ansari75

Category:

Есть ли вера в Бога у нынешних его служителей ?

Недавно телеканал «Спас», чтобы заинтересовать зрителя, устроил беседу Валерии Германики Гай с Владимиром Легойдой, председателем Синодального отдела  по делам взаимодействия церкви и общества.

Легойда: Церковь - это не паркетные новости и не скандалы

Что интересного могут устроить на православном канале две такие личности? Естественно, провокацию и если можно считать все подобные беседы методом  соединения веры и религии, то метод  этот весьма и весьма сомнителен.

О чем шла речь? О насущном и необходимом,  о том, почему  семинаристы берут  в жены только невинных девушек и не женятся на покинутых, разведенных и отягощенных грузом детей и безденежья?

Тема удивительна не столько появлением ее на православном канале, сколько абсолютно безнадежно профанской. Там, где ответ заключался бы в двух словах, развели долгую и нудную дискуссию. 

Вот что сказал Христос:

«А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует.»

Прелюбодеяние – один из грехов, совершать который верующим запретил Господь еще в десяти заповедях, данных им Моисею.

Не      прелюбодействуй.

Бог не запрещает любить, Он есть Сам Любовь, однако Он требует целомудрия.

Ведь по логике апостолов, да и самого Христа церковь – институт надмирный. Невозможно уподобить церковную жизнь обыденной, мирской, потому что задача ее не устройство общества  наилучшим образом в этом мире, а очищение личности от грехов для жизни вечной. Церковь –  это духовная экклесия, собрание верующих и высшая духовная власть, а значит принцип ее служения – это давать образец для подражания всем верующим с  правом открывать путь в горний мир покаявшимся грешникам.

Священник может помогать всем покинутым женщинам,  поддерживать духовно и материально, но жениться на разведенной значит противоречить словам Христа.  

Есть обычаи, есть традиции и есть законы. Если обычай и традицию можно изменить, то закон – нет. 

Может быть, требование чистоты от невесты семинариста и является до некоторой степени традицией, но для церкви это  – закон, и вызван он отнюдь не патриархальными нравами.

Мф. 19:5,6 «И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает».

О значении слов будут два одною плотью святитель Григорий Богослов пишет: «Связанные узами супружества заменяют друг другу и ноги, и руки, и слух. Супружество и малосильного делает вдвое сильным,  доставляет великую радость. Общие заботы облегчают скорби. Общие радости для них восхитительнее. Для единодушных супругов богатство приятнее, а скудость переносится легче. У них одно питие из домашнего источника, из которого не вкушают посторонние. Составляя одну плоть, они имеют и одну душу»[1]. Святитель Иоанн Златоуст христианскую семью называет малой церковью. Он говорит, что муж и жена подобны рукам и глазам. Когда рукам больно, то плачут глаза. Когда глаза плачут – руки утирают слёзы.

Отсюда можно понять и смысл предупреждения: что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Распад семьи - это разрыв живого организма на части (отец, мать, дети). Поэтому издревле во всех народах брак рассматривался как дело священное и его разрыв осуждался».

Если человек понимает Евангелие и знает, что есть  церковь в своей сути, то он не задаст подобного вопроса о чистоте брака.

И тем не менее, тема эта была поднята и обсуждалась всерьез.

Причина подобных дискуссий и обсуждений, как и обсуждения богатства священнослужителей и их поведения, итогом которых становится утверждение того, что Бог и его служители имею право на роскошь, в том, что возвращенная в политическую и идеологическую жизнь общества православная церковь, на самом деле не является институтом только религиозным.  

Ведь ни одна телевизионная дискуссия, ни одно ток-шоу не организуются просто так, для философских посиделок. Кроме подогревания интереса к ТВ есть еще и актуальные для власти темы и роль церкви с ее новым образом действий, одна из них.

Дискуссия Легойды с Валерией Германикой Гай – это не разъяснение церковных канонов. Это вопросы, которые ставит само духовенство, не желающее быть образцом и учителем, а желающее свободной и благополучной жизни здесь и сейчас. Это они ставят вопросы о том, почему им нельзя разводиться и заключать повторный брак? В чем здесь нарушение церковных канонов?

И вопросы, к сожалению, лишь следствие практики, когда священнослужителей пытаются обличить в нарушении канонов.

 Поищите по приходам, и вы обязательно найдете священников, которые бросили своих венчанных матушек и женились повторно. Кого-то отправили за это за штат. Кто-то умело скрыл свой развод, сменив приход. А кто-то для вида развелся уже со второй женой и снова стал служить в церкви.

Да, есть и такие слуги Божьи. Развелся с венчанной матушкой, женился второй раз и спокойно служит на приходе. Но нет ничего тайного, чтобы не стало явным. Церковный суд отправил его в запрет на три года. Через три года он развелся уже со второй женой,  чисто формально, для вида, и снова был принят в клир, правда, другой епархии.

Отличная многоходовка.  

Зачем церковь говорит о Христе, зачем читает проповеди и пропагандирует  учение Христа, зачем  требует исполнение канонов от прихожан, если сама давно уже перестала считаться и с собственными канонами, и с Христом, и с его заповедями.

Ведь дело не просто в нарушении канонов и заповедей. Дело в том, что они больше никому не кажутся необходимыми для достижения Царствия Божия, в которое никто уже не верит всерьез. Иными словами, «Бог не выдаст, свинья не съест». И вообще, есть ли Бог, который говорил: «Мне отмщение и Аз воздам»? Ведь по большому счету, никому Он не отмщает и не печется о том, чтобы Его слушали, а уж тем более, не карает своих служителей, давно потерявших грань между долгом и желанием. 

Сбил человека на машине? Пролил кровь? Ничего страшного. Кровь на священнике теперь бытовой случай.

Дважды разведенный  служит Богу у алтаря? Так ведь второй брак – гражданский, это все равно, что прелюбодеяние. Покаялся и нет больше греха. Очень удобно. Женись хоть десять раз, а потом разводись, все равно гражданский брак у государства – это не брак для церкви, а только извиняемый грех. А оставшиеся у разведенной  дети – это же незаконные как бы, приблудные. За них и отвечать не нужно.

Что же мирянин получит от церкви, где ее служители давно уже не боятся Бога и не выполняют Его заповедей? Новая церковь? Свободная от предрассудков и устаревших канонов? Хозяйственная корпорация? Идеологический отдел новой капиталистической власти?

На Германику Гай и Легойду можно было бы не обращать особого внимания. Мало ли какой проект  запускает эта Германика для привлечения внимания к собственной персоне. Но вот попалась еще одна заметка с мнением как бы православного человека:

«Посмотрел большую встречу митрополита Тихона (Шевкунова) в Псковском университете. Как говорят, будущего патриарха.

Если патриарх Кирилл первый патриарх с советским воспитанием, то Тихон — с постсоветским.

В Тихоне, действительно, нет уже никакой набожности. Он этого и не скрывает, на встрече так прямо и сказал: «Я бюрократ и управленец» (на видео на 1 час 02 минуты).

Тихон говорит, что он приверженец теории и практики «Бей своих, чтобы чужие боялись». Он нормально относится к успеху и карьере, хвалит «Газпром» и Миллера, которые помогают в его проектах. Из ближайших проектов — заводить театры, проводить карнавалы, снимать много кино и издавать книги. Храмы и монастыри он называет «памятники». Он не произносит нравоучения, зато загорается при рассказе о стройках, больших проектах.

Последняя инициатива Тихона — переименовать почти все аэропорты в России. В частности, он пробивает переименование аэропорта Шереметьево в «Достоевский».

Язык у него тоже постсоветский, такого типичного городского интеллигента, сочетающийся ещё и с развязностью. Если снять с него рясу, то никогда не подумаешь, что это высокопоставленный священник. При этом молодо выглядит для своих 60 лет, очень живой.
Хорошо понимаешь, что при нём РПЦ станет просто большим хозяйственным холдингом.

«ТОЛКОВАТЕЛЬ«

А теперь вопрос: если у митрополита нет набожности, если церковь – это хозяйственный холдинг, то почему эта светская организация позиционирует себя как служительница Бога и какой интерес в ней для простого  люда?

Ведь олигархи у нас тоже великие мастера по созданию хозяйственных холдингов. Правда, прибыль, получаемая этими холдингами,  как-то очень слабо способствует росту благосостояния народа. Она  увеличивается и вообще существует  для повышения рейтинга этих самых олигархов в борьбе за первые места в списках Форбс.

А церковь? Ее благосостояние – это  благосостояние самого духовенства и  строительство новых храмов. Чем она отличается от любой светской структуры?

Пока были образцы нравственности, благочиния и святости, можно было верить, что роль ее спасительна. Но, видимо, для постсоветского православного клира благочестие церковное – бремена неудобоносимые.

Вот и приходится констатировать тот факт, что от социально-экономической системы зависит даже вера в Бога, святость и сама церковь.

Пока в России была социалистическая система, церковь и ее клир во-первых не имели возможности обогащаться сверх меры, а во-вторых , само их существование зависело от веры прихожан, а вера – от образа жизни и поведения клира. Вот и существовала церковь на советском пространстве в рамках благочестия, скромности, приветливой снисходительности и, конечно, сохранения культурных традиций православных эпох. Прихожане находили взаимопонимание и образцы благочестия. Интеллигенция – образцы музыкальной, изобразительной и архитектурной ценности, умиляясь почитанием старины и традиций.

Но вот пришел капитализм. И слабые духом, но сильные умением приспосабливаться духовные особы сделались и капиталистами, и гедонистами, и политиками, и  стяжателями. Только об одном они забыли : о страхе Божьем как и о самом Боге. Вот и возникает вопрос: а что же такое церковь и зачем она.

Вместо того, чтобы благодарить Советскую власть за то, что она удержала многих церковников от грехопадения, от потери веры и нравственных устоев, сохранила саму церковь материально и духовно, как религиозную структуру, нынешние православные пишут иконы, отправляя в ад Маркса, Ленина, Сталина. 

Ничего удивительного. Не с собственными же грехами им бороться. Не иерархов обвинять в мздоимстве, симонии и безбожии. Уж лучше играть на давно расстроенных инструментах антисоветской ненависти. Авось никто не заметит, что »король-то голый«


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic