – Юлиан. Но удержать сползание общества в пучину невежества ни он, ни кто- либо другой, уже не мог. Да, население стало христианским. Но выгод от этого оно имело очень мало, если совсем не имело. Народ из граждан свободного Рима превратился в быдло, и забота о нем поручена была одному Богу.
Через уничтожение памяти и правды о советском периоде наш народ втягивают в пучину того самого невежества, которое, несмотря на разграбленные богатства Рима и людей, имевших высокое образование, поглотило Европу. Здесь важно понимать, что упал уровень культуры всего простого населения, включая элиту. Народ перестал понимать и воспринимать культуру, науку, собственную значимость и потребности, погрузился во мрак суеверий, знахарства и страхов, стал верить в абсурдные знания и считать науку лживой, а ее открытия – фальсификацией. Более того, наш новый русский народ сейчас очень целеустремленно тянется к Богу. Но что это за тяга! Разве можно было предположить когда-то, что вместо знаний о русской церковной архитектуре, о церковной музыке и живописи, вместо понимания евангельских текстов, народ в упоении побежит прикладываться к башмачкам, гвоздям, кусочкам ткани, окунаться в прорубь на Крещение и стоять со свечкой на Пасху. Что это как не элементы одичания и полного непонимания происходящего? Неужели не было не всеобщей грамотности, ни высокой культуры прошлого века, чтобы так примитивно воспринять то, что должно пониматься на уровне духа.
Теперь вернемся в Европу. Я долго не могла понять причины, по которым так интенсивно стали засылаться в Европу толпы иммигрантов с Ближнего Востока. Уровень жизни там никогда не был особенно низким.(Иран и Пакистан – это не Ближний Восток) Ни с какой Африкой богатый Ближний Восток сравнить нельзя, ни по уровню жизни, ни по грамотности населения. Почему же вдруг этот регион подвергся опустошительным войнам и хаосу, который ни завтра, ни послезавтра, даже с окончанием войны не исчезнет? И нефть здесь абсолютно ни при чем, потому что нефть можно купить, можно разведать на корпоративной основе, потому что нефть – это товар, а товар всегда можно получить при умелом ведении дел. И война здесь не нужна. Совершенно очевидно, что мирное развитие этого региона сравняло бы его в культурном и просветительском отношении с Европой. Но мирного развития ему не дали как раз в тот момент, когда традиционное общество стало подвергаться эрозии под действием развития технологического и научного потенциала стран. Ведь война и разорение коснулось только стран, где были светские режимы, способные обеспечить своим народам устойчивое развитие. Традиционалисты-арабы стали массово перебираться в Европу и перемещение это очень напоминает инвазии готов и гуннов в первые века новой эры. Будучи чуждыми европейской традиции и имея иную веру, чем европейцы, народы третьего мира вполне могут в недалеком будущем сыграть ту же роль в разрушении высокой античной культуры или высокого советского периода, какую сыграли христиане и новые русские у нас.
Некоторые скажут, что и Европа, и Россия и раньше подвергались страшным периодам разорения и смуты. Так было в период Французской буржуазной революции. Так было в период Великой Октябрьской революции у нас. И тем не менее они не деградировали. Но дело в том, что это были именно революции: новый класс выходил на арену политической жизни и нес с собой необходимые для прогресса преобразования. Падение же Римской цивилизации под ударами христианства, как и разрушение Советского Союза, никакими революциями не являлись. Это были этапы на пути упрочения пошатнувшейся эксплуатации населения элитами. Объективно внедрение новой идеологии столь жесткими методами как уничтожение памятников архитектуры, науки и культуры, хоть и страшно, но не смертельно. Другое дело причина, по которой проводится культурный геноцид. И здесь христиане выступили вполне конкретно: сделать народ пригодным к эксплуатации. Слишком грамотное и просвещенное население нужно было загнать в рамки покорности и смирения, тем более , что элита накопив огромные богатства, использовала их только на собственную роскошь. Просвещенный народ может и восстать, поэтому нужно опустить его самооценку на уровень скота, чтобы в новых условиях осуществлять прежнюю власть элиты. У нас это удалось, и если не все еще расстались с памятью о Советском Союзе, то дети этих борцов уже точно будут считать советское «совковым», как христиане язычников -погаными.
Подобная ситуация наблюдается сейчас во всем капиталистическом мире. Концентрация капитала в руках единиц достигла невиданных масштабов. Роскошь элиты поражает воображение не столько богатством, сколько бездарно растраченными ресурсами. И грамотное, просвещенное население не может не видеть этих страшных диспропорций в развитии общества. Снова пришла пора тряхнуть культурное человечество, опустив его в пучину невежества и смирения.
Если мусульмане Ближнего Востока, освоившись в Европе, начнут проповедовать свои традиционные ценности и с презрением относиться к европейской толерантной культуре, то можно считать, что золотого миллиарда больше не останется на планете. Не случайно властями навязываются обществу спорные в отношении нравственности, свободы и просто рационализма понятия, как устранение слов гендерного значения, ювенальная юстиция, запрет на этно-исторические названия народов и объектов. Эти два элемента: намеренное доведение гражданского общества до абсурда действиями властей, и наличие чуждого в культурном и традиционном плане населения, провоцируемого на протест, способны лишить население Европы его главного богатства-просвещения и культуры. Европу ждет та же интеллектуальная деградация, которая постигла нас. Возврат к традициям вопреки здравому смыслу и нежелание вникать в суть той или иной духовно-нравственной проблемы всегда ведет к понижению духовных запросов в обществе, к невежеству массового порядка, к забвению культурных и эстетических норм.
Возврат к традиционному обществу явится возрождением сословно-теократического общества и никакой эволюции человечества в самосовершенствовании и прогрессе не произойдет. Частная собственность на средства производства не химера. Это проклятие человечества, загнанного ею в тупик несвободы, неравенства и застоя. Она делит человечество на скот и паразитов, готовых скорее уничтожить весь мир, чем отдать право жить в роскоши за счет своего ближнего. От начала веков проблема богатства стояла во главе угла. Но если на ранних этапах концентрация собственности в одних руках как-то могла быть оправдана, то по мере развития цивилизации в научно-техническом плане частная собственность на средства производства стала абсолютным злом. Тот скачок, который готово совершить человечество в эволюционном плане, тормозится страхом элиты потерять свои богатства и власть. Огромные средства тратятся не на развитие науки, не на совершенствование духовно-нравственной и материальной среды обитания человека, а на производство потребительских товаров, которые дают прибыль, но истощают природные ресурсы, сдерживаются исследования, развязываются войны и все только для того, чтобы сохранить за собой право быть паразитом. В период существования Советского Союза капиталисты пошли на великие жертвы ради сохранения власти и собственности. Они готовы были жертвовать прибыль государству (Швеция), создавать хорошие условия жизни рабочим, предоставлять возможность учиться и развивать науку. Это были вынужденные жертвы, а не осознание смысла бытия. С окончанием эпохи социализма закончился и капиталистический альтруизм. И боюсь, в настоящий момент нет в мире сил, способных удержать человечество от цивилизационного краха, который готовится элитой ради сохранения собственной власти и богатств. А ведь культурная Европа стоит очень близко к шагу в новое, более совершенное будущее.
Tags: традиции, христианство
Subscribe

  • (no subject)

    Кудрин назвал пути снижения бедности в России По словам главы Счетной палаты Алексея Кудрина, адресная помощь нуждающимся семьям позволит…

  • Ждем ответов конспирологов или богословов

    И снова ковид. Глава Роспотребнадзора Анна Попова сообщила о росте скорости мутации коронавируса. По ее словам, год назад…

  • Как уничтожить историю, не переписывая ее целиком.

    «Ликвидируя топоним, ответчик фактически воплощает идеи украинских неонацистских идеологов». В противостоянии РПЦ МП жители Петербурга обращаются…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments