ansari75

Categories:

Вселенский патриарх и вера.

Человек существо очень противоречивое. С одной стороны физиология и инстинкты, с другой – разум и эмоциональная сфера, диктующая ему альтруизм вместо эгоизма и веру в высшее начало вместо циничного нигилизма.

Именно вера и есть отчасти отражение глубин человеческого самопознания. Наука или знания не есть вера, хотя очень часто всякие религиозные деятели пытаются сказать, доказывая объективность бытия Божия, что наука – это тоже вера. Разум не может быть верой, как не может быть верой физиология и связанные с ней инстинкты.

Вера – это потребность человека оправдать собственное бытие и найти бессмертие если не своей физической личности, то хотя бы своей духовной деятельности. И в этом отношении вера коммунистов и атеистов в высшее предназначение человека , в его труд и творческие возможности гораздо более возвышена и отвечает реальности в большей степени, чем вера в любого Бога.

«Все остается людям» назывался когда-то советский фильм. Там как раз и изложен этот взгляд на мир. И пока наша страна была Советской социалистической, она осуществляла этот принцип веры.

Вера в бога или богов по сути есть искаженное переосмысление того же принципа: труд ради блага ближнего, цель в совершенствовании бытия через духовное самопознание.  Это все тот же принцип:  «Все остается людям» только через Бога и высшие силы.

И вот этот- то непременный атрибут человеческой сущности, ее разума и воли, система, утвердившая право на богатство одних и бедность других стала эксплуатировать через религию.

Ведь религия – это далеко не вера. Религия – это институт по связи с Богом, богами и их сверхъестественными силами. Это институт, то есть учреждение по эксплуатации веры человека. Не стоит это забывать и не стоит считать какую-то религию правильной и нужной, а другую отрицать. Суть этого института – поддерживать в массах страх и послушание ради будущего. Но будущего не для всех и не на земле, а для каждого и не на земле, а в неведомых райских кущах вне бытия.

И как любой публичный институт религия должна была, во-первых создавать материальную основу для веры в виде храмов и жертвоприношений, а во вторых являть перед народом зрелище, красивое благостное, устрашающее или величественное. Религия должна была карать и запрещать от имени Бога все, что шло в разрез с интересами власти.

Без храмов и зрелищ не существует ни одной религии. Храмы и службы – это дары людей неведомым богам. Смысл существования людей и государств – служение богам. Накопление материальных ценностей и духовных, творческих стремлений – это дары людей богам.

Древний Шумер
Древний Египет
Древний Рим
Католическая Испания
Испания
Россия

Очень удобная система. Боги должны были бы вечно награждать человечество за такие великие жертвы. Но, увы, боги к этой системе не имели никакого отношения. Зато власти по достоинству оценивали роль религии и всегда поддерживали ее во всех ее проявлениях.

Шло время. Менялись формы поклонения богам, потом единому Богу, но суть осталась неизменной – религия была и осталась институтом по управлению людьми в интересах власти.

И как в любой системе, отражающей социально-экономическое устройство общества, в религии копились противоречия и прежде всего, касались они материальной выгоды. 

Обилие языческих храмов, обязанность каждого военачальника строить храм, приносить жертвы, -все это , конечно, утомляло. Но и идейная составляющая изменилась во времени. Имперские амбиции требовали  единого Бога, а не только единого императора.

Итак, Бог стал единым. Но от этого человеческое мировосприятие не только не изменилось, но еще и наполнилось непосильным бременем единообразия  для слишком несхожих личностных интересов. 

Человеческая личность сама по себе противоречива. Интересы одних групп не совпадают с интересами других групп. Многобожие или разнообразие религиозных представлений – это непременное условие развитие духовной сферы человечества.

Утвердив единобожие, религия не могла сделать этот институт унифицированным во всем. Так внутри монотеизма родились  различные церкви, соответствующие традиционному характеру того или иного народа. 

Но одно дело иметь много богов, и совсем другое – иметь разные представления и особенности поклонения одному богу. Это как различные государства, интересы которых будут не совпадать. 

Так и получилось. Борьба за утверждение именно своего способа поклонения Богу заняла всю историю человечества.

В 20-м веке казалось, что человек наконец-то осознал, осознал, что есть религия, и что есть вера часто совсем несхожие между собой.  Религия – это способ управления народом, а вера – это творческий и духовный потенциал человека, трудящегося и живущего ради всеобщего блага. Отказ от религиозного мировоззрения освободила и веру человека в будущее. 

Но жизнь с верой в то, что «все остается людям» требовала и иного отношения к собственности. 

К сожалению, собственность оказалась сильнее всех доводов разума. И вот в 21 веке, когда казалось бы человек обрел духовную свободу, частная собственность на средства производства решила укрепить себя возвратом к религии. 

Человечество совершенствуется, но только в умении извлекать собственную выгоду и укреплять власть капитала. 

Когда-то, на рубеже перестройки в религиозных кругах стал утверждаться консерватизм и ненависть к коммунистическим идеям. Но когда угроза коммунизма, с развалом социалистического лагеря, исчезла, церкви приняли либеральную позицию, вплоть до разрешения однополых браков и возведения в епископский сан женщин. Где уж тут до соблюдения канонов. Время требует перемен.

Ни вера, ни каноны не мешали конфессиям менять мировоззрение, нарушать эти каноны и воспитывать фанатиков и распространять суеверия.

В России после уничтожения советской идеологии властям остался один путь: вернуть религию. Да, вернуть религию, но не веру. Вера в Бога сохранилась лишь там, где сохранился традиционный образ жизни и то, сохранилась она как давно привычный образ жизни без осмысления и переживания.

Но там, где традиция была уничтожена, вернуть веру можно только двумя способами: либо силой, либо фанатизмом, когда принадлежность к той или иной конфессии признается как собственная исключительность. Но в любом случае возврат религии в общество, которое живет свободой разума, будет связан с конъюнктурой, расчетом и деньгами.

Такое возрожденное православие мы и получили.

Не хочется даже обсуждать тему Украинской Автокефалии, выхода РПЦ МП из литургического общения с вселенским патриархом, ангажированность и полную зависимость патриарха Варсонофия от власти капитала.

Удивляет только то, как быстро и легко весь российский православный мир разделился на противоборствующие группировки, как  умные честные люди всерьез разбирают этот конфликт, хотя он абсолютно прозрачен и кроме политических распрей, не имеет ничего в своей сути.

Обсуждать по большому счету совершенно нечего. Отколовшийся кусок российского православия вдруг объявляет себя уникальным и независимым. На каком основании? Да все на том же, на котором РПЦЗ все никак не может смириться с Декларацией митрополита Сергия (Страгородского)  и лишь потому, что он объявил о лояльности церкви к Советской власти. Иными словами, антикоммунизм и антисоветизм, но в новой упаковке.

Куда бы мы ни обратили взор, сквозь цинизм борьбы за прибыль и выгоду, неизменно выступает животная ненависть к идеологии и учению,  которые четко объявляют о том, что частная собственность – это кража и мошенническое присвоение частным порядком народного достояния. 

Борьба за автокефалию Украинской церкви на первый взгляд борьба за церковь и веру, а на самом деле борьба за разобщение единого славянского народа в надежде, что братья, ставшие вдруг врагами, не смогут объединиться в борьбе за права народа.

Нынешние политические церковные игры должны убедить каждого здравомыслящего человека, что никакой веры и истины в религиях нет и не может быть. Религиозные конфессии – это способ управлять народами в интересах той или иной власти.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic