ansari75

Categories:

Ко дню Народного единства

Жертва, она же палач, — скзал Станислав Белковский и сделал вывод:

«Попытки отделить агнцев от козлищ среди сотен тысяч жертв политического террора заведут лишь в еще более безнадежный тупик. Путь к свету — это покаяние. Потому что страшное прошлое принадлежит всем нам»

А как со страшным настоящим? Никто покаяться за 90-годы не хочет? Вроде бы покаяние приносят только когда сами хотят в рай попасть. Вроде бы  рай это нечто умозрительное и от надежда на него настоящее не улучшится.

А вот прирнесение в жертву миллионов советских граждан в перестройку , это как? Это Богом не зачтется? 

Отобрать жизнь, будущее, надежды, убить безысходностью, нищетой и унижением, это как? Это не достойно покаяния? Или Белковский хочет сказать, что у нас так плохо, потому что кто-то когда-то расстрелял царскую семью или совершил революцию? Тогда все вопросы к Англии и Франции. Они начинали. Они казнили своих королей. Они уничтожали немилосердно то католиков, то протестантов, индепендентов, гугенотов, катаров и защитников Парижской Коммуны. 

Но почему-то Бог простил им все их злодеяния. Видимо, ему очень импонирует частная собственность, эксплуатация наемного труда, бедность и богатство разделенные непроходимой стеной децильного коэффециента, а вот всенароднуюсобственность, свободу совести и интернационализм Бог простить простому народу ну никак не может. Народ должен только каяться. 

И представьте себе, по примеру нацистской Германии. Нашли, наконец прецедент сравнить братство народов с расовой теорией. Отлично работаете, ребята. Это по какому же принципу российский народ приравнивать к фашистам? В Германии вроде бы не было никакого народного покаяния. Канцлер и президент  принесли извенения перед странами, участницами войны и выплатило компенсации жертвам Холокоста.

А перед кем каяться всему народу? Белковский объявляет: перед самими собой и перед Богом. 

Перед самими собой это как? Дать дорогу Мемориалу и заткнуться в поисках правды? Сделать труды Солженицына настольными книгами?

А перед Богом, это как? На площади, в соборе, на утренних и вечерних молитвах, читая списки, составленные мемориалом? 

А атеисты?

Бред, безумныцйгорячечный бред строителей нового общества, загнавших самих себя в ловушку саморазрушения и дестабилизации. 

Что будет после покаяния? «Все братия, радостию обымем друг друга и не навидящим нас простим вся »...

Но что-то не хочется лобызаться с такими как Белковский, монархистами, мемориальцами и прочими, трясущимися от страха видя скорое возмездие, разрушителями моей родины.

Они так уцепились за идею покаяния, что нет для них больше тем, которыми они могли бы зомбировать население, уверяя его в скорой манне с небес от любящего Бога.

Александр Тимофеев, политолог говорит:

  «Нельзя каяться за свою историю, тем более, перед чужими народами. Свою историю надо принимать такой, какая она есть, гордиться ее героическими страницами и делать выводы из печальных событий. Но извиняться за то, что это наша история - абсурд! Это все равно, что плевать в собственную историю. Если покаяние - осознание своих грехов перед Богом, то оно не должно быть публичным, это - исповедь. Когда же идет речь о публичном действе, то оно равно самоуничижению.»


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic